ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ПО СЛЕДАМ НЕИЗВЕСТНОГО

Сверху дно ложбины казалось белой извилистой лентой. Однако идти по нему было нелегко: весенние потоки оставили здесь нагромождения камней. Это был самый короткий путь к берегу Белой, и Галин торопился, прыгая с камня на камень.

Машина давно оставлена у дороги и замаскирована в кустах. Чекист двигается к берегу другим путем. Успеют ли они добраться к «девятому» до захода солнца? «Надо успеть», — сказал самому себе Галин.

Цепляясь за камни и корни деревьев, он карабкался из ложбины.

Солнце уже клонилось к закату, и его лучи освещали только вершины гор. Смахнув с лица капли пота, Галин прислонился к толстой сосне на высоком берегу Белой и поднял бинокль к глазам. Где Утябаев?

Вот он! Сидит на дубе, среди густых веток. С той стороны, может быть, его не видно. Но с этого берега… Ах, Утябаев, Утябаев! Хуже ничего не мог придумать. Даже ребенок поймет, что на дубе — наблюдатель!..

Галин посмотрел на часы. Чекист, судя по всему, еще не добрался до Утябаева.

Галин метр за метром осматривал местность и вдруг вздрогнул. Кто-то сгибаясь, поднимался на скалу в полукилометре от него. Вот он задержался на минуту, посмотрел в сторону Утябаева и исчез.

Ах, Утябаев, Утябаев! Все испортил!

Галин ринулся вниз. Вот то место, где поднимался незнакомец. Вот его следы! Отсюда он наблюдал за Утябаевым…

Впереди, ближе к берегу, с шумом поднялась испуганная птица. Он! Идет к Белой!

Через минуту Галин был на берегу и присел в кустах. На противоположном берегу незнакомец зашнуровывал ботинки. Вскоре незнакомец исчез. Между тем становилось все темнее, черная туча наползала на небо, пошел моросящий дождь.

Галин вынул рацию и закрылся плащом:

— Кама! Кама! Я — Юрюзань! Прием!

— Юрюзань! Я — Кама. Прием…

— Захаров посоветовал ему оставаться на месте и продолжать наблюдение.

Галину казалось, что лучше перейти реку и идти за неизвестным. Но ведь неизвестный может не уходить, а замаскироваться и ждать. В таком случае он обязательно увидит, как Галин переходит через реку, и удерет. А темная ночь ему поможет. Галин еще раз нажал кнопку рации и прислушался. Вот чекист докладывает Захарову, что он уже на «девятом». Захаров и ему приказал оставаться на месте.

А дождик все моросил. Короткая летняя ночь казалась длинной, как в декабре.

Через каждые пятнадцать минут он прислушивался к эфиру. Вот переговариваются посты с майором. «Дема», «Ай», «Сим», «Чермасан» докладывают, что у них все спокойно.

Потом «Каму» начали вызывать друг за другом «Сылва», «Косьва» и другие притоки «Камы». Неизвестный взят в окружение! Судя по всему, в районе сброшены парашютисты.

… На рассвете по приказу Захарова Галин по перекату перешел Белую и обнаружил знакомые следы. Они то терялись в траве, то отчетливо отпечатывались в грязи.

Он достал рацию:

— Кама! Я — Юрюзань. Прием…

Захаров сообщил, что к Галину скоро подойдет «Сылва». Место встречи — поворот ручья на север.

Галину не пришлось долго ждать. «Сылва» оказалась голубоглазым молодым человеком среднего роста. Галин предложил ему идти вверх по течению, а сам пошел вниз. Не было никакого сомнения: чтобы не оставлять следов, незнакомец шел по воде.

Скоро Галин дошел до водопада. По берегу здесь нельзя было двигаться, не оставляя следов. Но никаких следов не было. Не обнаружил их и «Сылва». Он дошел до родника у подножья горы, откуда берет начало ручеек. И вдруг Галин увидел Захарова.

— Как вы здесь очутились, товарищ майор? — удивился Галин.

На усталом лице майора только мелькнула короткая улыбка.

Скоро подошли несколько парашютистов. Разделившись на группы, они обследовали все вокруг. Но никто ничего не обнаружил. А дождь шел и шел в тишине. Чуть шелестели листья под каплями. Куда ни взгляни, все в серой дымке дождя — дремучий лес, горы, овраги, головокружительные пропасти.

Впавшие в уныние люди собрались вокруг Захарова. Он задумчиво смотрел на гору, отвесно поднимавшуюся над родником. Примерно на высоте двух с половиной метров Галин увидел выступ, на котором задержались свалившиеся с высоты камни.

Едва Захаров показал рукой на этот выступ, светлолицый парень с атлетическим телосложением проворно вскарабкался наверх. Один из камней привлек его внимание. Он отодвинул его и воскликнул:

— Здесь пещера! Разрешите обследовать, товарищ майор?

— Обследуйте.

Через минуту начали поступать сообщения:

— Пещера становится шире.

— Включил фонарь… Внутри грот. Тут имеется углубление, как колодец… В нем вода.

Дальше никакого хода нет.

— Осмотреть колодец! — приказал Захаров.

— Дно колодца — белый известняк. Вода чистая, прозрачная. Глубина более двух метров. Под водой на стене колодца видна брешь.

— Поднимемся и мы, товарищ Галин, сказал Захаров и начал карабкаться. Он остановился у входа, наклонился и что-то поднял

— Обрывок шнурка от ботинка.

Галин вспомнил башкирскую пословицу. «Где конь валяется, там шерсть остается».

Захаров о чем-то долго думал, глядя в колодец, и качал головой.

— Вызвать водолазов! — наконец распорядился Захаров. И прибавил: — Немедленно.

ПЕЩЕРНЫЕ РИСУНКИ

Сегодня ребята вернулись в «берлогу» чуть пораньше, чем обычно.

— Зете и сам устал, — сказал Махмут. — Небось, не придет сюда.

В эту ночь пробивать «Дорогу Свободы» была его очередь. Поэтому Махмут решил вздремнуть часок-другой, а Шариф взял на себя всю работу на кухне.

Но Андрей раскричался:

— Один будет на кухне, а другой — в саду.

— Обоим хватит дела! Нечего лентяйничать!

— Дядя Андрей! До завтра сад никуда не убежит. Я очень устал. Завтра все сделаем.

— Смотрите-ка, как стали разговаривать!

— Вам только жрать да спать! Что стоите? Ну!.

Махмут хотел возразить, но вдруг увидел, что из-за яблонь выходит Зете. Вот так «устал»!

— Пойдем-ка со мной! — Зете указал пальцем на Шарифа и увел его с собой.

— Видел? — сказал Андрей Махмуту и многозначительно кивнул головой в сторону закрывающейся двери.

Махмут не ответил и молча отправился на кухню. Ребята часто замечали, что оставаясь наедине с Махмутом, Андрей становился более откровенным и разговорчивым. Но сегодня у Махмута не было никакого желания болтать с ним. Андрей покашливал.

— Если уж Зете сам уведет, то он даст работенку! Что молчишь? Подумаешь, устал… Ты еще не знаешь, какие тут бывают работы… А что сегодня делали?

— Да, были там же… — нехотя отвечал

— Махмут. — Военную базу строили.

— Базу? Военную? А кто тебе сказал, что она военная? А, может быть не военная?

— Нет уж, дядя Андрей. Мы знаем. Сам

— Зете рассказал.

— Сам Зете? А не врешь?

— Спросите у него.

— А для чего нужна база, он тоже рассказал?

— Рассказал.

Для чего?

— Ну, для чего военные базы строят? Известно. Только я не понимаю, что можно делать при помощи всего лишь нескольких снарядов.

— О! Ты, оказывается, не знаешь, какие это снаряды!

— Знаю. Которые полетят без помощи пушек.

— Вот. Их будет вполне достаточно, чтобы в нужный момент поднять страшную панику.

— Уж мы их выпустим, миленьких! Эх, как они обрушатся на города!.. — Андрей так закашлял, что на его глазах выступили слезы. — Осталось ждать не так уж много. Совсем немного…

Махмут метнул на Андрея ненавидящий взгляд.

— А ты не беспокойся! — Андрей, по-видимому, заметил, что Махмуту не по себе. — Пока ты со мной, тебе ничего плохого не будет.

— А что мне может быть? — спросил Махмут, посмотрев Андрею в глаза.

— Э-э! — многозначительно произнес Андрей и перешел на шепот: — Не говори так!..

Ты забыл про Зете?.. Пусть он думает, что я глупый! А я о его махинациях все знаю! Дай только срок, я с ним посчитаюсь!

— Какие махинации, дядя Андрей?

Андрей встрепенулся, кашлянул, сплюнул:

26
{"b":"18177","o":1}