ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зло
Призрак Канта
Игра Джи
Око Золтара
Гребаная история
Зона Посещения. Расплата за мир
Ликвидатор. Темный пульсар
Тамплиер. Предательство Святого престола
Ухожу от тебя замуж

Желоб и свайные опоры Федор запроектировал бревенчатыми — не потому, что он был русским инженером и привык пользоваться этим материалом «для завоцкого и плотинного строения», а потому, что желоб из каменной кладки на двенадцатисаженной высоте было бы гораздо труднее закрепить. К тому же он весил бы много больше деревянного и потребовал бы мощных и частых опор.

Да и деревянный желоб таких размеров, наполненный водой, получался не легкий; поэтому опорные сваи надо было ставить не реже чем через каждые две сажени.

На все это требовалось около тысячи трехсаженных бревен толщиной не меньше фута.

Для безлесного Пенджаба это была огромная цифра.

— Правильно ли ты исчислил, юноша? — хмуро спросил Лал Чандр.

— Я цифири и циркульному действию обучался у самого Леонтия Филиппыча Магницкого, — обиженно ответил Федор.

— Не знаю, о ком ты говоришь. — Лал Чандр задумался. — Хорошо, — сказал он, помолчав. — Придется мне поехать к радже Мохинджи. В его владениях, в верховьях реки Рави, есть леса, а где лес — там слоны. Сплавим лес по Рави до наших мест, а потом слоны перевезут его к храму Кали.

— Слоны? — с интересом спросил Федор. — Слоны перевезут лес?

— Заканчивай здесь колесо и приступай к машине молний, — приказал Лал Чандр. — Когда лес будет на месте, переедешь с плотниками к храму, будешь строить желоб.

И Федор приступил к проектированию большой машины молний для храма Кали.

До сих пор он не имел представления о той страшной силе, удар которой однажды ощутил.

На своем веку изведал Федор и сабельного удара и пулевого пробоя. Хорошо помнил, как шведский книпель — снаряд из двух чугунных полушарий, соединенных короткой цепью, — перебил на их корабле бык-гордень[16] и оборвавшийся гротарей (стопудовое бревно) полетел вниз, круша все на своем пути. Кто-то крикнул: «Фан ундер!»[17] Матросы разбежались по палубе, а он, Федор, не успел отскочить — задело его малость, но и от этой малости рухнул он как подкошенный…

Но пуще прежних потрясений запомнился Федору холод медных бедер богини Кали, треск голубых молний, запах весенней грозы, и будто тысячи иголок вонзились в тело. Мгновенная боль, а потом непонятная дрожь и металлический привкус во рту…

Хорошо понимал Федор: где есть валы да шестерни, никакой бог, хоть и шестирукая Кали, здесь ни при чем, Просто брахман знает что-то, другим неведомое.

Федор уже знал, что загадочная сила рождается от вращения диска и может проходить куда угодно по металлу. Знал, что Лал Чандр умеет копить эту силу в металлических сосудах, наполненных какой-то жидкостью, что медная статуя Кали была внутри пустая и залитая той же жидкостью.

Страстно хотелось Федору проникнуть в тайну брахмана и увезти ее с собой на родину. Еще не зная, как добраться до тайны и как бежать отсюда, он уже задумывался, через кого добиться, чтобы с глазу на глаз доложить государю о неведомой силе…

Иногда во время опытов с машиной молний Лал Чандр зажигал в чаше, стоявшей на медном треножнике, какие-то снадобья; от них шел пахучий дым. При этом Федор помогал брахману сдвигать и раздвигать бронзовые шары машины. От разных снадобий и молнии получались разные: то совсем слабые, а то проскакивали между далеко раздвинутыми шарами.

Каждый раз Лал Чандр записывал, при каком курении какой длины получается молния. Терпеливо добивался: что жечь, чтобы молния была подлиннее да поярче. И каждый раз перед тем как попробовать другое снадобье, лабораторию тщательно проветривали пунками — полотнищами на рамах, подвешенных к потолку. Их приводили в движение из-под пола рабы Лал Чандра.

Иногда запах курений напоминал Федору ладан, церковь; казалось, в этом есть что-то от бога. Но запах ладана сменялся иной раз такой вонью, что даже бесстрастный Лал Чандр крутил носом, тушил курильницу и проветривал помещение. Вонь, понятное дело, никак не связывалась с божественным промыслом…

Эта зависимость между курением и силой молнии каралась Федору особо таинственной[18].

Все больше убеждался Федор в правоте Рам Даса: злое дело замышлял Лал Чандр. Не науки ради вызывал он молнии, не только во славу многоруких идолов курились его адские снадобья…

Однажды в лабораторию внесли на носилках труп индуса средних лет, худого, но хорошо сложенного.

Около машины молний поставили стол, покрытый тяжелой мраморной плитой. К бронзовым шарам прикрепили два толстых гибких каната, сплетенных из бронзовых проволок. Канаты были обмотаны тонким шелком, пропитанным какой-то смолой, а их свободные концы — впаяны в игольной остроты серебряные наконечники.

По знаку Лал Чандра слуги положили обнаженный труп на черный мрамор стола и неслышно удалились.

Лал Чандр бросил в дымящуюся чашу на треножнике щепотку снадобья. Помещение окуталось зеленоватыми клубами дыма. Остро и пряно запахло.

Брахман взял в руки один из канатов.

— Возьми второй, — велел он Федору, — но опасайся коснуться его обнаженного конца.

Диск машины молний начал вращаться — все быстрее и быстрее. Золотые пластинки слились в один сияющий круг. Комната плотно наполнилась однотонным воем.

Федор обеими руками держал канат, выставив вперед острый наконечник, как багинет перед боем. Лал Чандр стал медленно придвигать к нему острие своего каната.

Треск! Слепящая голубая молния возникла между остриями. Клубы зеленого дыма засветились призрачным светом. Федор стоял неподвижно. Он уже привык к жизни среди молний. Лал Чандр резко отвел в сторону свой наконечник; с треском погасла молния. Не выпуская из рук каната, он подошел к столу и сбросил ткань, покрывавшую лицо мертвеца.

Федор вздрогнул: лицо было страшным, синевато-белым. Между искаженных судорогой губ торчал кончик языка. Стеклянные, широко раскрытые глаза хранили выражение предсмертного ужаса. На шее четко вырисовывалась синяя бороздка — рельефный оттиск плетеного шнурка.

Федор сразу вспомнил рассказы сикхов о страшной секте тугов-душителей. Скрывая под одеждой священный шнурок, туги бродили по дорогам, по темнеющим вечерним улицам городов, подстерегая свои жертвы. Держа шнурок обеими руками за концы, душитель, подкравшись сзади, накидывал его на шею одинокого прохожего и быстрым движением делал вокруг шеи полный оборот, а потом, уперевшись ногой в спину жертвы, молниеносно затягивал концы.

Это совершалось для того, чтобы умилостивить гневную богиню Кали.

Но по тем же рассказам Федор знал, что в Пенджабе, где культ страшной Кали не был в почете, туги никогда не показывались.

Владение Лал Чандра было вдалеке от жилых мест, слуги за ограду не выходили. Значит; этот человек, бывший раб Лал Чандра — Федор узнал его, несмотря на искаженное лицо, — не был случайной жертвой фанатика. Он был задушен здесь, внутри высокой ограды, за какое-нибудь нарушение или просто потому, что Лал Чандру понадобился труп…

Федора пронзила страшная мысль: Лал Чандр от него ничего не скрывает, не стесняется показать умерщвленного таким способом человека, которого он, Федор, видел живым еще вчера!

Лал Чандр уже считает его, Федора, обреченным. Когда работы будут закончены, его задушат, как этого несчастного… На мгновение Федору показалось, что его горло перехвачено тонким шнурком. Он судорожно глотнул. Не помня себя шагнул к Лал Чандру.

Брахман вскинул на него тревожный взгляд. Какой-то миг длился безмолвный поединок: Потом Федор овладел собой; отвернулся, глухо спросил: дальше что делать?

Лал Чандр спокойно подошел к трупу, вонзил острие своего наконечника в его смуглое плечо. Приказал:

— Приложи свой наконечник к его ступне.

«Может, ткнуть тебя самого? — пронеслось у Федора в голове. — Да незнамо, будет ли толк. Верно, душители в соседних покоях караулят. Ладно, доберусь до тебя еще!»

вернуться

16

Узел крепления реи к мачте.

вернуться

17

Van onder (голл.) — «падает вниз!»; в наше время превратилось в предостерегающий оклик «полундра!».

вернуться

18

Иногда небольшие примеси некоторых газов к воздуху сильно влияют на длину пробиваемого искрой пространства.

36
{"b":"18189","o":1}