ЛитМир - Электронная Библиотека

Рек нахмурил брови.

— А что произошло у Орд Мантелл?

— По наводке дезертира оперативное соединение Новой Республики помешало вторжению юужань-вонгов.

Рек удивленно присвистнул.

— То есть эта жрица стоит нынче довольно дорого.

— Она путешествует с существом-талисманом. Их обеих сейчас пытаются перевезти из Провинции на Корускант для сохранности. И мне известен весь маршрут.

Рек еле удержался от того, чтобы повернуть голову.

— Я не уверен, что до конца понимаю тебя.

— Пораскинь мозгами. Тот, кто вернет дезертира домой, окажет юужаньвонгам неоценимую услугу.

— Все, теперь въехал. Все будут счастливы, а мне, быть может, даже перепадет кое-какая награда. Но тебе-то что с того? Тоже хочешь поучаствовать, правильно?

— Неправильно. Взамен ты будешь держать меня в курсе всех дальнейших сделок Бригады Мира с юужань-вонгами.

— А если я откажусь выполнять свою часть уговора?

— Тогда я спущу с цепи всех: и военных, и разведку Новой Республики. И после всех твоих выкрутасов тебе еще повезет, если тебе позволят всего лишь мотать пожизненный срок где-нибудь на Фодуранте.

— Эй, карты на стол, ладно? Почему ты так хочешь вернуть этого дезертира?

Тельбун коротко хохотнул.

— А ты, Рек, разве ввязался во все это только ради денег?

— Кредитки, полученные обманом, в два раза слаще заработанных честно.

— Умно, но это не все. Не сомневаюсь, что кредитки сыграли свою роль в твоем решении переметнуться, но ты понимаешь так же прекрасно, как и я, что на кону сейчас стоит нечто большее.

— О чем ты?

— Новая Республика стоит на пороге краха, и, оставаясь на стороне проигравших, ничего не выгадаешь. Выполни эту работу, Рек, и мы оба выйдем из дела триумфаторами.

— Я солгал бы, если бы сказал, что это предложение не заманчиво, — осторожно проговорил Рек. — Но поскольку ты не испытал трудностей с тем, чтобы выйти на меня, то это может означать только то, что РУНР уже держит Бригаду Мира под тщательным наблюдением.

— Оставь эту проблему мне.

— Тебе… А когда я узнаю, кто ты на самом деле?

— Когда придет время… и когда я того захочу.

Рек медленно вдохнул.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Я готов попытать счастья.

— Ты не пожалеешь, — тельбун сделал короткую паузу. — Дезертира и ее попутчицу перевозят на Билбринжи на борту старого звездного лайнера под названием «Королева Империи». Я снабжу тебя планами путешествия и буду держать тебя в курсе прочих деталей, по мере того как они будут поступать ко мне. Но я предлагаю перехватить их до того, как они достигнут Билбринжи.

— Это оставь мне, — перебил Рек, будучи рад тому, что можно хоть в чем-то выделиться на фоне собеседника.

— И еще кое-что: ты должен молчать об источнике полученной тобой информации — держать это в секрете даже от юужань-вонгов. На данный момент все это; строго между мной, тобой и двумя твоими приятелями.

— Это я могу обеспечить… во всяком случае пока мы испытываем доверие друг друга.

— Я знаю, что ты не разочаруешь меня, Рек, — рука дотронулась до его плеча. Затем, шурша одеянием, тельбун поднялся. — Я буду держать связь. И не пытайся следить за мной.

Рек оставался неподвижным, но взгляд его бегал в поисках сообщников тельбуна. Когда никто не поднялся, чтобы последовать за укутанной фигурой к черному ходу закусочной, он резко махнул рукой Вену и Вотсону:

— Быстрее — за ним!

Рек был на шаг позади двух своих сообщников, когда они прорвались сквозь заднюю дверь помещения, только чтобы обнаружить за ней увязший в грязи внутренний двор, наполненный от одной стены до другой идентично наряженными тельбунами.

* * *

Вой сирен прекратился, обозначив отбой тревоги, когда Ц-ЗПО спешил мимо открытых посадочных площадок центрального космопорта Орд Мантелл. Защитный экран спас город от воздушных бомбардировок, но к северу — в направлении прославленного кладбища кораблей — повсюду виднелись плотные столбы черного маслянистого дыма, поднимавшегося к хмурому небу.

— Слава творцу, — бормотал Ц-ЗПО на ходу. — Слава творцу.

Скрываясь в безопасном убежище вместе со своим телохранителем — ногри, госпожа Лея обременила Ц-ЗПО заданием выяснить, пережил ли их стоявший в доке корабль орбитальную бомбардировку, и на поверку он оказался нетронутым. Но несколько кораблей были захвачены врасплох, и вид их обожженных и пробитых корпусов стал причиной стойкой дрожи, охватившей Ц-3ПО.

Он содрогнулся при мысли, какая бы его ожидала участь, если бы флот Новой Республики не смог отразить вторжение противника. Что ж, он вполне мог закончить свое существование на свалке или, еще того хуже, на дне ямы, переполненной сожженными останками дроидов: подобную картину ему уже довелось наблюдать на Рхоммамуле после короткой, но неприятной встречи с уже почившим Ном Анором.

«Само твое существование оскорбляет меня», — заявил ему тогда этот политический смутьян, пронзив его таким угрожающим взглядом, который надолго запечатлелся в сердечнике памяти Ц-ЗПО.

Одно дело — сторониться готалов, чьи невероятно восприимчивые органы чувств могли быть перегружены производимой дроидами энергией, и совсем другое — быть избранным для деактивации или уничтожения. Конечно, в истории были случаи, когда дроид был действительно в ответе за разжигание антидроидных настроений: например, когда дроид — надзиратель ИВ корпорации «МеренДата», служивший под началом Ландо Калриссиана на Беспине, уничтожил четверть всех дроидов Облачного города. Но недостойные действия ИВ-9Д9 вряд ли можно было назвать типичным для дроида поведением.

Более того, что могли дроиды или хотя бы один из них сделать, чтобы развить в Ном Аноре такую ненависть? В поисках прецедентов Ц-ЗПО припомнил случаи неприязни к дроидам у людей, вынужденных носить искусственные части тела. Но многие люди чувствовали себя вполне комфортно при ношении протезов. Ц-ЗПО не мог припомнить ни одного случая, чтобы господин Люк сетовал на свою искусственную руку.

Все это так непостижимо.

Ц-ЗПО было о чем вспомнить и в плане личного опыта. Рука, оторванная в схватке с тускенскими разбойниками, травматичное расчленение имперцами в Облачном городе и мятежниками на Ботавуи, глаз, вырванный из орбиты ковакианским приматом, приспешником хатта Джаббы… Но все это вело лишь к тому, что его заново собирали по частям после каждого происшествия, восстанавливали, купали в ванне с маслом — аналоге бакта — контейнера для дроидов — и полировали, приводя к своеобычному золотистому блеску.

Эти периодические воскрешения делали для него настоящую деактивацию невообразимой или по крайней мере побуждающей к серьезным раздумьям. В сущности «смерть» означала долговременное отключение — даже вечное. Но как такое может быть? И насколько мучительно это должно быть — страдать от вынужденной деактивации от рук ненавистников!

— Мы все обречены, — вслух пробормотал Ц-ЗПО, — Страдание — удел всех разумных существ, металлических и прочих.

И все же почему деактивация была для него таким пугающим предметом для размышлений?

Был ли этот страх обязан отчаянному стремлению оставаться активированным, быть в сознательном состоянии всегда и любой ценой? Или он происходил от необычной привязанности вообще к существованию на этом свете? Такой привязанности, что если ее лишиться, то с ней исчезнут и все страхи относительно «смерти»…

Откровение настолько захватило его, что он неожиданно застыл на пермакритовом взлетном поле, и сходный с ним по конструкции протокольный дроид воткнулся ему в спину.

— Э чу та тебе! — бросил Ц-ЗПО коллеге распространенное среди дроидов ругательство.

Какая дерзость, сказал он сам себе, возобновляя шаг. Не уважать того, кто столько повидал на своем веку, столько путешествовал, столько всего узнал со времен своего первого задания 'по программированию автоматических двоичных погрузчиков…

44
{"b":"18169","o":1}