ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что бы ты хотела, дорогая, — спрашивал Дракоша, — чтобы ты хотела, дорогая, чтобы я подарил тебе на нашу свадьбу?

Лайце была умная девочка, она не стала капризничать и кричать, как это делали другие, глупые девчонки из неинтересных сказок, что не желают выходить замуж и поэтому ничего не хотят. В ней текла восточная кровь, а потому она была наделена восточной мудростью. Она на минутку зажмурилась, подумала и сказала:

— Дорогой жених, подари-ка мне в память об этом счастливом для нас с тобой дне Дерево Мира, которое твой папа Дракон зачем-то похитил у людей.

Невестам отказывать не принято вообще, а в особенности в сказках: ведь даже и в обыкновенной жизни им дарили и цветы, и дворцы, и лошадей, и даже реки…

И Дракоше ничего не оставалось, как пообещать Лайце сделать то, о чём она просит, да в сущности он, наверное, мало видел проку в Дереве Мира, которое приволок для чего-то в их огненный мир отец.

Лучше бы папочка притащил парочку дисплеев…

И Дракоша обещал невесте Дерево Мира.

Но выполнить обещание и в огненном мире оказалось много сложнее, чем дать его. Не нужно думать, что если ты сын Огненного Дракона, то все можешь. К тому же у Дракоши с Аштар-и-Калоном отношения отнюдь не были вполне хорошими. Проблема отцов и детей живёт повсеместно! Например, Дракоша созвал гостей, а отца просил посидеть в своей комнате, не портить компанию…

Может, он почему-то считал, что отец перепугает собравшихся своим видом или чего-нибудь не то скажет, выразится как-нибудь не по-парламентски, а по-простому, по драконьи, да и музыку, которая наполняла Дворец Дракоши, отец совершенно не выносил…

И старый Дракон, огромный Аштар-и-Калона, не в шутку обиделся, а попробуй у обиженного отца выпросить Дерево Мира.

Уже, как говорится в сказках, трижды заржал конь, трижды плеснула в реке рыба хвостом, а во Дворце Дракоши все ещё продолжалось веселье.

Судя по тому, что я ещё ни разу не обжёг себе хвост и нос, Дракоша, в отличие от его отца, не очень любил огненные забавы. Поэтому здесь было сравнительно безопасно: можно было не получить в лоб шаровой молнией, можно было обойтись без смерча, и электрические разряды, и напалмовые озера не угрожали ежеминутно тем, кто приходил сюда в гости.

Но во Дворце сына было нечто не менее экстравагантное, чем огненные забавы Аштар-и-Калона. С золотого холма прямо во двор Дворца низвергался ручей. Это был сын Большой Белой Реки. За два дня до свадьбы, как нам рассказали слуги, Дракоша отправил тысячу человек к истоку этого ручья, чтобы они давили в него виноград со склонов гор. Таким образом во двор в буквальном смысле лилось вино. Стоит ли говорить, что в считанные минуты гости Дракоши упились. Упился и сам жених, не сводя восторженных глаз со своей избранницы. И вдруг он увидел сидящего напротив него Ате.

Как любой ребёнок, он немедленно схватил его рукой, решив, как и я сегодня утром, что тот сделан из шоколада, и постарался отправить его тотчас же себе в рот.

— Подожди, — крикнула ему Лайце, — шоколад вреден на ночь, милый Дракоша!

Желание невесты было удовлетворено. Но Дракоша не отпустил Ате совсем, а только спрятал его в холодильник, чтобы тот не растаял к утру, когда уже можно будет им полакомиться.

Вот до чего доводит разгульный образ жизни и вседозволенность!

Хорошенькое же получилось путешествие в Огненный мир: мы потеряли теперь ещё и Ате. Но, как нас учат мемуары военачальников — каждую ситуацию надо использовать себе на пользу, а врагам во вред. И мы решили больше пока ничего не предпринимать, остановиться и подумать.

А что нам ещё оставалось делать?

— Все будет хорошо, — сказал вдруг Гурбахш.

И действительно, вскоре стало все почти хорошо. Дракоша захрапел. Он забыл про свою невесту, и Лайце оказалась среди нас.

Хайди и Три Лепестка Чёрной Розы, Витя, Гурбахш и я, конечно, горячо приветствовали Лайце. Крылатый Гиппопотам, приглашённый на свадьбу, но прибывший после того, как он уложил Аштар-и-Калона спать, витал над свадебным столом и вилял хвостом, как собачонка. Я выражал свою радость более солидно.

Когда первая радость встречи с Лайце прошла, мы все стали думать, как вызволить Ате из исполинского холодильника.

О Дереве Мира мы временно не думали.

Глава 9. Шоколадный мальчик исчезает, а ко Дворцу Дракона подходят люди

На чёрном небе стали появляться белые заплаты. На Огненную страну опускалось утро. Витя и Гурбахш все ещё рассуждали о том, каким образом можно выручить из исполинского холодильника Ате.

Сама ситуация была столь необычна даже для сказки, что ребята никак не могли придумать, что же такое предпринять.

Судя по шуму, который доносился из холодильника, Ате там было не скучно. А мы, слыша этот шум, переживали. Ведь этот шум мог означать что угодно: и борьбу Ате с неведомыми силами, и его призывы о помощи, и грохот посуды со снедью, обыкновенно стоящей в холодильнике, а теперь падающей на нашего друга.

В сотый раз оглядывая холодильник, мои друзья и я, а также повсюду теперь сопровождавший нас Крылатый Гиппопотам обнаружили странное свечение, пробивающееся из щели. «Неужели там свет? — подумали мы, — но отчего? Может быть, неплотно прикрыта дверь?»

К сожалению, дверца была пригнана плотно. Но свет действительно был.

Это был огонь десятков глаз, которые одновременно смотрели на Ате.

Но узнали мы об этом, конечно, позже, а в то время мне показалось, что из холодильника сильно пахнет «человечьим духом». Кто же там? Там, может быть, много ребят, не только Ате… И я не к месту вспомнил какую-то глупую сказку про великанов-людоедов.

Но потом вспомнил и нечто забавное: мы с Витей у нас дома тоже однажды забрались в холодильник — решили закалить здоровье. Кончилось это тем, что мы чуть не превратились в пингвинов, а потом две недели валялись в постели, изображая больных: чихали, кхекали, чем извели маму Машу вконец.

Я отвлёкся, вспоминая дом. Увы…

Позже Ате рассказал нам о своих злоключениях.

— Ты кто? — спросили у него сразу много голосов в темноте холодильника, когда он войдя, начал выполнять гимнастические упражнения, чтобы согреться.

Ате перестал делать гимнастику. Перестал греметь посудой, и шум, так напугавший нас сперва, стих.

— Кто вы? — спросил Ате в свою очередь.

— Дети, — ответили дети, — нас посадил сюда Дракоша, чтобы мы не мешали работать нашим родителям.

— А где ваши родители?

— А наши родители на вершине горы давят виноград для него. Они его специально обрабатывают, и винный ручей падает во двор Дракоши. Он — пьяница, — пояснили дети.

— А как попасть на вершину горы? — спросил Ате, в голове которого вдруг родилась остроумная идея.

— Очень просто, надо только дотянуться до кнопки наверху, это ведь холодильный лифт, но мы все маленького роста…

— Так встанем же друг на друга, — сказал Ате, удивившись, что до него никто этого не придумал.

Ребята встали друг на друга и нажали кнопку. Холодильник в самом деле превратился в лифт, и кабина поехала вверх, на гору.

Каково же было удивление взрослых, давивших там виноград, когда кто-то из них вдруг увидел одиноко стоящий на горе громадный холодильник. Он позвал других, все вместе они открыли дверцу, и тотчас же Ате вышел из него, а за ним как горох посыпались детишки.

Родители, обалдевшие от счастья, кинулись обнимать своих детей.

Только потом они вспомнили про Ате, который как настоящий герой одиноко стоял в стороне.

— Кто ты? Откуда? — спрашивали они Ате.

— Шоколадный мальчик, — кричали дети, которые только теперь разглядели Ате как следует.

— И вовсе я не шоколадный, я — коричневый, меня зовут Ате, а вот вы почему потворствуете пьянству? Пьянство и революция несовместимы, — произнёс он фразу, которую где-то услышал.

Родители не успели ничего ответить.

— Он нас спас, — кричали дети.

— Он, наверное, Бог, — решили взрослые.

31
{"b":"18180","o":1}