ЛитМир - Электронная Библиотека

— Считаю необходимым напомнить высочайшему собранию, что оборонительным силам Оброа-Скай было придано оперативное соединение, — утверждал Шинев, — и что все в пределах разумного было сделано для того, чтобы обезопасить этот мир.

Бел-дар-Нолек повернулся к голограмме Шинева:

— Две переоборудованные оборонительные платформы «голан» и пару древних военных кораблей с трудом можно назвать оперативным соединением, сенатор.

— Это было все, что мы могли себе позволить, директор, — прорычал из своего кресла на трибуне Глава Новой Республики ботан по имени Борек Фей'лиа. Его фиолетовые глаза сверкнули. — Более того, я нахожу подобные обвинения достойными порицания в свете непредсказуемости перемещений противника и его стратегии, не поддающейся законам логики.

Бел-дар-Нолек в примирительном жесте развел руками.

— Президент Фей'лиа, я лишь пытаюсь предотвратить подобные оплошности в будущем. Одно дело — не обращать внимания на просьбы о помощи от каких-нибудь миров Внешних территорий, и совсем другое — позволить попасть в руки врага такой значимой планете, как Оброа-Скай…

— Я протестую против столь вульгарных шовинистских настроений! — вмешался сенатор с Агамара. — По какому праву Оброа-Скай рисует себя пупом вселенной?

Бел-дар-Нолек бросил сердитый взгляд на агамарца и продолжил свою тираду уже в гораздо более резком тоне:

— Верность Оброа-Скай делу сохранения культурного многообразия Галактики ставит ее на несколько ступеней выше других миров. Я требую, чтобы хоть что-то было предпринято для спасения сохранившихся исторических документов, пока не стало слишком поздно.

— Секретарь Кумас, — низкий, сладкозвучный женский голос прозвенел над залом. — Я прошу слова.

Кумас расправил крылья.

— Слово предоставляется сенатору Вики Шеш с Куата.

Шеш, стройная и привлекательная женщина неопределенного возраста, поднялась со своего кресла на балконе, рассыпав по плечам свои черные локоны. Будучи относительным новичком в политике, она достаточно быстро успела заработать себе имя в качестве умелою дельца, способного проворачивать сделки таким образом, чтобы все стороны оставались довольными. Пресса мгновенно стала проявлять к ней интерес, сделав ее героем бесконечного числа сюжетов, а ее лицо стало почти таким же узнаваемым, как и физиономия главы государства Фей'лиа.

— По вопросу сохранения информации, директор, я так поняла, что грузы с наиболее ценными историческими документами были перенаправлены в филиал Института на Корусканте еще в преддверии вторжения на Оброа-Скай. Или меня ввели в заблуждение?

— Только малая толика того, что мы надеялись спасти, — нелицеприятно отозвался бел-дар-Нолек.

Шеш сдвинула свои аккуратные брови и кивнула, умудрившись сочетать в своем жесте одновременно уравновешенность и кичливость.

— Простите мне мои слова, но прошлое меня заботит гораздо меньше, чем будущее. Хотя потеря Оброа-Скай — это действительно серьезный удар по стабильности Новой Республики, наши вооруженные силы сейчас находятся не в том положении, чтобы разбрасываться кораблями ради отвоевывания одной планеты, в то время как наши войска и так слишком рассредоточены на обороне множества других. Юужань-вонги расширяют свою хватку в ключевых секторах Среднего и Внешнего колец, и если их продвижение не будет остановлено, они могут достигнуть Колоний и Центральных миров в течение стандартного года, сделав даже Корускант уязвимым для вторжения.

Бел-дар-Нолек изучал ее с каменным лицом.

— Я вижу, сенатор, Оброа-Скай пожертвовали, потому что в ней нет стратегической ценности. Когда юужань-вонги окажутся на подступах к Куату, Чандриле или Ботавуи, я глубоко сомневаюсь, что флотилии Новой Республики поведут себя аналогичным образом. Даже Итор обороняли значительные военные силы. Включая корабли остатков Империи.

— И Итор был разрушен, несмотря на все наши усилия, — напомнила Шеш. — Я глубоко сочувствую вам, директор, но я не вижу, каким еще образом мы можем вам посодействовать.

Бел-дар-Нолек хлопнул своим кулаком по раскрытой ладони второй руки.

— Тогда нам придется обратиться к юужань-вонгам с просьбой предоставить ученым доступ к кладовым Оброа-Скай.

Череда неодобрительных возгласов прокатилась по всему залу. Пока Кумас всеми силами пытался восстановить порядок, Борек Фей'лиа поднялся на ноги, его кремово-белая шкура ощетинилась.

— Это не в полномочиях сената — идти на сделку с агрессором, — заявил он, не оставив своим высказыванием практически никакого пространства для ответных доводов.

Но Бел-дар-Нолек был неколебим.

— Тогда, боюсь, вы не оставляете Оброанскому институту другого выбора, кроме как в одиночку продвигать инициативу о заключении сепаратного мира с юужань-вонгами.

— Я настоятельно советую вам передумать, — произнесла Шеш. — Последняя попытка воззвать к миролюбию юужань-вонгов закончилась катастрофой — жестоким убийством одного из наших коллег, сенатора Элегоса А'Кла.

— А я решительно настаиваю на том, что Люк Скайвокер и джедаи в ответе за смерть сенатора А'Кла, — с отвращением выговорил бел-дар-Нолек, — как и за все прочие напасти, которые выпали на нашу долю. Где они были, когда пала ОброаСкай? Кажется, было бы в порядке вещей, если бы они первыми встали на защиту кладовых со знаниями.

— Даже джедаи не могут быть во всех местах одновременно, — парировал Фей'лиа.

— Тем не менее, я возлагаю вину именно на них. На джедаев, а также на ботанского адмирала Траэста Кре'фея, который превратился в опасного преступника.

— Я требую опровержения столь наглой клеветы, — вскипел Фей'лиа, — Подобные заявления вопиюще провокационны и недопустимы на заседаниях сената.

— А какими сведениями мы располагаем об истоках этой войны? — провозгласил директор, играя на публику. — У нас есть только слово джедаев, что юужань-вонги уничтожили исследовательскую станцию ВнеГал на Белкадане и вторглись на Дубриллион и Сернпидаль. Но откуда мы знаем, что юужань-вонги не были спровоцированы самими джедаями? Что они не были встречены враждебно и просто вынуждены были ответить аналогичным образом? Возможно, текущий конфликт — всего лишь следствие первоначального недоразумения, подогретый последующими действиями джедаев на Дантуине и Иторе, джедаев, которые находились в сговоре с отдельными недостойными элементами наших доблестных вооруженных сил, включая адмирала Кре'фея и Разбойный эскадрон, а также несколько других военных подразделений, которым не посчастливилось быть втянутыми в этот конфликт.

Бел-дар-Нолек сделал театральную паузу, после чего широким жестом руки обвел зал.

— И почему мы не видим джедаев даже сейчас и здесь? Где посол Органа Соло? Разве это не она, господа сенаторы и представители, впервые обратила ваше внимание на юужань-вонгскую угрозу?

Заговорил Кэл Омас, алдераанский советник:

— Посол Органа Соло отсутствует по личным мотивам.

— И разрешите напомнить директору бел-дар-Нолеку и остальным членам собрания, что она не представляет в сенате интересы рыцарей — джедаев, — вставила слово Вики Шеш.

— Тогда могу я спросить, кто представляет их интересы? — гнул свою линию бел-дар-Нолек. — Почему им позволено предпринимать любые действия, которые им кажутся подходящими, не отвечая ни перед сенатом, ни перед вооруженными силами? Мы все здесь, как предполагается, члены Новой Республики, и все же, видится мне, мы гораздо слабее нашего предшественника, Старой Республики, которая, по крайней мере, держала своих джедаев в узде.

Он обвел взглядом зал.

— И еще я спрашиваю вас чего ждут джедаи? Они боятся юужань-вонгов или плетут свои собственные интриги за нашей спиной? Я предлагаю вам положить конец их опрометчивым выходкам и в конце концов приступить к переговорам с юужань-вонгами, не используя при этом в качестве посредников ни джедаев, ни кого-либо другого имеющего с ними связи, как Элегос А'Кла.

Когда аудитория наконец затихла в достаточной мере для того, чтобы можно было отчетливо расслышать хоть чей-то голос, первой взяла слово Вики Шеш:

13
{"b":"18169","o":1}