ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медицинские дроиды, ответственные за восстановление ампутированных конечностей Вейдера и его обгоревшего тела, — многие из которых так же принимали участие в кибер-трансформации генерала Гривуса десяток лет назад — были разорваны на куски истошным криком, вырвавшимся из обожжённой глотки Вейдера в тот самый момент, когда он узнал о смерти жены. Теперь в помещении оставался лишь один дроид — 2-1Б. Всецело подчиняясь голосовым командам пациента, он колдовал над раной в протезе его левой руки, причину появления которой Вейдеру ещё предстояло объяснить.

— В последний раз, когда ты был здесь, мой мальчик, ты ещё не был в состоянии самостоятельно контролировать своё излечение, — проронил Сидиус. Чувствительные микрофоны передней комнаты передали его слова в герметизированную операционную.

— И с этого момента я сам буду следить за своим здоровьем, — донёсся из интеркома голос Вейдера.

— Следить за здоровьем, — придирчиво повторил Сидиус.

— Когда придёт время модифицировать этот… панцирь, учитель, — пояснил Вейдер.

— А. Ну разумеется.

Человекоподобный 2-1Б как раз выполнял очередную инструкцию пациента, когда вдруг из левого предплечья Вейдера фонтаном забили искры, а по его груди заметались голубые электрические разряды. Разъярённо взревев, Вейдер взмахнул левой повреждённой рукой, и дроида отбросило к дальней стене операционной.

— Идиотские, тупые машины! — вскрикнул он. — Идиотские! Тупые!

Сидиус разглядывал своего ученика в беспокойстве.

— Что так взволновало тебя, мой мальчик? Мне известно о несовершенстве твоего костюма, и мне понятно твоё негодование. Но ты зря расходуешь свой гнев на дроида. Ты должен сберечь его до лучших времён, когда он сможет приносить тебе пользу. — Он вновь окинул Вейдера оценивающим взглядом. — Мне кажется, я начинаю понимать причину твоего расстройства… И твой гнев никоим образом не связан с неполадками в костюме или профнепригодностью дроида. Что-то такое случилось на Мурхане — и оно взволновало тебя. Какой-то инцидент, о котором ты предпочитаешь умалчивать. И я задаюсь вопросом: кому во благо? Тебе или мне?

Вейдер ответил не сразу.

— Учитель, я обнаружил троих джедаев, ускользнувших от расправы.

— Ну и что?

— Одна из джедаев, женщина, как раз и нанесла мне эту рану. Правда, ей не удалось скрыться от моего возмездия.

— А остальные двое?

— Они сбежали. — Вейдер поднял своё исполосованное шрамами лицо, чтобы встретиться взглядом с наставником. — Но они бы уже были мертвы, не будь этого проклятого костюма, из-за которого я почти не способен двигаться! Они бы не сбежали, будь мой звёздный разрушитель оборудован соответствующим образом! Будь у меня истребитель, который должен выстроить для меня Синар!

Сидиус подождал, пока Вейдер закончит, после чего встал и сделал несколько шагов в направлении прозрачной перегородки.

— То есть, мой ученик, я так понимаю, что двое джедаев выскользнули из твоих рук, и теперь ты готов винить в этом всех и каждого.

— Учитель, будь вы там, вы бы…

— Помолчи, — перебил его Сидиус, — а то нанесёшь себе ещё больший вред. — Он дал Вейдеру несколько секунд, чтобы тот успокоился. — Для начала, позволь мне ещё раз сакцентировать твоё внимание на том, что джедаи для нас — ничто, пустое место. В том числе и Йода с Оби-Ваном, даже если они выжили. Уверен, расправы избежали десятки джедаев, и в своё время у тебя будет шанс избавить галактику от этого отребья. Но куда важнее для нас то, что их Орден расколот. Его больше нет, лорд Вейдер. Я ясно выразился?

— Да, учитель, — пробормотал Вейдер.

— Зарываясь на удалённых мирах в снега и пески, уцелевшие джедаи лишь унижаются перед ситами. Ну и тем лучше: пусть ещё тысячу лет лелеют своё невежество и высокомерие.

Сидиус бросил на Вейдера раздражённый взгляд.

— И вновь тебя выдают твои мысли. Вижу, я так и не смог до конца убедить тебя.

Подняв взгляд, Вейдер указал на своё лицо и укутанное в чёрный плащ тело, затем похожим жестом указал на Сидиуса.

— Посмотрите на нас. Разве это лица победителей?

Сидиус усиленно сдерживался, чтобы ничем не выдать своей злости и раздражения.

— Лорд Вейдер, мы — нечто куда большее, чем просто существа из грубой плоти. Разве ты не слышал об этом?

— Слышал, — подтвердил Вейдер. — Даже слишком часто.

— Но от меня ты узнаешь всю правду.

Вейдер поднял глаза.

— Точно так же, как узнал всю правду о том, как спасти Падме?

Сидиуса не так-то просто было захватить врасплох. Весь последний месяц он ждал, когда его ученик наконец бросит это обвинение.

— Я не имею отношения к смерти Падме Амидалы. Она умерла лишь потому, что ты прогневался на её предательство, мой юный ученик.

Взгляд Вейдера уткнулся в пол.

— Вы правы, учитель. Я сам привёл в исполнение то, чего боялся больше всего на свете. Я виновен в её гибели.

В голосе Сидиуса послышались нотки сострадания: — Иногда Сила имеет на нас свои планы, мой мальчик. К счастью, я вовремя явился на Мустафар, чтобы спасти тебя.

— Спасти меня, — бесстрастно повторил Вейдер. — Да-да, конечно, учитель. И похоже, я должен быть признателен вам за это. — Поднявшись со стола, он подошёл к перегородке и встал напротив Сидиуса. — Но какой толк от власти, если она не приносит никакой отдачи? Какой толк от власти, если она не приносит услады?

Сидиус и ухом не повёл.

— В конечном счёте ты поймёшь, что власть — сама себе услада. Путь к тёмной стороне таит в себе множество опасностей, но это единственный путь, достойный того, чтобы им следовать. И не имеет значения то, как мы выглядим или кем нам пришлось пожертвовать. Мы победили, и галактика отныне наша.

Вейдер зафиксировал взгляд на наставнике.

— Графу Дуку вы обещали то же самое?

Сидиус сверкнул злобным оскалом, но лишь на мгновение.

— Дарт Тиранус знал, на что шёл, лорд Вейдер. Будь он более искусен в обращении с тёмной стороной, ты был бы сейчас мёртв, а моей правой рукой был бы ОН.

— А если вы повстречаете кого-то, кто сильнее меня?

На лице Сидиуса застыло некое подобие улыбки.

— Пусть твоё тело покалечено, в галактике нет никого сильнее тебя, мой мальчик. Такова твоя судьба. Мы оба это предвидели. Вместе мы непобедимы.

— Мне даже не хватило сил, чтобы одолеть Оби-Вана, — заметил Вейдер.

С Сидиуса было довольно.

— Да, не хватило, — сказал он. — А теперь представь, что мог сделать с тобой Йода, будь он на месте Оби-Вана, — в его голосе звучала жестокая искренность. — Оби-Ван победил, потому что прибыл на Мустафар с единственным намерением: убить Дарта Вейдера. Если бы джедаи всё это время проявляли подобную неколебимую решимость, если бы они концентрировались на том, что необходимо сделать, а не на своих страхах перед тёмной стороной, одолеть их было бы не в пример сложнее. Мы могли бы не справиться. Мы могли бы потерять всё. Ты понимаешь?

Вейдер совершил несколько глубоких вдохов.

— То есть, полагаю, мы ещё отделались малой кровью. И я так же должен быть признателен вам за это.

— Да, — отрывисто бросил Сидиус. — Должен.

Глава 20

Экипаж «Пьяного танцора» был удивлён признанием своего капитана ничуть не меньше самого Шрайна. Впрочем, многих из команды эта новость лишь утвердила в мысли, что они верно поступали, доверяя чутью и интуиции Джулы.

Шрайн и женщина, утверждавшая, что она — его мать, устроились в тёмном уголке кают-компании; пред ними на столе стояла нетронутая еда, чуть в стороне — бледно-голубые голографии, на которых был якобы изображён девятимесячный Роан, делающий свои первые шаги у крыльца их скромного домика. Он никогда не любил разглядывать собственные изображения, а потому происходящее только усиливало его смущение.

Учитель Нат-Сем однажды заявил, что причина такого поведения — тщеславие, и заставил Шрайна провести целую неделю, разглядывая своё отражение в зеркале. Тем самым он надеялся вбить в голову своего подопечного, что отражение можно принять за него самого с той же натяжкой, что и карту местности — за саму местность.

23
{"b":"18171","o":1}