ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Всех напихали вместе, не принимая во внимание разногласия и различия, поэтому иногда всплывают некоторые скрытые предрассудки и враждебность, что приводит к спорным захватам территории и пропитания или распространившимся по всему лагерю дракам. Но, разумеется, такие инциденты быстро подавляются хорошо обученным персоналом Саллиш Аг, который применяет физическую силу только тогда, когда это абсолютно необходимо.

Как и на транспорте, рины со всех сторон сталкивались со взглядами, в которых читалось подозрение или отвращение. Отцы охраняли ценные вещи семьи, матери собирали детей на расстоянии вытянутой руки. Некоторые совершали религиозные защитные жесты, другие выражали свое возмущение тем, что ринов пустили в лагерь.

Мелисма смотрела прямо вперед. Она привыкла к такому обращению, и она понимала, что страсть ринов к путешествиям и их скрытность хотя бы частично были виной домыслов, которые витали вокруг них. Изгнанные некоторыми обществами, рины со временем стали лишь еще более кочующими, скрытными и самодостаточными, и, как чужаки, они стали внимательными наблюдателями за поведением других видов – часто они предвосхищали то, что собирались сказать другие создания, особенно люди. Отсюда их любовь к песням, танцам и пряной пище, их способность к выдумкам и предвидению – без каких-либо истинных телепатических способностей. Азартная игра, которая стала известна как сабакк, уходила корнями в колоду карт, которую изобрели рины в качестве маскировки своих мистических теорий.

– Мы приближаемся к центру раздачи, – объявил дроид.

– Интересно, что это за запах, – поинтересовалась Мелисма у Гафа, который распекал ее за то, что она слишком критична, но сменил тон, когда они лучше осознали свое положение. У самодельных ларьков сотни созданий, выстроившись в извилистую очередь, ждали, чтобы получить струю бесцветной пастообразной синтезированной еды, которую из огромных эластичных контейнеров выдавливали дроиды. Другие ряды созданий уходили к залатанным на скорую руку старомодным речным судам, до планшира наполненным пенной водой.

– За ничтожную сумму, – заметил дроид, – многие из хорошо обученного состава Саллиш Аг с радостью предложат вам продукты питания, которые доставят удовольствие даже самым разборчивым гурманам. Также за разумную плату вы можете быть обеспечены лучшим жилищем, доказательством чему служит вершина холма Нуб.

Мелисма проследила за металлическим пальцем дро-ида, направленным на более высокий участок, окруженный оглушающим ограждением. Там было видно двадцать или около того изолированных от остального лагеря иторианцев, они ходили в павильонах без стен, покрытых соломенной крышей. С одной стороны глубокая сточная канава отделяла их от кучки гаморреанцев, которые жили в бунгало, построенных из высушенных на солнце кирпичей. На другой стороне, за стеной колючего кустарника, вуки с большим шумом сооружали дом из бревен.

Глубже в лагере дела шли даже хуже. Грязь, которая раньше была досадной неприятностью, на длинных промежутках стала глубиной по щиколотку, а пристанища превратились в гетто – сараи без крыш и сбитые из досок лачуги, сгрупированные у основания холма, до них едва доходил скудный свет, а сточную дождевую воду они выводили прямо к площадке раздачи еды. Вместо сборных тентов и шалашей-пузырей стояли сараи, больше подходящие для крупного рогатого скота, чем для разумных существ. Тут находчивые ворсы с полыми костями использовали маневрирующие турбины корабля, чтобы сделать для себя подобие коттеджа на стойках; там шайка земноводных рыбетов приспособила под просторную хибарку пустые ящики из-под груза и опорные пилоны гондолы двигателя «костыля».

Почти все остальные жили в грязи.

Новая вонь в воздухе подсказала Мелисме, что они приближались к общественным освежителям.

– Может быть, так только, когда нет ветра, – предположил Гаф.

– Тогда, может быть, нам следует подать прошение климатическому контролю, чтобы они создали ураган, – пробурчала Мелисма, зажимая себе рот рукой.

Как и было обещано, сразу за освежителями находилась Секция 465, о чем объявлял знак, к которому кто-то добавил слова «Город ринов».

Больше половины из оказавшихся на месте тридцати двух ринов поприветствовали квинтет Гафа и Мелисмы, когда те продрались в дворик, который мог поразить кого-то своей необычной гигиеничностью, что на самом деле было нормой для ринов, которые по своей природе создавали почти ритуал из порядка и чистоты.

Лидер устроившейся группы, высокий рин, которого звали Р'ванна, приветствовал их чашками вкусной ринской еды и множеством вопросов об обстоятельствах, приведших их на Руан. Гаф стал рассказывать с самого начала, объясняя, как они только что убежали из Корпоративного сектора, когда на их караван кораблей напал йуужань-вонгский патруль. Из-за непредвиденных прыжков в гиперпространстве они оказались широко раскиданы друг от друга; многие из них очутились у «Колеса Фортуны» на Орд Мантелл, где их настигла другая атака йуужань-вонгов. К тому времени некоторые из них, уже беженцы, нашли транспорт на Билбринги, другие – на Риннал, а третьи – на Гиндин.

Потом Р'ванна рассказал свою историю, которая, хоть и начинаясь у Гегемонии Тион, имела много общего с печальным рассказом Гафа.

Одна из женщин показала Мелисме и ее кузинам спальню. Оставив ребенка на попечении кузин, Мелисма вновь присоединилась к Гафу и Р'ванне, который как раз обрисовывал яркую картину жизни в Лагере беженцев 17.

– Хотя вода редко бывает проблемой, – наши надсмотрщики просто создают ливень, когда нужно, – начались регулярные недостачи еды, процветают болезни. Болезни, конечно, можно было бы легко искоренить, и Руан способен поставлять необходимую еду просто из того, чему позволяют гнить дроиды в или на земле, но Саллиш Аг выгодно, чтобы все в лагере оставались настолько бедствующими, насколько это возможно.

– Чем это выгодно Саллиш? – изумилась Мелисма. – И зачем стала бы принцесса Лея хвалить компанию за ее безоговорочную щедрость, если мы для всех обуза?

– Саллиш жаждет беженцев, дитя, но не лагерей. Они хотят видеть нас в полях.

– В качестве рабочих?

– В каком-то смысле. – Р'ванна остановился, чтобы набить горстку обуглившегося табака из чашки в резную трубку ручной работы. – Новая Республика искренне пообещала перевести всех на населенные миры, но из-за войны и всего этого шансы на перевод слабые – хоть вы и не услышите об этом в группах освоения.

– Освоения? – сказала Мелисма. – С чем?

– Ну, они готовят нас к нашей новой жизни среди цивилизованных народов Центра. Вы скоро сами увидите. Но, как я сказал, шансы крайне невелики. Некоторые из тех, кто живет на холме Нуб, могут позволить себе заблаговременно купить перелет у частных перевозочных компаний, но не все такие везучие. В любом случае, никто не хочет находиться здесь дольше, чем необходимо, поэтому многие приняли предложение Саллиш Аг заработать себе на то, чтобы покинуть Руан.

– В полях, – закончил Гаф.

Р'ванна кивнул.

– Только вот очень немногим удается заработать достаточно, чтобы окупить себе поездку. Многих из самых первых прибывших в лагерь вынудили подписать контракты, здесь на Руане или на других мирах, управляемых Саллиш, и упорствуют слухи, что те, кто отказывается от благотворительности Саллиш, часто пропадают.

– Но это не имеет смысла, – возразила Мелисма. – Разумные существа никогда не заменят дроидов как рабочие. Разумным существам нужно больше, чем изредка масляная ванна и обновление данных. Не говоря уже о том, что радикально сократится производительность.

Р'ванна терпеливо улыбнулся ей.

– Я сказал тоже самое представителю Саллиш, который посетил город ринов на прошлой неделе. И знаете, что он мне сказал? Что наем разумных существ не только облегчает проблему беженцев, но и позволяет компании рекламировать свою продукцию как сохранившую «свежесть ручного сбора».

Гаф минуту обдумывал это.

– Значит, наш выбор сейчас – это или пойти работать на Саллиш Аг, или завязнуть в болоте тут.

17
{"b":"18170","o":1}