ЛитМир - Электронная Библиотека

— Во славу бога-создателя Юн-Юужаня и в качестве нашей скромной благодарности за его деяния прими же жизни этих недостойных существ. Да не оставь ты нас в одиночестве перед лицом испытаний, которым ты нас подверг, да не погаснет твой огонь, освещающий это темное царство и избавляющий его от невежества и зла. Мы открыты для тебя…

— Извлеки же пользу из наших подношений, — подобное бормотание наполнило весь зал.

— Мы возносим наши сердца…

— Чтобы ты процветал и благоденствовал…

— Мы отдаем себя без остатка…

— Твоей воле покорятся народы.

Охваченный огненными сполохами, сигнальный виллип, ютившийся на хвосте транспортного корабля, был испепелен последним. В то время как оптическое поле медленно гасло над головами, прислужники Харрара возвращались к своим обязанностям.

— Я запрошу снимки, чтобы провести анализ на предмет предзнаменований, — пообещал тактик.

Харрар кивнул.

— Проследи, чтобы результаты анализа попали к командующему Тла, Одна из наших основных задач — присматривать за тем, чтобы знамения не игнорировались и это не приводило к провалам и ошибкам.

Тактик поклонился.

— Да будет так.

Внезапно подушка Харрара взмыла над командной платформой и вознесла его над ступенями.

— А теперь мы обсудим более насущные вопросы, — объявил он.

Элан насторожилась и посильнее сжала руку Вержер.

— До сей поры наш завоевательный поход был освящен легкими победами, — начал священник. — Мы разрушали миры и заставляли жителей падать к нашим ногам. И хотя у меня не возникает никаких сомнений, что вскорости мы взойдем на галактический престол и будем править этими народами, меня не оставляет беспокойство, что мы можем столкнуться с более серьезными трудностями, пытаясь изменить их образ мышления. Чтобы этого достигнуть, нам потребуется нечто большее, чем совершенное оружие.

Он пристально взглянул на Элан.

— Наша первостепенная помеха — это группировка, именующая себя джедаями. Считай их в некотором роде галактической полицией нравов — малочисленной, но очень влиятельной.

Элан коротко глянула на Вержер и вновь сжала ее руку.

— А какого рода богам поклоняются эти джедаи? — спросила она.

— Такого рода не существует. Они предпочитают черпать духовную силу из бездонного резервуара энергии, известного как Сила.

— И вы разработали какую-то стратегию, чтобы свергнуть господство этой Силы и лишить джедаев их главного преимущества?

— На данный момент нет. Но существуют способы избавиться от самих джедаев.

Харрар указал на незнакомца, стоящего у основания лестницы:

— Элан, это исполнитель Ном Анор, один из наших полевых агентов. Будучи чрезвычайно полезным в обеспечении плацдарма для наших завоеваний во Внешних территориях, Ном Анор, помимо всего прочего, сумел привлечь в наши ряды сторонников из числа местного населения и уже осуществил несколько государственных переворотов и актов саботажа. Он сумел выделить немного времени и оторваться от своих первоочередных обязанностей, чтобы проследить за выполнением плана, который мы с ним замыслили.

Элан навела оценивающий взгляд на Ном Анора, который тем временем взбирался по ступеням. Тощий и среднего роста, он выглядел достаточно заурядно, даже несмотря на лицевые отметины и сломанные кости лица, которые свидетельствовали о несколько более чем обычных жертвах, которые он приносил богам. Где-то посередине своего жизненного пути он либо потерял, либо намеренно поступился одним глазом. И хотя в глазнице было отчетливо заметно зияющее чернотой отверстие, Элан не могла не отметить, что лицевым костям была умышленно придана форма, необходимая для того, чтобы вмещать в глазницу плаэрин бол — напоминающий глазное яблоко орган с потенциалом выстреливать сгустками яда.

— Облаченный в углитх-маскун, он сможет с легкостью сойти за человека, — шепнула она на ухо Вержер.

— Он очень амбициозен, госпожа, — прошептала Вержер в ответ. — Будьте бдительны.

Ном Анор поклонился Харрару, но не настолько низко, насколько мог бы.

— Перед началом вторжения в качестве меры проверки на прочность нашего противника, — заговорил Ном Анор, — я посеял на нескольких планетах микроорганизмы — болезнетворные споры моего собственного изготовления. Одна из разновидностей этого вируса — споры кумб — имела успех, приведя к мучительной смерти около сотни индивидов, за исключением одного — женщины из Ордена рыцарей — джедаев. И будучи неинфекционным, заболевание так и не распространилось среди других джедаев.

Ном Анор внимательно изучал Элан.

— По всем подсчетам, эта женщина по-прежнему остается серьезно больной, но тем не менее она до сих пор умудрялась противостоять болезни и выживать — полагаю, обращаясь за помощью к Силе. Но ее противление, возможно, ниспослано нам свыше, поскольку я чувствую уверенность в том, что оно только принесет нам пользу и поможет подобраться поближе к джедаям.

— То есть просочиться в их ряды? — переспросила Элан.

— Уничтожить их, — отозвался Харрар со своей подушки. — И если не всех, то столь многих, насколько это возможно.

Ном Анор кивнул.

— Такое происшествие деморализует их бесчисленные народы. Ведь если даже джедаев можно сломить, то какую надежду тогда питать остальным? Безграничной вере в джедаев и Силу будет нанесен удар, от которого никто не сможет оправиться. Миры будут сдаваться нашим войскам без боя. Верховный владыка Шимрра будет извещен о том, что наша миссия выполнена с опережением графика и что мы все с трепетом и нетерпением ожидаем его прибытия.

Элан переводила взгляд с Харрара на Ном Анора и обратно:

— И какая же роль во всем этом отведена мне?

Священник пролевитировал на своей подушке и завис прямо перед ней.

— Роль, для которой жрица секты обманщиков подходит идеально.

Глава 4

Хэн стоял у края моста, причем носки его высоких ботинок слегка выдавались наружу. Голоса его друзей были далекими и оттого звучали невнятно. Туман, все утро цеплявшийся за кроны гигантских деревьев, спускался вниз, оседая крупными каплями росы на ветвях и листьях. Вмиг буйный и благоухающий аромат неприступных нижних уровней Кашиийка вскружил Хэну голову. Неподалеку от него пара птиц кройе парила в восходящих воздушных потоках, купаясь в солнечных лучах.

Поддавшись неожиданному стремлению, Хэн швырнул кусочек коры дерева врошир вниз, в беспросветную мглу, и стал наблюдать за тем, как он медленно исчезает из виду. Эта секция моста не была оснащена какого-либо рода перилами, и не было преграды, которая стояла бы между ним и бездной.

— Тебе неплохо бы внимательнее смотреть под ноги, летун, — окликнула его Лея откуда-то сзади.

Хэн чуть вздрогнул, но не обернулся.

— Странная вещь: земля гораздо ближе, чем кажется.

Шаги Леи раздались чуть ближе.

— Даже если это так, тебе все равно стоит побеспокоиться о паре прочных репульсорных башмаков.

Он бросил через плечо кривую ухмылку. От сырости Кашиийка длинные волосы Леи слегка растрепались, а восходящие воздушные потоки раздували ее свободную юбку и безрукавную блузу.

— Не тревожься, конфетка. Я и так уже там, внизу.

Лея встала возле него и опасливо покосилась вниз.

— А я еще считала пугающим вид из окон нашей квартиры… — она осторожно и мягко взяла Хэна за руку и постаралась отвести подальше от края. — Хэн, я боюсь за тебя.

— Все это ерунда, — он выдавил из себя улыбку. — Я в порядке.

Лея нахмурила брови.

— Так ли это, Хэн? Я слышала о том, что произошло с Маллой и Вару, о вашем разговоре.

Он покачал головой, в его голосе опять послышалось возбуждение:

— Я должен положить конец всем этим долгам жизни раз и навсегда.

— Просто дай им время. Они поймут. Ты помнишь времена, когда я не могла даже в освежитель сходить без настоятельных требований Хабаракха или какоголибо другого ногри сопровождать меня?

— Ага, и ногри до сих пор тебя охраняют. Не говоря о том, что они уже для тебя сделали.

8
{"b":"18169","o":1}