ЛитМир - Электронная Библиотека

Хэн выровнял курс корабля, а Дрома уменьшил подачу энергии на двигатели. Они оба бессильно осели в своих креслах, словно кто-то только что выпустил из них весь воздух.

— Все кончено? — несколько мгновений спустя поинтересовался Дрома.

Хэн кивнул.

— Пока да.

Дрома бросил быстрый взгляд на Хэна и издал короткий смешок.

— Знаешь, я почти готов поверить, что ты вытворяешь подобные вещи всю свою сознательную жизнь.

Хэн распрямился в кресле и одарил напарника жуликоватой усмешкой.

— А с чего ты взял, что это не так?

Глава 27

Вдали от бешеного ритма, в котором жил величественный Корускант, глубоко на дне вертикального среза города-планеты, в разговорах именуемого Бездной, дюжина представителей нескольких рас сидела вся на нервах за длинным столом в безопасном во всех отношениях помещении без окон. Комната располагалась в самом сердце погребенной в городских слоях штаб-квартиры Разведывательного управления Новой Республики, и доступ к ней могли получить лишь офицеры высшего эшелона командования. Питаемый лишь стерильным освещением искусственной иллюминации да несколькими солнечными лучами, попадавшими сюда посредством сложной зеркальной конструкции, куст с крупными листьями, приютившийся в углу помещения, напоминал оазис посреди пустыни, за что и заслужил свое прозвище — Мираж.

Отдельные разговорчики моментально затихли, когда со стороны двери раздался сигнал, разрешающий вход, и в комнату вступили директор Диф Скаур с зажатой в руке пачкой дюралистов и оптических распечаток и модифицированный протокольный дроид серого металлического оттенка, шедший за директором след в след. К тому времени как Скаур расположился во главе стола, все уже поднялись на ноги, но от этой очевидной попытки выказать ему свое почтение он помрачнел еще больше и отрывистым жестом подал знак присутствующим занимать места. Бывший адмирал, командующий Четвертым флотом, Скаур был высоким и тощим субъектом, обладателем бледно-голубых глаз и ярко выраженной залысины на лбу.

— Я присутствовал на совещании командования сил обороны все это утро, — заговорил он довольно угрюмым голосом, — и консультативный совет желает получить к окончанию дня полный отчет о происшедшем. Чем раньше мы покончим с этим, тем будет лучше для нас всех.

Скаур бросил сердитый взгляд на своего заместителя.

— Полковник Календа, поскольку вы принимали участие в этом деле с самого начала, я хотел бы услышать от вас о том, какую часть отчета Хэна Соло можно считать правдоподобной, а какую рассматривать как очередной приступ космического головокружения. Говоря откровенно, хотелось бы начать с того, что я не совсем понимаю, каким образом перебежчики вообще попали к нему в руки.

Белинди Календа заерзала на стуле.

— Господин, после того как майор Шоволтер и его команда поддержки угодили в ловушку, устроенную Бригадой Мира, Шоволтер и перебежчики отправились на поиски подкрепления, которое, по его сведениям, должно было находиться на борту «Королевы Империи». Когда майор внезапно увидел Соло, он посчитал, что тот также каким-то образом задействован в операции…

— Разве Соло когда-либо работал на это агентство?

Календа прокашлялась.

— Господин, я временно завербовала его, когда случился кризис на Балансирной станции.

Ноздри Скаура раздулись.

— Это же было семь лет назад, полковник.

Календа встретилась с ним взглядом.

— Шоволтер находился в плохом состоянии, господин…

Выражение лица директора смягчилось.

— Как он?

— У него неприятный ожог в верхней части груди, но он уже идет на поправку.

Скаур кивнул и обвел взглядом собравшихся.

— Мои соболезнования всем, кто когда-либо работал с офицерами Джоде Тие и Сайгой Бре'лиа или с доктором Йинталом из флотской разведки. Их гибель, а также гибель агентов-сменщиков Шоволтера, которых, по всей видимости, пытали, чтобы узнать пароль, делают для нас эту ситуацию еще более трагичной. — Он вновь повернулся к Календе. — Ну так, значит, перебежчики попали в руки Хэна Соло, который затем был вынужден отдать их Бригаде Мира.

— У Бригады Мира были средства открыть истинную личность перебежчицы, которую звали Элан. Они поместили ее и ее спутницу Вержер на борт челнока и попытались доставить их на корабль юужань-вонгов, когда весь экипаж был предположительно отравлен самой Элан.

— Ее дыханием, насколько я понимаю.

— Так точно, господин. Соло отыскал ее и Вержер и вернул их на свой корабль, но что-то сподвигло его прийти к мысли, что они обе являются частью какого-то замысловатого плана, целью которого было убийство как можно большего числа джедаев. Насколько вам известно, перебежчики просили аудиенции у джедаев, чтобы снабдить их деталями информации о некоем заражении, которое ранее устроили агенты юужань-вонгов. Мы смогли установить, что Элан вела речь о молекулярном расстройстве, которое в прошлом году унесло несколько сотен жизней — хотя до сих пор остается невыясненным, каким образом с этим связаны джедаи.

— В любом случае Соло посчитал эту приманку частью злого умысла и уже был готов выбросить перебежчиков за борт, когда сам чуть не пал жертвой Элан — то есть ее дыхания.

Перед тем как ответить, Скаур несколько долгих секунд разглядывал ее.

— А на каком основании Соло решил, что они — засланные убийцы, а не политические эмигранты?

— Как я уже сказала, господин, Соло был убежден, что Элан сама убила членов Бригады Мира, чтобы не позволить им вернуть ее юужань-вонгам. Осажденное вещество, которое мы собрали на борту челнока Бригады Мира, по составу совпадает с тем, что было обнаружено на борту корабля Соло. Вскрытие трупов — включая и труп юужань-вонгского оперативника — показало, что все они умерли от геморрагического шока, вызванного попаданием в легкие нарывного токсина — кровеносного реагента неизвестного типа.

Скаур вытащил отчет Соло из той пачки документов, которую он принес с собой, проглядел его и принялся постукивать по нему костяшками пальцев.

— Вот здесь Соло утверждает, что то вещество, о котором вы упомянули как о выпавшем в осадок, было в какой-то степени живым. Он описывает его как скопление крошечных существ, которые возникли будто бы прямо из воздуха.

Календа сомкнула губы.

— Господин, я не претендую на понимание природы этого токсина или механизма его зарождения. Я знаю лишь, что Соло был действительно на грани гибели.

— А вместо этого Элан сама стала жертвой своего же токсина.

— Предположительно. Внутри спасательной капсулы, которую впоследствии использовала спутница Элан, чтобы совершить побег.

— Нам известно, что стало с капсулой?

— Пока нет. Мы обследовали весь астероид, но так ничего и не нашли. И хотя вполне возможно, что капсула все еще прячется там, затаившись в какойнибудь расселине или пещере, она с той же легкостью может сейчас уже быть на борту вражеского фрегата, втянутая его лучом захвата во время битвы с авианосцем «Тёрс».

— Я все еще не понимаю, как Соло мог взять на себя такую ответственность и решился отослать их назад, — буркнул Скаур. — Хотя нет, стоп. Зная его так, как знаю я, можно с уверенностью утверждать, что подобные действия легко согласуются с его абсолютно неуправляемым характером.

— В защиту действий Соло, господин, хочу отметить, что его в тот момент преследовал вражеский корабль.

— Да, но ведь враг, очевидно, не собирался возвращать себе перебежчиков.

— Соло был убежден, что раз Элан уже однажды пошла на убийство она не побоится поступить так же снова — возможно, даже избавиться от него самого, чтобы сохранить свои истинные намерения в секрете, что она в результате и попыталась сделать. Если бы Соло погиб, Элан просочилась бы в наши ряды, и кто знает, чем бы тогда все обернулось. К тому же господин, это дезертирство выглядело подозрительным с самого начала. Капитан крейсера «Преданный» подтвердит это.

Скаур кивнул Календе.

67
{"b":"18169","o":1}