ЛитМир - Электронная Библиотека

— У этого всего нет будущего, — Хэн резко мотнул головой. — И все же мысль о том, что такие порядочные парни, как Рек, с готовностью перейдут на сторону врага… На фоне этих юужань-вонгов хатты выглядят обычными драчунами со школьного двора. На их фоне Пал-патин похож на просвещенного деспота.

— Возможно. Но побеждающая сторона всегда платит лучше, — резонно возразил Роа. — Помимо всего прочего, для Река и ему подобных никогда не имело значение, насколько чисты руки, из которых они получают свои кредитки.

Хэн улыбнулся.

— Ты превратился в эдакого философа на старости лет.

Плечи Роа дернулись.

— Когда погибает близкий тебе человек, у тебя вдруг тут же появляется куча времени на размышления, — он поднял взгляд на Хэна, — Ты, вероятно, уже тоже к этому пришел.

Хэн промолчал.

Пискнул навикомпьютер.

— Господин Роа, мы выходим из гиперпространства, — возвестил дроид.

Роа и Хэн мгновенно засуетились над управляющей панелью «Счастливого кинжала», готовясь к переходу.

— Подсветовые двигатели запущены, — коротко бросил Роа.

Хэн щелкнул последним переключателем.

— Щиты включены.

Вытянутые линии голубоватого света образовали туннель, ведущий в реальное пространство. Внезапно линии распались на точки, которые некоторое время вертелись, прежде чем слиться в единое звездное поле: каждое далекое солнце — словно прокол, ведущий в потусторонний мир. Корабль перенес перемещение гладко, разве что имела место незначительная дрожь.

— Входим в систему Анобис, — доложил дроид.

— Анобис? — в удивлении воскликнул Хэн. — Это же самый край пустоты. Не могу представить себе, чтобы Рек захотел схорониться в этом месте.

Когда он поднял взгляд на Роа, тот только покачал головой.

— Анобис — всего лишь боковой подъезд к нашей конечной цели. Прыгни мы напрямую — и оказались бы посреди вражеской флотилии или наткнулись бы на патруль остатков Империи, — он ткнул толстым пальцем в сторону иллюминатора правого борта. — Взгляни-ка сюда.

Хэн повернулся направо. Чуть ли не на расстоянии вытянутой руки в открытом космосе мерно покачивались продырявленные и подпаленные останки «звездного разрушителя». Командный мостик гигантского корабля неспешно плыл в ореоле обломков, а стреловидный нос и вовсе был разнесен на отдельные составляющие. Когда-то блестящая кормовая обшивка была испещрена огромными почерневшими кратерами. Силовые кабеля и проводка выглядывали наружу из пробитого корабельного брюха. Хэну на память пришла злосчастная атака на удерживаемую юужань-вонгами Хелску IV и «звездный разрушитель» «Возрождающий», потонувший в этом сражении вместе со всем экипажем на борту.

— А есть ли у нас вообще шанс в битве с этими головорезами? — спросил Роа.

— Юужань-вонги не щадят никого, — Хэн отвернулся от иллюминатора — Так куда же мы направляемся, Роа?

Роа ткнул пальцем в звездную карту, которая возникла у него на приборном дисплее.

— Орд Мантелл.

На мгновение челюсть Хэна отвисла, затем он запрокинул голову и громко захохотал.

Роа в недоумении разглядывал друга.

— Боишься повстречаться с кем-то из далекого прошлого?

— Нет, с кем-то из неотвратимого настоящего, — пробормотал Хэн. — С моей женой.

* * *

Орд Мантелл был все тем же неприметным шариком, который Хэн помнил еще со своих предыдущих визитов, а за долгие годы таких накопилось немало: иногда он прилетал сюда с умыслом, но по большей части попадал на планету по несчастливому стечению обстоятельств. Но кое-что новенькое появилось с тех пор, как Хэн подрабатывал здесь старшим маршалом на гонках «Дерби нарушителей блокады»: маленькая звездная станция старомодного кольцевого дизайна, собранная из частей различных потерпевших крушение кораблей или на средства хаттов работниками из консорциума нескольких конструкторских компаний миров Провинции. Частично станция была еще не завершена — по крайней мере две радиальные спицы и десять процентов внешнего обода были в разобранном состоянии, — и, похоже, завершать ее никто в ближайшее время не планировал, поскольку строительные команды оперативно собрали свой инвентарь и дружно оставили проект сразу вслед за уничтожением Итора.

«Колесо фортуны», как назвал эту станцию Роа.

— За исключением своей орбиты, Орд Мантелл, собственно, ничего общего со станцией не имеет, — поведал он Хэну, сидя в пилотском кресле «Счастливого кинжала». — Станция была свободным портом. Причем вполне процветающим, пока вторжение юужань-вонгов не подорвало всю торговлю в этом секторе. Теперь это транзитная точка, переполненная довольно отчаянными типами, каких ты вряд ли еще где-то умудришься повстречать.

— До тех пор пока наше с тобой предприятие не начнет нас самих тащить на дно, я готов на все, — проговорил Хэн. — К тому же это Орд Мантелл всегда был для меня вестником беды, а не звездная станция.

Роа кивнул.

— Тогда нам придется постараться держать свои ноги подальше от этой несчастливой планеты.

В ожидании разрешения на посадку вокруг станции скапливались и выстраивались в очередь корабли всевозможных типов и размеров. Некоторые из них были фрахтовиками или баржами с полуголодным экипажем и пустым трюмом — кораблями, которым было некуда податься: их порт приписки был оккупирован юужань-вонгами или же их компании-владельцы обанкротились с течением войны. В числе прочих были пятидесятилетние кроваво-красные дипломатические крейсера и боевые корабли, совсем недавно вновь командированные на фронт из законсервированных флотилий. Также в очереди толпились и пассажирские транспортники — включая даже несколько плоских чашеобразных иторианских парящих кораблей-городов, — все переполнены беженцами с уничтоженных или порабощенных захватчиками миров, лелеющими надежду обрести себе новый дом, пусть и временный. И вокруг всего этого вились престарелые ялики и тендеры с экипажем, состоящим из пиратов, которые надеялись поживиться за счет тех беженцев, у которых в карманах еще завалялись кредитки, предлагая им на продажу счастье новой жизни и рассчитывая на их слепой оптимизм.

В ожидании того же самого, что и другие корабли, Роа и Хэн убивали время, тестируя системы безопасности яхты и намертво задраивая все люки. Грязная и переполненная народом посадочная палуба, на которой им в конечном счете выделили место для посадки, была полностью снята с крейсера МК-80 и попрежнему хранила исходную окраску и разметку, сделанную мон кала-мари.

Пока Роа задраивал все, что только можно было задраить, Хэн первым ступил на трап и тут же был встречен группой из пяти инородцев, представителей расы, с которой он не встречался никогда в жизни.

— Вам, вероятно, потребуется кто-то, кто мог бы последить за вашим кораблем? — выступил вперед их представитель, заговорив на общегалактическом с жутким акцентом и перекрывая при этом своим свистящим голосом доносящийся отовсюду грохот.

Хэн оглядел чужака с ног до головы.

— Мне, вероятно, потребуется кто-то, кто мог бы последить за тобой.

Чужак — очевидно, мужского пола — сделал небольшую паузу, чтобы уловить всю соль высказывания, после чего громко расхохотался, своим искренним, басовитым смехом даже умудрившись пробудить улыбку на лице Хэна.

На голову ниже, чем Хэн, чужак обладал двумя сильными мускулистыми ногами и тонким, на вид довольно прочным хвостом. Те части тела, которые не скрывались под цветастой жилеткой и узкой юбкой-брюками, были покрыты коротким бледно-серым мехом, за исключением хвоста и тыльной стороны рук, крепких, как древесные ветви, и в перспективе способных причинить достаточно серьезный вред любому противнику, — в этих местах волосяной покров был более темного, насыщенного цвета.

Как и двое других мужчин в группе, тот чужак, что вел переговоры с Хэном, был счастливым обладателем мягких, снежно-белых усов, которые свешивались ниже его остроконечного подбородка, и копны аналогичных по Цвету волос. Его глаза были большими и яркими, его носом служил хитиновый клюв, который изгибался вниз к тонкогубому рту и имел отверстия, словно музыкальный инструмент.

29
{"b":"18169","o":1}