ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К полному изумлению солдат, тело человека, казалось, начало спадать, забирая с собой его облик и открывая изрезанное ярко раскрашенными рисунками и росчерками лицо, совмещавшее в себе боль и гордость, Похожая на плоть маска, обратившаяся в бегство от прикосновения Леи, исчезла в вороте свободного жакета мужчины; немного собравшись после того, как слезла с его туловища, она, словно телесного цвета сироп, вылилась из отворотов его брюк и собралась в лужу возле ног. Солдаты в шоке отскочили назад, сержант выхватил бластер и послал несколько выстрелов в живую лужу. Свободный от их хватки, йуужань-вонг тоже отступил и, распахнув жакет, выставил жилет, такой же живой, каким был углитх-маскун. Сфокусировав взгляд своих лишенных ресниц глаз на Лее, он поднял лицо и провыл боевой клич, от которого застыла кровь в жилах.

– До-ро'ик вот пратте! (И горе нашим врагам!)

– Вниз! Вниз! – крикнула Лея всем вокруг.

Олмахк повалил ее наземь в тот момент, когда из груди йуужань-вонга полетели первые жуки. Звук походил на тот, что издают пробки, вылетающие из бутылок с шипучим вином, но веселые хлопки сопровождались криками боли солдат и горемычных гражданских, которые не слышали или не придали значения совету Леи. Мужчины и женщины в радиусе десяти метров падали как деревья.

Лея перестала чувствовать на себе тяжесть Олмахка. К тому времени, когда она подняла голову, ногри разорвал зубами горло йуужань-вонга. Справа и слева на земле лежали люди, стонущие от боли. Другие шатались вокруг, прижимая руки к разорванным животам, сложным разрывам, сломанным ребрам или разбитым лицам.

– Отведите этих людей в перевязочный пункт! – приказала Лея.

Ракеты йорик-кораллов продолжали падать на посольство и зону посадки, где дюжина солдат следила за погрузкой последнего эвакуационного судна. Толпа уже давно прорвалась сквозь ворота, но оглушающие дубинки и акустическое оружие многих держали вне досягаемости от ждущего судна. Поддерживаемая Олмахком, Лея, нетвердо ступая, начала продвигаться в сторону челнока. Она разглядела Ц-3ПО, чей нагрудник прямо над круглым соединителем устройства перезарядки был весь в выбоинах от жуков.

– Ты в порядке? – спросила она.

Он, возможно, закрыл бы глаза, если бы мог.

– Хвала создателю, у меня нет сердца!

Когда они втроем скрывались в эвакуационном корабле, в их поле зрения попал еле шагающая старомодная почерневшая с одной стороны АСТ с утечкой рабочей жидкости и вырванным гранатометом. Легковооруженный корпус, взгромоздившийся на обратно-сочлененных ногах, АСТ, хрипя и клацая, остановился и осел подбородком вперед на пермакритовую посадочную площадку. Через секунду кормовой люк поднялся, выпуская облако дыма, и из кабины вылез кашляющий, но в остальном невредимый молодой человек.

– Вурт Скиддер, – нараспев произнесла Лея, сложив руки на груди. – По блеску прибытия я должна была догадаться, что это ты.

Блондин с резкими чертами, Скиддер проворно вскочил на ноги и сбросил тлеющий джедайский плащ.

– Йуужань-вонги захватили наши укрепления, посол. Битва проиграна, – он щеголевато ухмыльнулся. – Я хотел, чтобы вы первой узнали.

Лея слышала от Люка, что Скиддер был на Гиндине, но это было ее первым контактом с ним после большого перерыва. У них были проблемы во время рхоммамулианского кризиса восемь месяцев назад, когда он подбил пару осарианских звездных истребителей, пилотируемых родианцами, которые желали вмешаться в ее тогда дипломатические обязанности. В то время она нашла его безрассудным, нахальным и чересчур самонадеянным, но Люк настаивал, что битва при Иторе и ранение, которое Скиддер там получил, изменили его в лучшую сторону. Это, несомненно, потому, что он наслаждался постоянным пусканием в дело меча, подумала Лея.

– Ты немного опоздал с информацией, Вурт, но подоспел вовремя для последней возможности выбраться отсюда, – она кивнула в сторону посадочной зоны. – Мой брат никогда не простит мне, если я не прослежу, чтобы ты в безопасности вернулся на Корускант.

Скиддер ответил искусным поклоном, протягивая ей правую руку.

– Джедай избегает прений любой ценой, – он несколько мгновений выдерживал ее пристальный взгляд, – В Кодексе нет ничего о том, нужно ли возражать гражданским, но иду на уступки из уважения к вашему выдающемуся брату.

– Отлично, – саркастически произнесла Лея. – Просто проследи за тем, чтобы попасть на борт.

Кто-то похлопал ее по плечу, и она обернулась.

– Посол, мы сохранили место для вас, вашего телохранителя и дроида, – доложил рейсовый офицер, – Но вы должны идти сейчас, госпожа. Посланник Новой Республики уже на борту, и мы получили приказ стартовать.

Лея кивнула в знак того, что поняла, и повернулась обратно к Вурту, но увидела только, как он бежит к воротам посольства.

– Скиддер! – завопила она, складывая рупором руки у рта.

Он остановился, повернулся к ней и помахал рукой так, чтобы это хотя бы казалось реальным подтверждением.

– Еще одно маленькое дельце, – крикнул он в ответ.

Лея гневно нахмурилась и еще раз развернулась к рейсовому офицеру, разрываясь между ним и порядочного размера толпой, собравшейся у основания посадочного трапа корабля.

– Корабль, несомненно, сможет вместить еще немного.

Губы офицера превратились в узкую полоску.

– Мы уже загружены по максимуму, посол, – он проследил за ее взглядом, обращенным на толпу, потом выдохнул. – Но, возможно, мы сможем втиснуть еще немного.

Лея с признательностью коснулась его предплечья, и они вдвоем поспешили к трапу. За барьером солдат во главе ряда эвакуируемых стояла группа инопланетян с хвостами, колючими волосами и бархатным мехом, одетых в яркие, хоть и потертые юбки с запахом. Рины, с удивлением поняла Лея – вид, к которому принадлежал новый друг Хэна Дрома.

– Четверо, – напомнил рейсовый офицер, пока Лея считала ринов по головам. – Кого-то придется оставить.

Шестерых, если быть точными, сказала себе Лея. Даже так, лучше четверо, чем ни одного. Она втиснулась между двумя ближайшими к трапу широкоплечими солдатами и поманила инородцев.

– Вы четверо, – объявила она, по очереди указывая на каждого. – Поторопитесь!

На их лицах появились выражения радости и облегчения. Выбранные четверо повернулись, чтобы обменяться объятиями с теми, кого должны были оставить. Одной из женщин-ринов в первом ряду сзади передали спеленутового ребенка. Лея услышала, как кто-то сказал:

– Мелисма, если найдешь Дрому, скажи ему, что мы здесь.

Лея вздрогнула и посмотрела вокруг в поисках того, кто назвал это имя, но искать говорившего рина не было времени.

Солдаты уже отступали по трапу, забирая ее с собой.

– Подождите! – воскликнула она, неожиданно останавливаясь и отказываясь идти дальше. – Скиддер! Где Скиддер? Он уже на борту?

Она наклонилась вперед, чтобы взглянуть на опустошенную посадочную зону, и заметила, как он пробивается к кораблю, волоча за собой женщину, а левой рукой укачивая длинноволосого ребенка. Зрелище заставило Лею замереть. Может быть, Скиддер в конце концов и вправду изменился.

– Проследите, чтобы они попали на борт, – проинструктировала Лея старшего офицера, сделав паузу, когда в пермакрит всего лишь в метре от трапа ударил снаряд, выпущенный кораллом-прыгуном. – И мне все равно, если вам придется впихивать их с рожком для обуви.

Глава 2

Смерть преследовала челнок до самого космоса. Она плевалась снизу огнем, пронзала ракетами, захватывала довинами-тягунами, спрятанными в военных кораблях, находившихся у атмосферы Гиндина. В задачу эскорта «крестокрылов» входило проложить дорогу сквозь рой кораллов-прыгунов и открыть огонь по аналогу фрегата, пожертвовав пятью пилотами в этой попытке провести эвакуируемых в безопасность.

Лея сидела в тесной рубке, наблюдая как бушует битва и гадая, доберутся ли они до транспорта вовремя. Кораблю, стартовавшему до рассвета, не так повезло. С пробитой в нескольких местах оболочкой овальное судно лениво дрейфовало в золотом свете, выпуская в космос воздух и обломки.

3
{"b":"18170","o":1}