ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
Соблазни меня нежно (СИ)
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Ghost Recon. Дикие Воды
Честная книга о том, как делать бизнес в России
BIANCA
Homo Deus. Краткая история будущего
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?

— Знакомьтесь, — сказала Валя и со значением посмотрела на Николая, — это Зина, моя подруга.

Затем Валя взяла Юру под руку и увлекла его вперед. Николаю ничего не оставалось, как идти рядом с новой знакомой. Зина оказалась неглупой и начитанной девушкой. Они говорили о книгах, и Николаю пришлось признаться, что многих новинок он не читал.

В кино они не попали и пошли на Приморский бульвар. Дул холодный северный ветер, стучала о фонарь ветка акации. Под акацией стояла скамейка — та самая, возле которой прошлым летом Николай повстречал Риту…

Он вдруг остановился. Ему очень жаль, но дома его ожидает срочная работа: Привалов велел к понедельнику перевести статью из «Pipeline news»[37].

— Помнишь? — сказал он Юре. — Еще в начале недели он просил.

— Да, — кивнул Юра, который впервые слышал об этом. — Тебе много еще осталось?

— На полночи хватит.

Валя посмотрела на Николая уничтожающим взглядом и взяла Зину под руку.

Николай попрощался и ушел.

В пакете, присланном из Института поверхности, и в самом деле оказалось интересное сообщение: диапазон частот, повлиявший на установку в Бондарном переулке, был уточнен. Схема, которая смутно проглянула из неуклюжего опыта молодых инженеров, теперь заговорила языком формул и цифр. Москвичи получили первый результат: сжатые в поле кольца Мебиуса штанги проникли друг в друга — неглубоко, но все же проникли. Григорий Маркович считал, что теперь южане могут своими силами поставить опыт с жидкостью.

И осторожный Колтухов сдался: разрешил Привалову готовить опыт.

Тема шла в закрытом порядке, и мало кто знал, что скрывается за не очень выразительным ее номером, но весь институт чувствовал, что ожидается необычный эксперимент. Все приваловские заказы проходили в мастерской вне очереди. Ходили слухи о некоем затейливом кольце.

С кольцом Мебиуса было особенно много хлопот. Тогда, в Бондарном переулке, на столе красовалось колечко, сделанное по наитию.

Теперь, когда форма рабочего поля поддалась расчету, геометрические размеры кольца были увязаны с параметрами поля.

…Когда-то Фарадей обнаружил, что электрические заряды собираются только на внешней поверхности проводника. Для доказательства великий англичанин построил камеру, покрытую со всех сторон металлической сеткой, которая соединялась с электростатической машиной. Вблизи камеры электроскопы показывали наличие заряда: их листки расходились. Но, если человек с электроскопом входил в камеру — ее теперь называют «клеткой Фарадея» — и закрывал за собой сетчатую дверцу, электроскоп не показывал внутри камеры никакого заряда, как бы сильно ни раскручивали статический генератор там, снаружи.

Итак, электрические заряды собираются на наружной поверхности проводника. Но кольцо Мебиуса имеет только одну поверхность — не внешнюю и не внутреннюю. По мнению московского академика, именно эта загадочная особенность порождала перестройку внутренних связей вещества. Во всяком случае, из этого исходила программа эксперимента, составленная Приваловым и Багбанлы.

Подготовка опыта заняла весь май и половину июня.

Читатель, вероятно, помнит, что в одной из комнат лаборатории Привалова была собрана установка со спиралью из стеклянной трубки внутри статора электрической машины. Теперь рядом со статором возвышалось кольцо Мебиуса — полутораметровая перекрученная петля из желтоватого металла. Позади кольца матово поблескивал алюминиевый диск — экран-конденсатор, соединенный с мощным электростатическим генератором.

Стеклянная спираль с водой была подведена к нефтяному бачку.

По замыслу, в поле кольца Мебиуса должна была возникнуть проницаемость: нефть пройдет по спирали сквозь воду. Это и будет желанная модель беструбного нефтепровода, полная диффузия жидкостей с перестроенными внутренними связями: частицы нефти свободно пройдут между частицами воды.

Москвичи писали, что в «пусковой момент» необходимо некоторое возбуждение поля извне. Григорий Маркович считал подходящим для этого пучок жестких гамма-лучей. Вот почему рядом с кольцом был укреплен свинцовый контейнер с ампулой радиоактивного препарата.

Управление и измерительные приборы Колтухов велел вынести в соседнее помещение, а комнату с установкой самолично запер и опечатал.

Уже несколько дней установку «гоняли» на разных режимах. Пока ничего не получалось: нефть, нагнетаемая насосом, просто вытесняла воду из стеклянной спирали. Привалов нервничал и даже порывался войти в помещение установки, но Колтухов не давал ему ключа.

— Не дури! — ворчал он. — Все приборы здесь, значит, отсюда виднее. С лучевой опасностью шутить не позволю. Имей терпение.

В этот день все началось, как обычно. Инженеры заняли места у приборов. Юра включил телепередатчик на установке. На экране телевизора возникли кольцо Мебиуса и стеклянная спираль.

— Внимание, начинаем, — сказал Привалов. — Контейнер!

Электрик нажал кнопку. В соседней комнате сильный электромагнит снял крышку со свинцового контейнера, и поток гамма-лучей устремился на стык воды и нефти. Вспыхнул рубиновый глаз указателя радиоактивности.

— Статический заряд!

Щелкнул тумблер, взвыл за стеной генератор. Перед Николаем в круглом донце катодной трубки осциллографа возник зеленый зигзаг и медленно пополз вправо мимо делений отсчетной сетки. Николай повернул ручку, удержал зигзаг на месте.

— Николай Сергеевич, вводите наложенную частоту. Дайте двести тридцать, — скомандовал Привалов и подошел к самопишущим приборам.

Дрожащие лиловые линии ползли за треугольными перьями, медленно тянулась графленая лента.

— Двести сорок!

Переходя с позиции на позицию, Привалов терпеливо прощупывал намеченный на сегодня диапазон.

Вдруг Юра подался вперед, к экрану: граница темной нефти и прозрачной воды потеряла четкость, размылась.

— Пошло! — сдавленным шепотом сказал он.

Все взгляды устремились на экран: действительно, было похоже, что теперь нефть не давила на воду, гоня ее перед собой, а пошла сквозь нее…

Привалов так и прилип к дистанционному манометру. Сопротивление явно падало. Сто двадцать… Семьдесят… Пятьдесят два грамма на квадратный сантиметр… Снова кинулся к телевизору. Стеклянная спираль замутнилась полностью.

— Проницаемость, Борис Иванович! — Юра счастливо засмеялся.

Сопротивление воды быстро падало. Желанный нуль приближался. Колтухов встал и подошел к манометру.

— Н-да, — сказал он. — Вроде получается…

Тридцать пять… Тридцать… И вдруг стрелка, задрожав, остановилась на двадцати семи.

Привалов нетерпеливо постучал ногтем по стеклу манометра. Стрелка будто уперлась в невидимую преграду.

— Коля, прибавьте пять десятых, — негромко сказал он.

Николай слегка повернул рукоятку напряженности поля. Зеленый зигзаг на экране осциллографа, вырос. Стрелка манометра не шевельнулась.

— Какой-то порог, — сказал Привалов. — Еще пять десятых!

— Борис Иванович! — позвал вдруг электрик. — Гляньте-ка сюда.

В окошке счетчика расхода электроэнергии цифры бежали быстрее обычного. Сотых нельзя было рассмотреть вовсе — они сливались.

Привалов взглянул на амперметр: стрелка стояла почти на нуле, как будто установку выключили. Но колесики счетчика вращались все быстрее. Было похоже, что электрическая энергия сети исчезала в бездонной пропасти.

Подошел Колтухов.

— Как в прорву! — сказал он. — В чем дело?

Телефонный звонок прервал его. Он снял трубку.

— Да, Колтухов… Нет, ничего нового не подключали… Что? Да, придется. Позвоню через пять минут. — Он положил трубку и повернулся к Привалову. — На подстанции беспокоятся. В районе падает напряжение. Они подключили резерв, но защита не срабатывает. Чудовищная, непонятная утечка энергии. Остановим?

Зигзаг на осциллографе рос в высоту, хотя режим не менялся.

вернуться

37

«Трубопроводные новости», американский журнал.

80
{"b":"18189","o":1}