ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Замок из стекла
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Инферно
Пропащие души
Черный вдовец

— Верховный канцлер, имею честь представить вам госпожу Феалу Вандрон из сектора Сенекс.

Захваченный врасплох, Валорум немного смутился.

— Госпожа Вандрон, — произнес он без выражения, почтительно наклонив голову.

— Может, вам будет интересно узнать, верховный канцлер, что ситуация с заложниками на Асмеру была, с позволения сказать, разрешена.

— Асмеру? — переспросил Таркин. Валорум уже взял себя в руки.

— Республика направила мирную делегацию приставов и джедаев на переговоры с агентами «Невидимого фронта», которые разместили там свою базу.

Таркин недоверчиво покосился на него.

— Для переговоров? Или для противодействия?

— Как вам будет угодно.

Лицо Таркина осенило понимание.

— Так вот почему несколько приставов и джедаев были отозваны с Эриаду. Ну, в любом случае это означает, что наши политические взгляды не так уж несхожи, верховный канцлер.

— Сразу после покушения верховный канцлер предпринимает прямые Действия в не принадлежащих Республике областях, — проговорила госпожа Вандрон, обращаясь исключительно к Таркину. — Его готовность отправиться в рискованное путешествие достойна всяческих похвал.

Валорум ответил на этот сомнительный комплимент с аристократическим спокойствием.

— Остается только заверить вас, мадам и господин заместитель губернатора Таркин, что Корускант в хороших руках.

***

Хотя Валорум даже на Корусканте никогда не пользовался всеобщей поддержкой, его отсутствие тем не менее чувствовалось. Особенно в правительственном квартале. В воздухе запахло неприятностями.

Пока на Эриаду шла конференция, члены Галактического сената позволили себе расслабиться. Но были среди них и несколько особо старательных, которые по-прежнему продолжали являться в свои офисы в здании Сената, пользуясь возможностью спокойно поработать.

Одним из таких упорных сенаторов был Бэйл Органа.

Все утро он провел, разрабатывая законопроект, который разрешил бы торговые противоречия между его родным Алдерааном и соседней Делайей. Прервавшись, на обед, он мечтал только о стаканчике гизер-эля в своем любимом ресторане неподалеку от здания суда. Но его мечтам не суждено было осуществиться — политическая жизнь Республики внесла свои коррективы, явившись к нему в неприятном лице сенатора Орна Фри Таа, который перехватил его в одном из самых многолюдных коридоров.

Тучный синекожий тви'лекк перемещался на персональных грависанях. Своими силами ему с гравитацией было не справиться.

— Ничего, если я немного проедусь рядом с вами, сенатор Органа? — спросил он.

Органа неопределенно кивнул.

— В чем дело? — спросил он, не скрывая раздражения.

— Если без обиняков, дело в том, что ко мне попали весьма любопытные данные. Я хотел представить их вниманию сенатора Палпатина, но он сказал, что, возможно, мне стоит поговорить с вами как с председателем комитета внутренних расследований.

В голове алдераанца уже сложилась простая и четкая формула вежливого указания адреса, по которому следовало бы обратиться со своими любопытными делами некоторым тви'леккам, но в последний момент обязательность взяла верх, он вздохнул и покорился судьбе и Таа.

— Продолжайте, сенатор.

Толстые головные щупальца Таа хищно дрогнули в предвкушении.

— Как вам известно, — не спеша, смакуя каждое слово, начал он, — не так давно я был включен в состав комитета по бюджетной политике. И в этом качестве я проводил глубокие изыскания на предмет прецедентов и соответствия существующему законодательству последнего законопроекта верховного канцлера Валорума о введении налогообложения в свободных торговых зонах, — тви'лекк остановился, отдышался после столь замысловатого захода и продолжил: — Совершенно Очевидно, что введение налогов будет иметь ряд непредсказуемых последствий и побочных эффектов, но мы надеемся воспрепятствовать коррупции, предполагая, что законопроект, скорее всего, пройдет экспертизу Сената.

— Конечно-конечно, — пробормотал Органа. — Воспрепятствуете.

На Таа его сарказм не произвел никакого впечатления.

— Верховный канцлер заявил о своем желании, чтобы определенный процент доходов, полученных в результате налогообложения торговых путей, — то есть, по сути дела, налогов, взимаемых с Торговой Федерации, — был направлен на социальное и технологическое развитие Провинции и Внешних территорий, которые могут почувствовать на себе отрицательное влияние введения налогов.

Интересно, долго он наизусть эту речь заучивал? мельком удивился Органа. По опыту он знал, что остановить Таа или заставить его отказаться от преамбул решительно никому не под силу.

А Таа между тем снова отдышался и продолжил выступление:

— Однако здесь перед нами встает дилемма. Если предложение верховного канцлера будет ратифицировано и Торговой Федерации придется отказаться от части своего влияния на космических дорогах, то многие меньшие транспортные корпорации начнут получать прибыль — не только за счет изменений на рынке услуг, но и из тех средств, которые будут направлены на развитие отдаленных миров.

Органа позволил себе выразить недоумение.

— Простите, но я не очень хорошо улавливаю, в чем здесь дилемма.

Таа это только еще более воодушевило.

— Ну тогда позвольте мне проиллюстрировать этот момент на конкретном примере. Возьмем базу данных комитета по бюджетной политике и проведем по ней поиск корпорации Внешних территорий, которые в результате ратификации предложения верховного канцлера получат дополнительную прибыль из бюджетных средств, а потом проведем аналогичный поиск по базе комитета по ассигнованиям, в котором я тоже имею честь состоять. Сравнивая результаты поиска, мы видим, что из многих тысяч корпораций выделяется только один концерн: транспортный концерн на Эриаду, который получил неожиданное и, с позволения сказать, существенное финансовое вливание, — торжествующе закончил Таа.

— Это меня не удивляет, — пожал плечами Органа. — Инвесторы с их чутьем на наживу провели те же изыскания, что и вы, с той только разницей, что их интересовали возможности выгодного вложения капитала, а не политические последствия введения налогов.

— Точно, — радостно согласился Таа. — Финансовые спекуляции. Но дилемма в том, что концерн принадлежит родственникам верховного канцлера Валорума.

Бэйл встал как вкопанный. Таа, похоже, предвидел такую реакцию, поскольку успел затормозить. Он замахал на алдераанца своими толстыми лапками.

— Позвольте мне объяснить, что я вовсе не предполагаю нечистоплотности в делах со стороны верховного канцлера. Я уверен, он осведомлен, что, согласно пункту 435, подпункту 1759 Свода Поправок и Уточнений, всякий, кто имеет доступ к эксклюзивной информации о готовящихся законопроектах или строительных контрактах, должен воздерживаться от получения прибыли за счет подобных сведений, полученной в результате финансовых вложений или еще каким-либо способом.

Органа прищурился.

— Хорошо, вы не предполагаете этого. Но у вас определенно есть другая версия.

Таа скромно покачал головой.

— Я просто нахожу довольно любопытным, что верховный канцлер не известил Сенат о таком кажущемся совпадении интересов. Я уверен, дилемма исчезнет, как только мы определим происхождение вложений и подтвердим, что между инвесторами и верховным канцлером Валорумом нет никакой связи,

— Вам удалось что-нибудь выяснить об этом? — спросил Органа.

— Тут есть еще одно загадочное обстоятельство, — сказал Таа. — Чем дальше я забирался в поисках источника инвестиций, тем больше тупиков встречалось на моем пути. Выглядело это так, словно кто-то определенно не хотел, чтобы стало известно, откуда или от кого исходили финансовые вложения. Мои неудачи частично объясняются тем, что у меня нет допуска к необходимым финансовым базам. Такого рода допуск есть у тех, кто занимает высокое положение в иерархии. Например, у кого-то вроде вас.

42
{"b":"18168","o":1}