ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная история
Академия Грейс
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Мечник
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Горький квест. Том 2
1356. Великая битва
Искажение
Шкатулка Судного дня

— И она бы первой заметила, что ее волнения безосновательны.

— Так ли это? Оби-Ван и Йода никогда не говорили со мной о том, что ждет меня в далеком будущем. Возможно, если бы я не проводил последние несколько лет в бесконечных попытках найти противоядие эффекту исаламири и подобрать настройку светового меча таким образом, чтобы тот смог разрезать пласты руды кортозиса, я бы знал, каким курсом вести сейчас джедаев. Это темная сторона постоянно взывает к агрессии и отмщению, даже по отношению к юужань-вонгам. Чем сильнее ты становишься, тем больше ты ей подвержен. — Люк пристально разглядывал жену. — Быть может, Джесин был прав, говоря, что следует искать альтернативы сражениям.

— Но он уж точно не поднабрался такого от своего отца.

— Тот факт, что он пришел к этому сам, делает его выводы еще более значимыми. Он считает, что я уделял слишком много внимания Силе как грубой мощи в убыток пониманию в большей степени единой Силы.

— Джесин все еще очень молод.

— Он молод, но он глубокомыслен. И более того, я вижу, что он прав. Я всегда был слишком сосредоточен на том, что происходит здесь и сейчас, вместо того чтобы уделять внимание будущему. Я недальновиден, так что всеобъемлющая картина уплывает от меня. Мне было труднее сражаться с самим собой, чем противостоять своему собственному клону.

Люк поднялся и подошел к окну.

— Джедаи всегда были хранителями мира. Они никогда не вели себя как наемники. Вот почему я так старался сохранить нашу независимость и воздержаться от присяги на верность Новой Республике. Мы не оружие в руках ее военных командиров и никогда им не станем.

Мара дождалась наконец того момента, когда она была полностью уверена, что он закончил свою речь.

— Ты говоришь почти как та женщина — фалланасси, которая увлекла тебя в ту бешеную погоню за слухами о твоей матери.

— Акейна Норанд Пелл, — подсказал Люк. — Хотел бы я знать, куда отправился ее народ.

Мара хмыкнула:

— Даже если ты найдешь его, я глубоко сомневаюсь, что юужань-вонги будут так же восприимчивы к наведенным фалланасси иллюзиям, как это произошло с йеветами.

— Сложно делать оценку по тому, что мы видели до сих пор.

Иронический хохоток вырвался из уст Мары.

— Акейна. Акейна, Гэриэл Каптисон, Каллиста… Эх, утраченная любовь Люка Скайвокера. Не говоря уже о той, с Фолора…

— С Фондора, — поправил Люк. — И я не был никогда влюблен в Танит Шайр.

— Тем не менее каждую из них ты встретил, когда на дворе стояли неспокойные времена.

— А когда у нас были спокойные времена?

— Именно об этом я и говорю. Не стоит ли мне начать тревожиться о том, а не встретишь ли ты кого-нибудь еще на этот раз?

Люк подошел к ней поближе.

— Кризис в Новой Республике — вот что беспокоит меня в первую очередь, — сказал он как можно убедительнее. — Нам необходима победа.

* * *

— Хотите поговорить об иронии? Тогда слушайте. Мой отец как-то рассказывал мне о том, что случилось прямо здесь, в секторе Меридиан, двенадцать стандартных лет назад.

Капитан Скент Графф — человек (и весьма гордящийся этим фактом) с широкими плечами и привлекательной физиономией — сидел, полуразвалясь, у пульта управления сканерами и станции связи на тесном мостике «Преданного», вытянув одну ногу на всю длину, а другую закинув сверху. Его публика — полдюжины существ, составлявших экипаж легкого крейсера, внимала его словам, сгорбившись над различными приборами. Приборы тарахтели и позвякивали, создавая вместе с мерно гудящим даморианским энергогенератором корабля отличный звуковой фон. Сквозь скошенные иллюминаторы простенького, похожего на брусок судна открывался вид на укутанную пеленой облаков Эксодо II и ее бледное подобие луны, а если напрячь зрение, то можно было разглядеть газовые облака туманности Сверкающая Вуаль, расположенной в нескольких световых годах в стороне.

— Он был на борту «Корбантиса», вдали от родной орбитальной станции Дюррен, когда корабль получил назначение расследовать обстоятельства пиратского налета на Ампликен. В действительности никто точно не знал, были ли это пираты, или это вооруженные силы Бадпока нарушали соглашение о перемирии, но на поверку вышло, что все это было уловкой, на которую пошли корпорация «Лоронар», имперский контингент и парень по имени Ашгад, пытавшиеся наслать жуткий мор на весь сектор.

— Точно, эпидемия Семени Смерти, — вставила слово молодая суллустианка у навикомпьютера.

— Дайте даме флакончик с глиттерстимом, — добродушно бросил Графф. — Она знает свою историю. В любом случае «Корбантис» так и не добрался до Ампликена. Он был нашпигован роем лоронарских ракет и остался гнить в ледяной расщелине на Дамонит Йорс-Б — не слишком далеко отсюда, даже по меркам полета минокк. Но потом здесь объявились Хэн Соло и его приятель вуки…

— Которые как раз случайно пролетали мимо? — поинтересовался офицер связи.

— На самом деле они разыскивали тогдашнюю главу государства Лею Органу Соло, которая пропала без вести, но разговор не об этом. — Графф оперся локтем на деактивированного дроида Р-серии, пристегнутого к переборке. — Соло и вуки исследовали «Корбантис», обнаружили семнадцать уцелевших, облученных серьезной дозой радиации — а одним из уцелевших был мой отец — и доставили их в центральный госпиталь сектора в Багшо на Ним Дровисе. В то время там заправлял один известнейший врач-Хо'Дин — его имя я запамятовал… Оолупс или Ооплосс, кажется, — так вот, это Ооплосс бился за жизни своих пациентов не покладая рук. Проблема была в том, что госпиталь был переполнен и некоторых уцелевших пришлось переместить в бакта — камеры одной из пристроек. И что вы думаете, произошло?

— Они заразились Семенем Смерти? — рискнул навигатор.

Графф кивнул.

— Они заразились Семенем Смерти. Что еще раз доказывает, что, как бы вы ни пытались провести судьбу, она все равно посмеется над вами и сделает посвоему.

— И теперь ты здесь, спустя годы, — сказал навигатор, — оказался там же, где служил до тебя твой отец, и гоняешься за дровианскими контрабандистами, перевозящими цвил.

— Цвил? — переспросил старшина-тви'лекк со станции слежения.

— Что-то вроде наркотика.

Губы навигатора изогнулись в ехидной улыбке.

— Ага, для тех, у кого мембранные дыхательные трубки достаточно широкие для того, чтобы…

— Капитан, — оборвал его офицер связи. — С Дюррена сообщают, что в нашем секторе засечена вспышка радиации Кронау. Там абсолютно уверены, что из гиперпространства только что вышел крупный корабль. Они ждут ответного сигнала телеспондера.

Графф вскочил на ноги и метнулся к своему капитанскому креслу.

— У нас есть визуальный контакт?

— Еще нет, господин. Вспышка произошла вне зоны действия наших сенсоров.

Графф повернулся к офицеру связи.

— Поднимите по тревоге эскадрилью «Наручь».

Сирены завывали по всему кораблю, мостик наполнился мерцанием бордовых огоньков.

Офицер связи обернулся через плечо:

— Господин, носовая техстанция докладывает: передние щиты подняты и полностью заряжены.

— Информация по вошедшему в систему кораблю, — подал голос старшина — Тип корабля неопознан. Аналитический компьютер в данный момент занят составлением описательного портрета.

Графф развернулся к голографическому проектору, который только-только начал высвечивать в воздухе призрачное изображение черного, как гагат, гигантского шлифованного многогранника.

— Юужань-вонги?

— Неизвестно, господин, — отозвался старшина — Его описание не подходит ни одному из известных нам типов, хранящихся в наших базах данных.

— Переведите нас на стационарную орбиту.

— Сэр, профиль двигателя нарушителя совпадает с теми, что были замечены во вражеской флотилии, вторгшейся на Оброа-Скай.

— Эскадрилья «Наручь» вылетела, сейчас заходит на позицию для наблюдения.

— Болтовню юужань-вонгов не засекли? — спросил Графф.

15
{"b":"18169","o":1}