ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вейдер ещё несколько секунд прислушивался к шуму толпы, после чего повернулся к Органе.

— Почему вы позволяете всё это? — спросил он.

Взгляд Органы беспокойно заметался, будто сенатор пытался разглядеть чтото под маской Вейдера.

— А разве на Корусканте подобные демонстрации теперь под запретом?

— Идеал Нового порядка, сенатор, — гармония, а не разлад.

— Когда гармония станет единым стандартом для всех, протесты утихнут сами собой. Что более важно, позволяя свободомыслию изливаться здесь, на Алдераане, мы избавляем Корускант от лишних неудобств.

— В этом есть доля истины. Однако в должное время, тем или иным образом протесты утихнут.

Вейдер обратил внимание, что Органа находится в каком-то замешательстве. Разумеется, сенатор негодовал по той причине, что ему бросали вызов на собственной планете, однако тон его голоса оставался почти что дружелюбным.

— Надеюсь, Император не планирует унимать их силой страха, — заметил он.

Вейдеру не хватало терпения на словесные пикировки, а тщетные попытки помериться в этом силами с такими рассудительными людьми, как Органа, только усиливали его неприязнь к собственному положению в роли императорского посыльного. Когда же наконец начнётся его настоящее обучение премудростям ситов? Сколько бы он ни пытался убедить себя в обратном, у него не было реальной власти — он был лишь исполнителем. Он являлся не хозяином меча, а лишь самим мечом — который, раз уж на то пошло, очень легко заменить на новый.

— Император совсем не обрадуется тому, что вы не доверяете его суждениям, — произнёс Вейдер, осторожно подбирая слова. — Или тому, что вы позволяете выражать это недоверие другим. Но я явился сюда не для того, чтобы обсуждать вашу маленькую акцию протеста.

Органа потёр пальцами коротко остриженную бородку.

— Что же привело вас на Алдераан?

— Бывший сенатор Фэнг Зар.

Органа казался искренне удивлённым.

— А что с ним такое?

— Стало быть, вы не собираетесь отрицать, что он здесь?

— Разумеется, нет. Он уже несколько недель гостит в моём дворце.

— А вам известно, что он сбежал с Корусканта?

Органа в недоумении нахмурился.

— Вы говорите так, будто ему было запрещено по собственной воле покидать столицу. Он находился под арестом?

— Нет, не под арестом, сенатор. У Бюро Внутренней Безопасности были к нему вопросы, многие из которых так и остались без ответа. И сенатору порекомендовали не покидать Центр Империи до выяснения обстоятельств.

Органа коротко качнул головой.

— Я ничего не знал об этом.

— Никто и не оспаривает вашего решения предоставить ему убежище в вашем доме, сенатор, — пророкотал Вейдер, сверля взглядом собеседника. — Я лишь хочу удостовериться, что вы не воспрепятствуете моим попыткам сопроводить его обратно на Корускант.

— Обратно на… — Органа не договорил фразу и начал по новой: — Я не стану препятствовать. Во всех случаях, кроме одного.

Вейдер ждал.

— Если сенатор Зар обратится с просьбой о дипломатической неприкосновенности, Алдераан её предоставит.

Вейдер скрестил руки на груди.

— Я сомневаюсь, что подобная привилегия по-прежнему существует. Но так или иначе, вам придётся признать, что отказ Императору в его просьбе навряд ли находится в ваших интересах.

И опять всё выглядело так, будто на поверхность всплыл некий душевный конфликт, бушевавший внутри Органы. «Что же он скрывает?» — Это угроза, лорд Вейдер? — еле слышно проговорил сенатор.

— Нет, всего лишь факт. Слишком долго Сенат поощрял политические раздоры. Те дни ушли, и Император не позволит им вернуться.

Органа скептически оглядел собеседника.

— Вы говорите о нём так, лорд Вейдер, будто он всемогущ.

— Его могущество куда больше, чем вам кажется.

— Именно поэтому вы поступили к нему на службу?

Вейдер ответил не сразу.

— Мои решения не связаны с кем-то ещё. Старая система мертва, сенатор. И вы поступите достаточно благоразумно, если не будете упорствовать и вольётесь в новую.

Органа с усилием выдохнул.

— Я всё же рискну — в надежде, что свобода ещё жива. — Он притих на мгновение, подбирая слова. — Я не собираюсь каким-либо образом подвергать сомнению ваши полномочия, лорд Вейдер, но мне хотелось бы обсудить этот вопрос с Императором лично.

Вейдер с трудом верил своим ушам. Неужели Органа умышленно строит препятствия на его пути, пытается сделать так, чтобы Вейдер выглядел профнепригодным в глазах Сидиуса? Внутри него закипал гнев. Да почему он тратит своё время, выслеживая беглых сенаторов, в то время как именно джедаи больше других угрожают целостности Нового порядка?

Угрожают нарушить равновесие в Силе.

В этот момент звякнул ближайший к ним голопроектор, и в воздухе повисло изображение темноволосой женщины, державшей на руках младенца.

— Бейл, прости, что так задержалась, — сказала женщина. — Я только хотела сообщить, что скоро присоединюсь к тебе.

Взгляд Органы заметался между гостем и голопроектором. Когда изображение растворилось, он вымолвил: — Вероятно, будет лучше, если вы переговорите с сенатором Заром лично. — Бейл запнулся, но тут же вновь обрёл голос. — Его сопроводят в конференц-зал, как только это будет возможно.

Вейдер махнул рукой майору Эппо, который в ответ кивнул.

— Кто эта женщина? — осведомился Вейдер у Органы.

— Моя жена, — весьма нервно ответил сенатор. — Королева.

Вейдер смерил Органу взглядом, пытаясь понять, что у того на уме.

— Сообщите сенатору Зару, что я жду его, — вымолвил он наконец. — Меж тем я проведу несколько приятных мгновений в обществе королевы.

Глава 32

Дворец, выстроенный более семи столетий назад, представлял собой многоэтажное хаотичное нагромождение башенок и бойниц, спален и больших залов, лестничных маршей и турболифтов. Без карты было практически невозможно держать верное направление в километровой путанице коридоров. И хотя казалось, что добраться от мастерской по ремонту дроидов до холла, выходившего к южным воротам, дело плёвое, в действительности это оказалось сродни блужданию по лабиринту.

— А дроид умнее, чем кажется, — заметил Эрчир, когда наконец до троих «путешественников» начало доходить, что вот уже четверть часа два искусственных интеллекта водят их кругами. — Похоже, он ведёт нас на охоту за диким гандарком.

— О, он на такое не способен, — вмешался Ц-3ПО. — Ведь ты не способен, Арту? — Когда астромеханик не ответил, Ц-3ПО похлопал его по округлому куполу. — Только не вздумай отмалчиваться!

Скек вытащил из-за пояса ионный бластер и помахал им в воздухе.

— Должно быть, он забыл про это.

— Нет необходимости и дальше угрожать нам, — сказал Ц-3ПО. — Я уверен, что Арту не задумывал обманывать вас. Мы и сами знаем дворец не слишком хорошо. Понимаете, мы поступили во владение нашему нынешнему хозяину всего два местных месяца назад и ещё не слишком хорошо знакомы с планировкой дворца.

— Чем же вы занимались до этого? — полюбопытствовал Скек.

Ц-3ПО на мгновение притих.

— Арту, а чем мы занимались до этого?

Астромеханик насмешливо загудел.

— Не моё дело? Ну вот, начинается. Этот маленький дроид временами бывает необычайно упрям. Что же касается нашего прежнего места работы… Кажется, я припоминаю, что служил в качестве интерфейса для группы двоичных погрузчиков.

— Погрузчиков? — воскликнул Эрчир. — Но ты же запрограммирован вести протоколы, не так ли?

Ц-3ПО выглядел крайне взволнованным — насколько дроиды вообще способны на такое.

— И ведь правда! Однако я не могу ошибаться! Я знаю, меня программировали для…

— Уймись, дроид, — оборвал его Скек.

Шрайн внезапно заставил всех остановиться.

— Так мы не попадём к южному выходу. Где мы?

Ц-3ПО огляделся.

— Кажется, мы каким-то образом очутились в королевском жилом крыле.

Остроконечная челюсть Эрчира отвисла.

39
{"b":"18171","o":1}