ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мог ли этот ребёнок стать первым из тысяч или миллионов новых последователей учения ситов? Навряд ли. Идея становления ордена ситов искажала замыслы древних повелителей тьмы. К счастью, Дарт Бейн понял это и настоял на том, чтобы ситов было лишь двое — ученик и учитель; и это соблюдалось, за редкими исключениями.

Но для сохранения ордена присутствие двоих ситов было обязательным фактором.

Вот почему для Сидиуса было так важно вернуть к жизни Вейдера.

Будучи Императором Палпатином он не стремился открыть народам галактики своё истинное обличие, предоставляя Вейдеру быть его карающим клинком. Пусть галактика думает о Вейдере, что хочет: падший джедай, вышедший из тени сит, символ устрашения… Это не важно. Такая обстановка лишь поможет держать народы в страхе, а значит в узде.

Разумеется, не такого Вейдера хотел получить себе Сидиус.

Его механические руки никогда не смогут сверкнуть разрядом молнии, а искусственные ноги не позволят совершать высокие прыжки, столь любимые джедаями. Его посвящение в тёмную сторону только начиналось. Но могущество ситов было свойственно не столько живой плоти, сколько силе воли. Джедаи проповедовали сдержанность лишь потому, что просто не понимали всё могущество тёмной стороны. Подлинная слабость Вейдера заключалась скорее в психологии, нежели в физических недостатках, и чтобы искоренить эту слабость, ему придётся как можно глубже погрузиться в себя, одолеть все жизненные развилки и справиться с разочарованиями.

У ситов взаимоотношения учитель-ученик, подпитываемые силой вероломства, всегда были игрой на грани. Доверие высоко ценилось, даже когда подтачивалось изнутри; имели место спрос на преданность и одновременно поощрение за предательство; была в ходу подозрительность и при этом славилась честность.

В какой-то мере всё это напоминало естественный отбор.

Стремление низвергнуть учителя должно лежать в основе всего, если Вейдер не хочет остановиться в росте.

Убей он Оби-Вана на Мустафаре, он наверняка предпринял бы попытку избавиться и от Сидиуса. В действительности, Сидиус бы сильно удивился, если бы этого не произошло. Теперь, однако, когда Вейдер не мог даже самостоятельно дышать, у него просто не было шансов бросить этот вызов, и Сидиус прекрасно понимал, что ему придётся приложить все возможные усилия, чтобы сбросить с Вейдера его груз отчаяния и пробудить в нём дремлющую мощь.

Даже ценой риска для жизни самого Сидиуса…

Ощутив умеренное колебание в Силе, он повернулся к голопроектору, и в следующую секунду тот высветил изображение Маса Амедды в половину роста.

— Господин, прошу прощения, что отвлёк вас от ваших раздумий, — заговорил чагриан, — но в Тионском кластере перехвачена кодированная передача джедаев. Сейчас её пытаются отследить.

— Снова пережившие Приказ 66, — констатировал Сидиус.

— По всей видимости, это так, господин. Мне послать за лордом Вейдером?

Сидиус задумался. Исцелятся ли раны Вейдера от новых убийств джедаев? Навряд ли. Хотя, кто знает?

В любом случае, точно не сейчас.

— Нет, — наконец молвил он. — Лорд Вейдер мне понадобится на Корусканте.

Глава 22

— Давай… сейчас, — услыхал Шрайн голос Филли, обращённый к Старстоун.

Терминал связи звякнул, и Филли, Старстоун и Эйл Дикс склонились над дисплеем.

— Из гипера вышел корабль джедаев, — объявила Дикс, находясь в каком-то оцепенении. Её антеннки заметно подрагивали.

Филли распрямился во весь рост, сложив руки на затылке. Он просто светился показной беззаботностью.

— Люблю быть правым.

Старстоун подняла на него взгляд.

— И не сомневаюсь.

Он театрально нахмурился.

— Эй, никаких разборок в кают-компании.

— Нет, против я ничего не имею, — пустилась в поспешные объяснения девушка. — Я лишь о том, что и сама вела себя в Храме похожим образом. Кто-то являлся в архивы в поисках информации, и я почти всегда могла отыскать нужные файлы. У меня был как будто нюх на них. — Её голос оборвался; через секунду она доверительным тоном продолжила: — Мне кажется, нужно быть гордым оттого, что делаешь всё от тебя зависящее для достижения цели, вместо того, чтобы прятаться под завесой ложной скромности или, — она исподлобья глянула на Шрайна, — позволять разочарованиям вести твою судьбу, убеждая, что пришла пора начать новую жизнь.

Шрайн поднялся с кресла.

— Намёк понял. Уже ухожу.

Дроид указал ему путь к переходу, который вёл в просторную пилотскую кабину «Пьяного танцора». В соседних креслах за мерцающей контрольной панелью устроились Джула и Бруди Гейн. В переднем иллюминаторе виднелся алый полумесяц планеты, а всё окружающее пространство заполняли корабельные обломки.

Шрайн легонько постучал по косяку костяшками пальцев.

— Войти можно, капитан?

Джула оглянулась через плечо.

— Если только обещаешь не учить меня водить корабль.

— Буду нем, как рыба.

Она похлопала по спинке стоявшего позади неё противоперегрузочного кресла.

— Роняй сюда свою тушку.

Бруди указал на лучик отражённого света, мерцающий вдалеке по левую сторону от них.

— Это они. Точно по расписанию.

Шрайн изучил взглядом схематичное изображение остроносого ширококрылого кораблика, высветившееся на экране опознавателя «свой-чужой».

— Республиканский десантный транспортник ЭсИкс, — заметил он. — Интересно, как он попал к ним в руки.

— О, это долгая история, не сомневаюсь, — буркнул Бруди.

Шрайн обвёл взглядом корабельные обломки, заполонившие всё окрестное пространство.

— Что здесь было?

— Сепы держали здесь корабли поддержки для Фелуции, — пустилась в объяснения Джула. — Республика застигла их врасплох и порвала в клочки. — Она указала на пояс каких-то объектов, которые Шрайн сперва принял за маркерные буи. — Мины. Управляются дистанционно, но всё равно опасны. Бруди, лучше предупреди транспорт, пусть держится от них подальше.

Бруди повернулся к узлу связи.

— Приступаю.

Шрайн продолжал разглядывать обломки.

— Видишь, там, ангарное крыло «барышника» Торговой Федерации. Точнее то, что от него осталось.

Прежде чем заговорить, Джула взяла долгую паузу.

— Что-то не так.

Бруди полуобернулся в её сторону.

— Транспортник транслирует тот же код, что и раньше.

Она в нерешительности покачала головой.

— Я знаю, но…

— На борту — джедаи, никаких сомнений, — заявил Шрайн.

Джула скосила на него взгляд.

— Даже я смогла это определить. Нет, здесь что-то ещё…

Тоненько взвыл сигнал тревоги, и Бруди вновь крутанулся в кресле.

— Из гипера вышли ещё восемь кораблей, — коротко объявил он. — Сразу за транспортником.

Шрайн вновь посмотрел на экран опознавателя.

— АР-170-е.

— Подтверждаю, — отчеканил Бруди. — Агрессивные Разведчики.

На сканнерах визуального наблюдения засветились силуэты истребителей, раскрывающих поперечные крылья. Левая рука Джулы метнулась к приборам, в то время как правая крепко сжимала ручку управления.

— На транспорте знают о них?

— Похоже на то, — подтвердил Шрайн. — Идут на уклонение.

Бруди плотнее прижал к уху наушник.

— Советуют нам не вмешиваться.

— Да, мне эти ребята уже нравятся, — бросила Джула. — Заглуши код транспондера, пока АРы на нас не накинулись.

— Этот номер может не пройти, — заметил Шрайн. — Это тебе не V-крылые. И жалят больнее.

— Бруди, всё равно сделай, — повторила Джула. — Последнее, что мне хочется, — чтобы Империя рыскала за нами по всей галактике. И новый корабль покупать меня пока тоже не тянет. — Она врубила интерком. — Скек, Эрчир, вы там?

Из динамика донёсся голос Скека: — Заряжаем орудия, капитан. Вы только скажите, когда стрелять.

Джула повернулась к Шрайну.

— Есть умные мысли, джедай?

Роан пробежался взглядом по дисплеям: — АРы держат клинообразное построение. Как только они выйдут на дистанцию поражения, они разобьют формацию и попытаются зайти к транспортнику с флангов.

26
{"b":"18171","o":1}