ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Укрощение строптивой
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Кремлевская школа переговоров
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Т-34. Выход с боем
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
A
A

— А что же вуки? — спросил Оби-Ван.

Незнакомец уныло пожал плечами.

— Поди догадайся. — Бросив несколько кредитов на стол, он поднялся. — Ну, держись подальше от неприятностей, друг. Эти песчаные пустоши — не такие глухие, как тебе, возможно, кажется.

Когда владелец принёс стакан воды, Оби-Ван опустошил его одним залпом, после чего закинул на плечи походный мешок и оставил приятную прохладу террасы, выйдя на главную улицу Анкорхеда, озарённую резким светом двойных солнц. Он двигался будто в оцепенении, причиной которого навряд ли являлся яркий свет или послеполуденная жара.

Каким бы невероятным это ни казалось, Энакин каким-то образом уцелел на Мустафаре и вновь принял ситский титул Дарта Вейдера. Как же глуп был Оби-Ван, притащив сюда Люка! Татуин — родина Энакина, могила его матери, родной дом его единственных родственников.

Оби-Ван сдавил рукоятку светового меча под плащом. Неужели, бросив Энакина умирать на Мустафаре, он ещё сильнее затянул на его шее петлю тёмной стороны?

Способен ли он вновь встретиться с Энакином лицом к лицу?

Способен ли он в этот раз убить его?

С дальней стороны улицы он украдкой следил за Оуэном и Беру, которые ходили от лавки к лавке, запасаясь продуктами. Должен ли он предупредить их о Вейдере? А может, забрать у них Люка и спрятать его на ещё более глухой планете во Внешнем кольце?

Внутри Оби-Вана накапливался страх. Его надежды и надежды Йоды на будущее разбивались так же легко, как Избранный разбил надежды джедаев на восстановление равновесия в Силе.

«Оби-Ван».

Он застыл как вкопанный. Этот голос он не слышал много лет, да и сейчас он воспринимал его не ушами, а мысленно.

— Квай-Гон! — воскликнул Оби-Ван. — Учитель! — Осознав, что местные немедленно нарекут его сумасшедшим, если вдруг заметят, как он разговаривает сам с собой, джедай нырнул в узкую аллею между двумя лавками. — Учитель, Дарт Вейдер — и в самом деле Энакин? — спросил он через мгновение.

«Да. Хотя тот Энакин, которого мы с тобой знали, был порабощён тёмной стороной».

— Я допустил ошибку, оставив его на Мустафаре. Я должен был убедиться, что он мёртв.

«Сила определит будущее Энакина. Оби-Ван: Люку нельзя говорить, что Вейдер — его отец, пока не настанет подходящий момент».

— Должен ли я перепрятать Люка в ещё более глухое место?

«Та малая частица Энакина, что ещё живёт внутри Вейдера, считает Татуин источником практически всего, что причиняет ему боль. Вейдер никогда больше не ступит на поверхность Татуина, хотя бы из опасения пробудить в себе дремлющего Энакина».

Оби-Ван облегчённо выдохнул.

— Значит, мой долг остаётся прежним. Но из того что сказал мне Йода, я понял, что мне ещё многому предстоит научиться, мастер Квай-Гон.

«Ты всегда стремился к знаниям, Оби-Ван».

Голос Квай-Гона стих; вместе с ним начали рассеиваться и страхи Оби-Вана, сменяясь заново обретёнными надеждами.

Вернувшись на слепящий свет двойных солнц, он нагнал Оуэна, Беру и Люка и весь остаток дня неслышной тенью следовал за ними.

62
{"b":"18171","o":1}