ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мелисма взглянула на двор и мастерски сооруженные спальни и кухни.

– Как вам удалось устроить здесь все так хорошо? Когда мы шли через лагерь, я боялась, что на нас нападут и убьют. Если бы они могли найти способ, я уверена, повесили бы на нас ответственность за вторжение йуужаньвонгов.

Р'ванна грустно улыбнулся.

– Жизнь всегда была такой для ринов. Но не все боятся или не доверяют нам. Это благодаря им мы так хорошо живем.

– Благотворительность?

– Прикуси язык, дитя, – театрально возмутился Гаф. – Рины не принимают благотворительности. Мы зарабатываем все, что получаем.

Мелисма посмотрела на Р'ванну.

– Какую работу мы здесь можем делать?

– Ту, в которой мы лучшие: сообщаем людям, какие возможности их поджидают, позволяем им увидеть ошибки на пути, делаем полезные подсказки, чтобы провести через сложности каждодневной жизни.

– Предсказываем судьбу, – продолжила Мелисма, спокойно, но пренебрежительно.

– Гадаем по картам сабакк.

Гаф широко ухмылялся.

– Пение, танцы, награды, приходящие к тем, кто раздает хорошие советы. .. Жизнь могла бы быть хуже, дитя. Жизнь могла бы быть намного хуже.

* * *

– Вы тот, кто сказал, что прибыла помощь? – спросила у Вурта Скиддера на борту «Яслей» Сафа, ринка с рыжей гривой.

– Я мог сказать что-то подобное, – допускал джедай. – Пыл момента и все такое.

Роа с интересом разглядывал Скиддера, потом взглянул через него на Сафу.

– Когда это было?

– На Гиндине, – ответила ему она, – когда он бросился, чтобы его схватило то многоногое создание, которое сгоняло нас вместе. Он сказал: «Мужайтесь, прибыла помощь».

Роа еще раз взглянул на Скиддера.

– Он бросился?

Сафа пожала плечами.

– Так это выглядело с места, где я стояла.

Они втроем стояли бок о бок по пояс в вязком красновато-коричневом питательном веществе, в котором мариновался молодой йаммоск, словно удаленный мозг в резервуаре для вскрытий. Привыкание к приторному запаху – будто аромат чесночных роз, опушенных в духи нлора, – заняло некоторое время, но сейчас почти все пленники справились с тошнотой и тяжестью в желудке, хоть один суллустианин и упал в обморок несколько минут назад; его пришлось унести.

Одно из более гибких из разнообразных щупальцев создания парило напротив Скиддера и его товарищей, их руки были заняты его массажем и поглаживанием, биммы так же поступали с определенными породами нерфов, чтобы гарантировать мясо чрезвычайной нежности. Изнуренный приятель Роа Фасго и два рина делали то же самое с другой стороны щупальца. Расположение по шесть на щупальце повторялось по всему круглому бассейну, исключая более короткие и толстые конечности йаммоска, где хватало лишь двух или трех пленников.

– Он бросился, – повторил Роа, на этот раз больше себе; он пробуравил Скиддера взглядом. – По рассказу Сафы это звучит почти так, как будто ты хотел, чтобы тебя поймали, Кейн.

– Чтобы очутиться тут? – удивился Скиддер. – Нужно быть либо сумасшедшим, либо очень храбрым.

В уголках глаз Роа собрались морщинки от улыбки.

– В свое время я знал несколько парней, которые были и теми и другими. Не могу поспорить, но что-то говорит мне, что ты входишь в этот список.

Из напоминающей луковицу головы йаммоска торчали две пульсирующие трубки, они исчезали в изогнутом перепончатом потолке трюма. Скиддер предполагал, что по крайней мере одна из них поставляла созданию необходимую смесь дыхательных газов, хоть Чайн-каль и утверждал, что йаммоски становились кислорододышащими, когда дорастали до настоящих военных координаторов.

В этот момент капитан корабля-грозди завершал круг по натертой дорожке вокруг бордюра резервуара из йорик-коралла. За резервуаром по кругу стояли легковооруженные охранники.

– Несмотря на все отвращение, которое, по-видимому, он вызывает у некоторых из вас, йаммоск – невероятно чувствительное создание, – говорил капитан. – Одним из результатов его страсти к соединению является сострадание высокого порядка, которое достигает кульминации в некоторого рода телепатии. Частью его раннего обучения является то, что мы заставляем его воспринимать определенных довинов-тягунов как своих детей, свой выводок – тех же довинов-тягунов, которые обеспечивают атаку наших космических кораблей и однопилотных суден, которые военные Новой Республики называют кораллами-прыгунами. Когда мы вступаем в схватку с силами ваших миров, йаммоск видит, что их детям угрожает опасность, и пытается скоординировать их действия так, чтобы минимизировать потери.

Чайн-каль остановился рядом со Скиддером и остальными и указал на потолок.

– Темно-синяя пульсирующая артерия, которая входит в йаммоска прямо над глазами, уже сейчас соединена с двигателем этого корабля, йаммоск все еще в процессе осваивания с довинами-тягунами. Чем добрее вы будете к йаммоску, чем больше привязанности вы будете демонстрировать, чем лучше будете за ним ухаживать, тем лучше его связь с довином-тягуном и тем лучше работает корабль.

Капитан повернулся к одной из перепончатых стен. В пузыре, который видели все пленники, находился пульсирующий организм в форме сердца.

– Вот небольшой довин-тягун, примерно того же размера, как те, что находятся в носовой части кораллов-прыгунов. Его цвет показывает, насколько хорошо вы справляетесь со своей задачей, и то, что он сейчас светлорозовый, говорит, что вы справляетесь довольно хорошо, но не так хорошо, как могли бы. Поэтому вот что мы сейчас сделаем: будем увеличивать темп поглаживаний с возрастанием числа импульсов довина-тягу-на. Если нам это удастся, корабль, в свою очередь, ответит. Поэтому давайте начнем…

Скиддер взял себя в руки. Сама работа не сильно утомляла, но интенсивный и постоянный физический контакт с щупальцами так всех изнурял, как если бы йаммоск использовал затраченную пленниками энергию, чтобы каким-то образом усилить себя. Было довольно легко отказаться от соучастия, но неусердие лишь вело к тому, что кого-то выделяли и наказывали. Когда довин-тягун начал пульсировать быстрее, пленники, пытаясь найти ритм, тоже стали поглаживать и месить йаммоска быстрее и сильнее. Пульсирование стало еще более быстрым; движения – еще настойчивее и неистовее. Темп все увеличивался. Многие пленники тяжело дышали, у некоторых началась одышка. По рукам и лицам текли ручейки пота. Те, кто не мог поддерживать ритм, упали на предназначавшиеся им щупальца или соскользнули в клейкую жидкость. Но остальные нашли общий ритм, на который йаммоск стал отвечать зыбью, проходившей по его щупальцам.

Скиддер почти чувствовал волнение корабля-грозди. Потом довин-тягун замедлился и постепенно вернулся к тихому пульсированию.

– Хорошо, – наконец произнес капитан Чайн-каль, – Очень хорошо.

Скиддер тяжело сглотнул и попытался себя успокоить. Сафа и Роа задыхались, Фасго, казалось, был в бреду.

Чайн-каль начал еще один круг по органической дорожке.

– Как уже известно некоторым из вас, военное координирование – не единственный талант йаммоска. Когда я говорил вам ранее, что его сочувствие граничит с телепатией, я не преувеличивал. Частью обучения также является налаживание молодым иаммоском когнитивной связи с капитаном, под опекой которого он находится. На самом деле мы с этим иаммоском уже довольно близки. Но мы попытаемся сделать то, что еще никто никогда не совершал – в полном смысле «особенную» часть этого стремления к соединению. Мы хотим, чтобы йаммоск узнал вас – всех вас, чтобы мы мог – ли привести это вторжение к быстрому и относительно безболезненному завершению.

Скиддер взглянул на Роа.

– Вы знали об этом?

Старик мрачно кивнул.

– Когда йаммоск привыкнет к вашим прикосновениям, – говорил Чайн-каль, – он, возможно, захочет потрогать вас в ответ, особенно грудь, верх спины, шею и лицо. Вы позволите ему это сделать. Некоторыми из вас он, наверное, не заинтересуется; к другим почувствует влечение. В любом случае я предостерегаю вас, чтобы вы не сопротивлялись его телепатическим пробам, это может навредить и вам, и йаммоску. Сопротивление вполне может закончиться безумием или смертью. Смейтесь, плачьте, кричите, если нужно, но не сопротивляйтесь.

18
{"b":"18170","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заложники времени
Дети мои
Мальчик из джунглей
Рассчитаемся после свадьбы
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Опасное увлечение
Т-34. Выход с боем
Рейд
Сердце предательства