ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, — говорил Юра, — охота на рыбу с дыхательными приборами запрещена, но нам можно.

Втроем гонялись по очереди за одним и тем же сазаном — и никто не попал…

Холодок в отношениях между Валей и Ритой понемногу таял. Из женской солидарности Рита поддерживала Валю в частых спорах. Иногда они уединялись, насколько возможно это на тесной яхте, и подолгу разговаривали о чем-то своем. Вернее — Валя рассказывала о себе, о диссертации, о том, какой Юра бывает противный и невнимательный. Рита слушала улыбаясь.

Море, солнце и движение делали свое дело. Рита повеселела, загорела и сама ужасалась своему аппетиту. Город, тревога, огорчения последних месяцев — все это отодвинулось, задернулось синим пологом моря и неба.

Был лунный вечер. Черное небо — сплошь в серебряных брызгах звездной росы. Слегка покачиваясь, бежал «Меконг» по черной воде, оставляя за собой переливающееся серебро кильватерной дорожки.

Рите не хотелось спать. Она сидела в корме, обхватив руками колени. Рядом полулежал Николай. Его вахта подходила к концу, но он не торопился будить Валерку, спавшего в каюте.

Тишина, море, вечер… Николай закрыл глаза. «Коснуться рук твоих не смею», — всплыл вдруг в памяти обрывок стиха.

— Я вспомнила детство, — сказала Рита. — Только в детстве были такие вот тихие звездные ночи.

Ее голос наплывал будто издалека.

— Какая странная сила у моря, — медленно продолжала она. — Оно словно смывает все с души…

«Коснуться рук твоих не смею», — беззвучно повторял он.

— Ты слышишь меня?

— Да. — Николай открыл глаза.

— Только теперь я, кажется, поняла, почему в моем роду было много моряков…

А на носу «Меконга», за стакселем, облитым лунным светом, сидели Валя и Юра. Валя положила черноволосую голову на Юрино плечо и зачарованно смотрела на море и звезды.

— Смотри, какая яркая, — шепнула она, указав на золотистую звезду.

В той части горизонта небо было чуть светлее и отсвечивало синевой.

— Это Венера, — сказал Юра. — А знаешь, греки считали Венеру за две звезды: вечернюю, западную — Веспер, и утреннюю, восточную — Фосфор. Правда, Пифагор еще тогда утверждал, что это одна планета.

— Вечно ты со своими комментариями! — недовольно протянула Валя. — Не можешь просто сидеть и смотреть на природу…

Вдруг она оглянулась и высунула из-за стакселя любопытный нос.

— Интересно, о чем они разговаривают? — прошептала она. — Как ты думаешь, какие у них отношения?

— Не знаю.

— Юрик, умоляю!

— Говорю — не знаю. — Юра счел нужным добавить: — У вас есть женская классификация: ходят, встречаются, хорошо относятся, еще что-то. Все это не подходит. Лучше всего — не вмешивайся.

— Ну и глупо!

Валя отодвинулась. Рекс, лежавший рядом, вильнул обрубком хвоста. Она машинально погладила пса по теплой голове.

Юра торопливо спустился в каюту и вынес фотоаппарат.

— Редкий документальный кадр, — пробормотал он, нацеливаясь объективом на Валю и Рекса. — Всегда была против пса, и вдруг… Вот что делает лунный свет…

Он щелкнул затвором и сказал:

— Если что-нибудь выйдет, я увеличу этот снимок и сделаю на нем надпись:

Ночь светла; в небесном поле
Ходит Веспер золотой.
Старый дог плывет в гондолу
С догарессой молодой.

— У Пушкина не дог, а дож, — поправила Валя. — Венецианский дож.

— А у нас — дог. Правда, не старый, но все же дог. В переводе с английского — пес.

Валя махнула рукой и пошла спать.

Опаленный солнцем архипелаг…

Миновали остров Дуванный, где некогда вольница Степана Разина «дуванила» — делила трофеи персидского похода. Побывали на богатом птичьими гнездовьями острове Булла. Высаживались на острове Лось, усеянном грифонами. Здесь в кратерах — иные были до двадцати метров в диаметре — постоянно бурлила горячая жидкая грязь. Кое-где она переливалась через края, бурыми ручьями стекала в море.

— Как странно, — говорила Рита, — я представления не имела, что у нас под боком такая дикая и грозная природа…

Теперь «Меконг», обогнув остров Обливной, шел к Погорелой Плите — каменистому острову, издали похожему на парусник. Когда-то Погорелая Плита была подводной банкой; в 1811 году (это Юра вычитал из лоции) корвет «Казань», наскочив на нее, потерял руль. После Погорелой Плиты намеревались взять курс прямо к куринскому устью.

— Юрик, здесь опасно плавать? — спросила Валя.

— Не очень. — Юра углубился в лоцию. — Слева от нас остров Свиной, это местечко невеселое: девяносто штормовых дней в году.

— А вулканы есть?

— В лоции написано, что на Свином крупное извержение с землетрясением произошло в 1932 году. Был поврежден маяк. Контуры острова изменились. Огненный столб горящих газов был виден издалека. Вот и все.

— Приятное местечко, — сказала Валя.

Юра посмотрел на паруса, затем лизнул языком палец и поднял его вверх.

— Ветер стихает, — сказал он озабоченно.

Был полдень, и солнце палило вовсю, когда ветер стих. Паруса слабо заполоскали и обвисли. Юра бросил в воду спичку, Она спокойно лежала на гладкой зеленой поверхности, не удаляясь от яхты.

— Валерик! — позвал Юра. — Посмотрим, как ты усвоил парусные традиции. Что надо делать, чтобы вызвать ветер?

Валерка поскреб ногтями гик и хрипловато затянул:

Не надейся, моряк, на погоду,
А надейся на парус тугой!
Не надейся на ясную воду:
Острый камень лежит под водой.

— Скреби, скреби, — сказал Юра. — Без этого заклинание не действует.

Мать родная тебя не обманет,
А обманет простор голубой…

Николай дремал в каюте после ночной вахты. Услышав знакомое заклинание, он вышел на палубу, опытным взглядом сразу оценил обстановку.

В недвижном горячем воздухе струилось марево. Горизонт расплылся в легкой дымке, нигде не видно было земли.

— Почему не слышно на палубе песен? — сказал коммодор. — В чем дело? Нет ветра — постоим. Команде купаться!

После купанья Юра и Николай улеглись на корме и развернули свежий номер «Petroleum engineer»[42].

Валерка углубился в «Приключения Жерара» — адаптированное издание Конан-Дойля на английском языке. Заглядывая в словарь в конце книжки, он упорно одолевал фразу за фразой, бормоча себе под нос. Рита и Валя тоже улеглись с книжками.

Рексу было скучно и жарко. Он постоял немного возле Юры, потом залез в каюту и пару раз брехнул оттуда, словно жалуясь: «Устроили, тоже, на яхте читальню, а про меня забыли! До чего дожили — вам даже лень потрепать меня по голове…»

Валя подсела к инженерам:

— Что вы тут бормочете? Дайте-ка я вам переведу, дилетанты несчастные.

— Ладно, — с готовностью согласился Юра. — Только сперва немножко проверим тебя. — Он перелистал несколько страниц и ткнул пальцем в одну из фраз: — Переведи вот это, например.

— «Naked conductor runs under the carriage», — прочла Валя и тут же перевела: — «Голый кондуктор бежит под вагоном…» Неприлично и глупо!

Инженеры так и покатились со смеху.

— Послушай, как нужно правильно, — сказал Юра, отсмеявшись: — «Неизолированный провод проходит под тележкой крана». Американский технический язык — это тебе, Валечка, не английский литературный. Здесь навык нужен…

Инженеры долго трудились, разбирая статью о прохождении жидкости через непористую перегородку. «Пермеация»[43] — проницание — так назывался этот процесс.

— Значит, они делают тонкую перегородку из пластмассы, — сказал Николай. — Этот полимер растворяет жидкость, а сам в ней не растворяется. И растворенная жидкость проходит сквозь структуру перегородки — молекулы жидкости между молекулами перегородки… Любопытно.

вернуться

42

«Инженер-нефтяник», американский технический журнал.

вернуться

43

От латинского слова «permeo» — проницаю.

85
{"b":"18189","o":1}