ЛитМир - Электронная Библиотека

— Видал? — Юра проводил мальчишек любопытным взглядом. — До чего похоже!

Через застекленную галерею они прошли в комнату. Здесь было прохладно. Над письменным столом Николая громоздились полки с книгами. В углу стоял, как цапля на одной ноге, фотоувеличитель.

Юра взял со стола самодельное ружье для подводной стрельбы, осмотрел его.

— Пружина туговата.

— В самый раз, — сказал Николай. — Слабее нельзя.

— Давай заканчивай к воскресенью. Постреляем.

— В воскресенье гонки. Забыл?

— А, верно! — Юра бросился на койку и блаженно потянулся. — Летний план выполнен, а, Колька? — Он стал загибать пальцы на руке. — Акваланг сделали. Цветную фотопленку освоили. Ружье почти готово. Скоро я свой магнитофон закончу. — Он поцокал языком. — Зверь, а не магнитофон будет. Увеселительный агрегат.

— Юрка, — сказал Николай, вытаскивая из ящика стола листки, испещренные эскизами и расчетами, — посмотри-ка, что я набросал.

Юра взглянул на листки.

— Какие-то груши. — Он протяжно зевнул. — Убери. Неохота вникать.

— Ты послушай сперва. Помнишь разговор о поверхностном натяжении? Шеф интересную мысль кинул.

— Шеф велел ее из головы выкинуть.

Николай разозлился:

— Кретин! С тобой невозможно стало говорить на серьезные темы! Одна Валечка у тебя в голове!

— Сам кретин, — благодушно отозвался Юра. — Ну ладно. Излагай.

Николай включил вентилятор.

— Ответь, — сказал он, закуривая, — какую форму имеет жидкость?

Юра вскинул брови:

— Форму сосуда, в который она налита. Об этом догадывались еще первобытные люди…

— Обожди. Теперь берем каплю. Что удерживает жидкость в капле? Натяжение поверхности. Без всякого сосуда. Идеальная форма минимальной поверхности — шар. Но капля не круглая: земное тяготение придает ей грушевидную форму.

— Каплевидную, — поправил Юра.

— Именно. Слушай дальше…

Но тут в дверь постучали. В комнату вошел крупный, атлетически сложенный мужчина в белой майке и синих пижамных брюках. У него было щекастое лицо, мощная нижняя челюсть и веселый рыжеватый хохолок на макушке. Из-под майки выпирали мускулы, несколько заплывшие жиром.

— Наконец-то поймал! — сказал атлет густым хрипловатым голосом. — Где ты шляешься, Коля? Никогда дома нету! — Он сел на стул, и стул жалобно заскрипел под его тяжестью.

— Чего тебе, дядя Вова? — спросил Николай.

— По научной части пришел. Вот. — Атлет протянул Николаю листок бумаги. — Силомер хочу сделать, новой конструкции. Здесь все нарисовано. Ты мне силу пружины рассчитай. И размеры…

— Срочно нужно?

— А чего тянуть? Ты науки знаешь, у тебя на линейке быстро получается.

— Завтра, дядя Вова. Хорошо?

— Ладно, потерплю, — согласился Вова. — Теперь еще дело есть. Акваланг дашь? На пару дней.

— Акваланг? — переспросил Николай.

— Не бойся, ничего я ему не сделаю, — сказал атлет, заметив его колебания. — Я потом снова заряжу баллоны воздухом.

— Ладно, бери.

Вова взял из рук Николая акваланг, маску, пояс с грузами, осмотрел их и щелкнул языком:

— Вещь! Ну, спасибо.

— Ты когда приехал? — спросил Николай. — Уезжал ведь куда-то?

— В воскресенье приехал. Между прочим, видел я, как ты девицу вытащил из воды. Ловкач! — Гора мускулов затряслась от смеха.

— Черт побери, весь город, кажется, видел! — сказал Николай.

— А что? — насторожился Вова. — Еще кто видел?

— Целый теплоход видел. Ты разве тоже был на «Узбекистане»?

— Ну, на теплоход-то я плевал, — неопределенно сказал Вова и, кивнув, вышел из комнаты.

— Надоел со своими силомерами! — проворчал Николай. — Так слушай дальше…

Тут он заметил, что Юра спит, мерно дыша и свесив с койки длинные ноги. Николай потряс его за плечо — Юра дернул ногой и, не открывая глаз, рукой отпихнул друга.

— Сейчас же проснись! — заорал Николай. — Душу вытряхну!

Юра открыл глаза.

— Я, кажется, немного вздремнул, — сказал он, дружелюбно улыбаясь.

— Мне тоже показалось. Слезь с койки.

— Мне так удобней. Да ты излагай дальше. Мы остановились на том, что капля имеет каплевидную форму. Очень интересно.

— Иронизируешь, скотина?

— Нисколько.

— Ну, слушай. Размер капли зависит от величины поверхностного натяжения. Для воды оно составляет… — Николай заглянул в свои записи. — Для воды поверхностное натяжение — семьдесят два и восемь десятых эрга на квадратный сантиметр. Для спирта — двадцать два с мелочью…

— А ртуть? — спросил Юра.

— Ртуть? Сейчас. — Николай достал с полки толстый справочник и перелистал его. — Ртуть… Ого! Четыреста семьдесят эргов. Вот это натяжение!

— Оно еще увеличится, если через ртуть ток пропускать. Помнишь, мы читали про старинный опыт — «ртутное сердце»?

— Верно! Молодец, что напомнил, Юрка! Это то, что нужно…

— Не стоит благодарности. — Юра сделал рукой царственный жест.

— Насчет ртути еще подумаем, — сказал. Николай. — Теперь такая мысль. Ты видел, как во время дождя вода бежит по провисшим проводам?

— Видел. Захватывающее зрелище.

— Она бежит струйкой каплевидного сечения, — продолжал Николай. — Представь, что провод мы заменили каким-то энергетическим лучом. Луч создает поле. Поле усиливает поверхностное натяжение, сечение струи увеличится…

— Не трогай поля, старик. По части поля мы с тобой малограмотны.

— А мы в дебри не полезем. Нужен только генератор высокой частоты.

— Дай-ка твои бумажки, — сказал Юра, помолчав. — Это что за схема?

Николай подсел к нему на койку и начал объяснять:

— Смотри. Протянем проволоку. Наклонно. Сверху пустим воду, внизу банку подставим. Зная время и количество воды, подсчитаем скорость. Определим сечение капли, вычислим поверхностное натяжение. Это для начала. Потом окружим проволоку спиралью…

— Понятно: резонансная схема, наложенные частоты… — Юра соскочил с койки. — Тащи проволоку!

В серых глазах Николая мелькнула улыбка. Юрку надо только раскачать, а дальше — лавинообразное проявление энергии…

Юра стянул с себя рубашку, рывком головы отбросил со лба мягкие белобрысые волосы и вытащил из кармана отвертку. Отвертка была не простая: еще в студенческие времена Юра сделал для нее наборную рукоятку из цветной пластмассы, а внутри рукоятки поместил неоновую лампочку-индикатор. Он никогда не расставался с любимой отверткой. Подобно мечу Роланда, она имела собственное имя — «Дюрандаль».

— Сейчас немножко распотрошим твой приемник, — сказал Юра. — Не бойся, только входной контур используем. И гетеродин. — Он повалил радиоприемник набок и начал вывертывать болты крепления шасси. — Выпустим ему кишки наружу… Чего ты стоишь, Колька? Иди на галерею, растяни проволоку.

Он бойко орудовал отверткой, приговаривая:

— Кто-то из великих сказал — истинный экспериментатор поставит любой опыт, имея три щепки, кусок резины, стеклянную трубку и немножко собственной слюны…

Через час, когда пришла с работы мать Николая, Вера Алексеевна, эксперимент был в полном разгаре.

— Мама, не задень проволоку, — предупредил Николай.

Вера Алексеевна осторожно обошла проволоку и неодобрительно посмотрела на лужу воды на полу галереи.

— Опять мастерская! — сказала она. — Вы, конечно, не обедали? Кончайте, буду вас кормить.

— После!

Вера Алексеевна прошла в комнату. Она давно привыкла к тому, что галерея была то механической мастерской, то площадкой для настольного тенниса, а когда Юра притаскивал гитару, то и эстрадой. Это была хорошая, удобная галерея, вполне достойная великих дел, которые должны были в ней произойти. Только — не сегодня.

5. Читатель ближе познакомится с Бенедиктовым, а также узнает некоторые подробности биографии Вовы
Идите и гладьте —
Гладьте сухих и черных кошек!
8
{"b":"18189","o":1}