ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот так мы боремся с углитхами-маскунами, — поведал он лишившейся кожи Элан. — Маскунов напугать так же легко, как и…

Слова Река повисли в воздухе, когда его взгляд остановился на Хэне. Его зрачки также несколько расширились; приятное удивление в его взоре смешалось с внезапной тревогой.

— Хэн? — отважился он. — Хэн, это же ты, да? Поседел, погрузнел, но стрельба такая же меткая, ухмылка такая же кривая и все тот же взгляд сердцееда.

— Привет, Рек.

Рек широко оскалился и ткнул пальцем в подбородок Хэна.

— Я не помню этого шрама.

— Я мог бы заживить его, Рек, но он напоминает мне о том, что мое прошлое все так же реально.

Несколько мгновений Рек выглядел смущенным, после чего рассмеялся, как будто ничего не произошло.

— Хэн Соло. — Покачивая головой из стороны в сторону, он повернулся к сообщникам. — Вы можете в это поверить? Хэн Соло. — Когда он сделал вокруг Хэна полный оборот, улыбка на его лице сменилась раздражением. — Полагаю, именно тебя назначили присматривать за этой парочкой.

— Все произошло не совсем так, как ты думаешь, Рек.

— Не сомневаюсь, — он указал пальцем на кейс юужань-вонга. — Ну, что ты думаешь о демаскуне?

— Скажу прямо, ошибок от тебя не дождешься.

Рек фыркнул.

— Эй, мне не позволяют.

— А ты пробовал оглянуться вокруг, Рек? Как далеко ты готов зайти?

— Не дальше этого юужань-вонгского корабля.

— Будь я на твоем месте, я бы пересмотрел объекты своей преданности.

— Преданности? — в голосе Река звучало слегка преувеличенное беспокойство. — Почем нынче преданность на свободном рынке? — он вновь захохотал, на этот раз с ехидством в голосе. — Подобные тебе люди просто умиляют меня, Хэн. Барышники, у которых кишка тонка переметнуться и которые вдруг кличут себя патриотами. Я знаю, чем все обернется на этот раз, и я сделаю все возможное, чтобы жить по окончании этой войны долго и счастливо.

— Ты говоришь об измене, Рек.

— Да, я бегло разговариваю на этом языке, мой друг.

Хэн подавил желание впиться своими оцепенелыми пальцами в горло Река.

— Помнишь Чубакку?

— Вуки? Конечно, помню. Лучший из лучших.

Хэн сглотнул.

— Твои новые наниматели убили его. Сбросили луну ему на голову.

Брови Река взметнулись вверх.

— Вуки был на Сернпидале? — он с шумом выдохнул и принялся покачивать головой. — Мне жаль об этом слышать, Хэн. Но я не участвовал в той операции.

— А как насчет операции на Атцерри, Рек? Там, где погибла Льюилл, жена Роа; а Бригада Мира внесла в это свой посильный вклад.

— Жена Роа? — сморгнул Рек, после чего протестующе замотал головой. — Та операция должна была закончиться совсем не так, как вышло.

Хэн впился в него взглядом.

— Ну и кому от этого легче?

Рек нахмурился.

— Людям нужна работа…

Хэн бросился на него и едва успел обвить пальцами его шею, когда кто-то повалил его на палубу.

— Не имею ничего против перебежчиков, Рек, — произнес Хэн, когда ему позволили вновь подняться на ноги, — но существуют все же некоторые рамки. Изза тебя наемники станут обладателями дурной репутации.

Ответом Река послужила презрительная усмешка. Он достал свой личный комлинк и вдавил кнопку.

— Мы их взяли, — проговорил он в микрофон. — Немедленно возвращаемся на корабль.

— У нас возникли проблемы, — отозвался ломкий голос из динамика. — Мы не можем отсоединиться от переходного шлюза. Отказывают все системы, даже подсветовые двигатели и репульсоры. И совсем никакой реакции от довина-тягуна. Как будто эта штука вошла в стасис.

Рек повернулся к укротителю демаскуна, который выглядел озадаченным.

— Бы пытались связаться с кораблем юужань-вонгов? — обратился Рек к собеседнику по комлинку.

— Не отвечают.

Рек выругался.

— Ладно, — произнес он через мгновение. — Я возьму ее на свой челнок.

Человек на другом конце связи рассмеялся.

— Здесь какое-то светопреставление, Рек. Тебе повезет, если удастся расчистить взлетную палубу, не испустив дух.

— Орудия хоть в норме?

— В норме.

— Тогда ты и расчистишь мне дорожку. Новая Республика не посмеет вмешаться, пока мы держим несколько тысяч заложников. Как только я доберусь до корабля юужань-вонгов, я прослежу за тем, чтобы вы все тоже смогли взлететь.

Рек отключил комлинк. Он открыл было рот, чтобы обратиться с чем-то к Хэну, когда прибыла еще одна группа из Бригады Мира, спешащая в направлении взлетной палубы. Опираясь на плечи двоих соратников, шествие возглавлял раненый родианец — по всем признакам, это был Капо.

— Эй, вам же положено быть на мостике, — рявкнул Рек.

— Это твоя операция, Рек, — ответил самый крупный из громил. — Хочешь остаться и сбросить беженцев в открытый космос — дело твое. Но мы в этом не участвуем.

Человек, который некоторое время назад обнаружил Хэна и Дрому, уже начал поднимать дизрупторную винтовку, но Рек удержал его.

— Остынь. Сражаясь друг с другом, мы ничего не выгадаем. Мы набьемся в челноки и рванем к кораблю юужань-вонгов.

На лице Хэна расплылась довольная ухмылка.

— Помнишь поговорку про скользкого дроха, Рек?

Рек подал знак двоим сообщникам взять под охрану Вержер, после чего повернулся к Хэну.

— Знаешь, истребители снаружи меня заботят гораздо меньше, чем возможные помехи с твоей стороны.

Он достал бластер и приказал Хэну подойти к ближайшему опускному колодцу. Дрома безропотно последовал за ним. Под дулом бластера Хэн встал спиной к краю трубы, после чего занес над ней ладонь.

— Ни ветерка, — невзначай бросил он.

Рек оскалился.

— Ты всегда был забавным парнем, Хэн. Хэн пожал плечами.

— Знаешь, говорят, надавать по морде — лучшая расплата.

Рек обдумал это.

— Если бы мы повстречались при других обстоятельствах, мы могли бы сидеть сейчас где-нибудь и мирно потягивать гизер со льдом. Но я не могу допустить, чтобы ты преследовал нас или рассказал обо всем своим дружкам из Новой Республики. На твою долю выпало в жизни слишком много удачи.

— Которая, по всей видимости, уже иссякла, — в один голос бросили Хэн и Дрома.

Рек перевел взгляд с одного на другого, после чего коротко хохотнул.

— Из вас двоих вышла бы отличная команда. Жаль, что приходится так быстро разлучать вас, — он поднял дуло бластера. — Прыгай, Хэн. Следующая остановка — грузовой трюм.

Хэн сглотнул.

— Да ладно тебе, Рек, ты же не сделаешь этого. Ну же, ради старых времен.

— О, но я сделаю это, мой старый друг, — он вновь мотнул бластером. — Будь паинькой. Не заставляй меня стрелять.

Хэн затянул ремни на походном ранце, надеясь, что это хоть как-то смягчит его посадку. Затем он расправил плечи и с шумом выдохнул. Сфокусировав взгляд на Реке, он шагнул в бездну.

Дрома издал страдальческий вопль и от потрясения застыл на месте.

Глава 25

Яростная схватка, транслируемая сигнальным виллипом на Оброа-Скай с окраин системы Билбринжи, разворачивалась в реальном времени перед командующими Тла и Маликом Карром, тактиком Раффом и Харраром, находившимися на борту ограненного корабля священника.

— Корабль Бригады Мира предпринял несколько попыток связаться с нами, — докладывал виллип Ном Анора, — но мы не вняли их мольбам о помощи.

Позади него в визуальном поле сигнального виллипа сквозь смотровой иллюминатор фрегата было видно, как чернота космоса прорезается яркими вспышками света. Время от времени к иллюминатору подлетали вражеские курносые истребители и выстреливали ослепляющими сферами разрушительной энергии. Большая часть энергии тут же поглощалась сингулярностями, но иногда снаряды пробивали защиту, заставляя корабль содрогаться от взрывов; передаваемое виллипом изображение покрывалось волнами помех, а то и вовсе пропадало.

— Со всем уважением, командующий Малик Карр, — заговорил Тла, — Мне кажется неподобающим бросать на произвол судьбы наших союзников — даже если они допустили ошибку и неверно истолковали ситуацию, решив освободить лазутчиков исполнителя Ном Анора. Еще больше мне не нравится то, что нашим войскам приходится избегать прямой конфронтации с врагом.

61
{"b":"18169","o":1}