ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Парень»чуть соскользнул вниз. Битька стиснула гриф гитары, скрипнула зубами: «Держись, поросенок!»Удержался и упрямо пополз выше. Битька сжала за «него»кулаки по старому детскому поверью…

Болея за местного «альпиниста», Битька пропустила момент, когда кавалькада, к которой она принадлежала, попала в самое настоящее ДТП.

То, на что налетел эскорт, а затем и «мужчинский»«кадиллак», больше всего напоминало стадо разъяренных бегемотов. Да! Это были самые настоящие бегемоты, только с окрасом в белое и черное пятно, как коровы. Так вот кого пасут местные пастухи с меланхоличными дудками.

Впрочем, особенно удивляться было недосуг. Так как «карета»Битьки оглушительно кракнула, кто-то мощно наподдал ее снизу, и девочка полетела. Сначала вверх, к обломкам кареты, сверкающим шарикам-телефонам, мечам и щитам, «мужчинам»в развевающихся штанах и их грохочущим своими доспехами как десятком прСтивней «секьюритами». А потом — вниз, прямо к приветливо зеленеющим холмам.

Битька в беззвучном крике распахнула рот, но испугаться по-настоящему не успела: что-то цепкое, мощное и похоже металлическое (крюк подъемного крана?) уцепило ее за куртку, подбросило и поймало опять, обхватив поперек туловища. Битька растопырилась напуганным лягушонком.

— Гиппопотамы, говоришь? — громоподобно хихикнуло над головой. Битька в ужасе вывернула шею, стараясь рассмотреть источник смеха.

В причудливом ракурсе, горящее в закатных лучах солнца, огромное, чешуйчатое, выдыхающее дым с просверками искр, свивающееся кольцами предстало перед ее взором то, что до сих пор она принимала за тучу. Это был не Винни Пух! Это был дракон! И она находилась в его лапах! А мощный ветер, раздувающий ее куртку и рвущий из рук гитару, создают его кожистые крылья.

— Мне нужно тут кое-с чем разобраться, малыш. Служба.

Дракон заложил крутой вираж, от которого мир вокруг закрутился в спираль, уши у девочки заложило, а в довершение ее слегка вырвало.

«Слегка»не в том смысле, что рвотных масс оказалось мало, а в том, что очень легко и непринужденно ее сжавшийся желудок опорожнился прямо на кого-то из бывших ее нанимателей. Вкупе с наступившим облегчением это было даже приятно.

— Арагард Белоснежный две тысячи пятьдесят восьмой, — отсалютовало жертвам крушения мифическое чудовище. — Предъявите права. Не надо! Знаки для кого понавешаны? Для тещи? Где? А вон, на кусте! Это надо умудриться полутораметровый знак не заметить! — (тут Битька действительно разглядела деревянный щит с изображением чего-то отдаленно напоминающего голову бегемота и скрещенные человеческие кости под ним). — Да и как можно позабыть, что по этой дороге постоянно перегоняют лурдов! Это надо так перепугать бедных животных, чтобы они со страху сожрали четырех лошадей и пооткусывали шестнадцать деревьев! Да не доставай ты свой кошелек, там все равно не достаточно, чтобы расплатиться! — Похоже, в этой стране румяных толстощеких гибддешников заменяют летающие змеи-горынычи. Кстати, несоизмеримо эффективнее. С таким вот не больно попререкаешься. А подкупить — никаких денег не хватит.

Тем не менее, один из пострадавших «крутых мэнов»попытался поспорить, точнее — хоть что-то выгадать.

— А вон этот, сля… В… сля… конечностях у вас… Заблевал мне, сля, весь костюм! Требую компенсации!

— Усю-пусю? — удивился небесный постовой. — Какую …с…сацию? А в моих, как ты выразился, конечностях, находится задержанный опасный преступник. Жуткий разбойник и убийца. Он втирается в доверие к почтенным людям, а затем разрезает их на мелкие кусочки, предварительно выколупывая через пупок сердце и вытягивая кишки. Сейчас он уже, можно сказать, в руках государства, так что все его движущееся и уже недвижущееся имущество принадлежит Его Величеству королю Шансонтильи. Я могу, конечно, ненадолго спустить его вниз… Ему, в принципе, уже все равно, за сколько трупов его вздернут на виселице…

Битька похолодела: неужто драконище действительно принял ее за какого-то маньяка? Вот и следил за ней всю дорогу в виде тучи. Но тут рядом появилась гигантская голова, и глаз размером с телевизор заговорщицки ей подмигнул.

Немного времени спустя Битька пришла в себя довольно далеко от места происшествия, похоже даже с другой стороны горной гряды. Она стояла на поголубевшей уже дороге среди длинных теней корабельных сосен. Кажется, дракон посоветовал, ни о чем не беспокоясь, спускаться по этой дороге. И тогда на пути ей встретится «недурное местечко, где можно перекусить и сложить на отдых усталые мощи».

Битька потрясла головой, прогоняя остатки тошноты, плеснула в лицо водичкой из придорожного ручья, смывая следы органических неприятностей, и шлепнула по карману. Золотые тяжело звякнули, вселяя в сердце радостную уверенность в завтрашнем дне и сегодняшнем вечере.

Из гитары раздались, усиленные до непереносимости, протяжные стоны духа. Затем показалась и его всклокоченная голова.

— В подобную ночь, как говаривал Боб, мое любимое слово «налей». С этим, детка, что-то нужно делать. Кефир, конечно, имеет крепость в один градус. Но, как говорят местные крестоносцы на двадцатом году осады Иерусалима: это не та крепость, какая нам нужна.

— Что-то ты путаешь на счет крестоносцев, — ехидно сощурилась Битька. — Да еще и далеко не ночь.

— В глазах темно. Я устал быть послом рок-энд-ролла в неритмичной стране. И, вообще, моя голова — там, где Джа. О, как меня на БГ-то провыперло!»Греби в сторону кабака, детка, иначе я за себя не отвечаю!

— Я-то тут при чем?

— Твоя вина — в отсутствии вина, бэби! — и дух провалился обратно, в черное, гулкое чрево кунгур-табуретки.

— Цитатник Мао Цзедуна, — фыркнула Битька и зашагала туда, куда и саму ее настойчиво влекли пустой желудок и гудящие ноги. Или ей это показалось, или в запахи леса потихоньку начали вплетаться ароматы жарящегося мяса и пекущегося хлеба.

…Сосны высоки, но этому дереву они по пояс. А при всем том, оно кажется приземистым потому, как обхватить его — все равно что шестиподъездную пятиэтажку. Впрочем, это дерево — одно-подъездное. Единственная его дверь гостеприимно распахнута, и именно из нее, и еще из круглых окон, обналиченных сплетенными в замысловатые узоры тонкими ветками, доносится с ног сбивающий аромат чудовищно сытного и вкусного ужина. Аромат схватил Битьку за нос и… дернул.

Пулей влетела девочка в харчевню, а там уж запах обхватил ее десятком теплых рук, усадил за стол и в мгновение ока материализовался в дымящееся жаркое, молоко в покрытой бисером холодных капель глиняной крынке, каравай хлеба и груду незнакомых плодов. Уничтожая предложенное, Битька нежно поглаживала карман: впервые в своей жизни она могла съесть, что хочется, сколько хочется и расплатиться не напрягаясь.

Осоловелую девочку проводили наверх в уютную комнату с одной кроватью. И, надо заметить: если карманы ее уже не так тянули к земле, то вина здесь уже духа гитары, добравшегося-таки до местного погребка.

Все было просто сказочно. Битька закрыла дверь, разделась, аккуратно сложила вещи, огляделась в поисках зубной щетки — увы, без этого ритуала придется обойтись — и бухнулась в кровать. Немного Битька беспокоилась на тот счет: не появятся ли здесь же и ее новые знакомые. Не дракон, конечно, и не гном, и даже не лурды. А местные «крутые». Весь кайф поломают (да ладно, лишь бы не кости!).

И точно: залаяли собаки и секьюрити, застучало, забренчало. Короче, «как раздастся шум да гром — не пугайтеся, это все те же лягушонки в коробчонках».

Вверх по лестнице затопотали короткие ножки прислуживающей гостям, похожей на булочку в чепце, гномихи.

— Черта с два! Я уже сплю, — решила Битька в уме в ответ на аккуратный стук…

…События должны были активно продолжиться. Должно было состояться Битькино выступление с исполнением Цоевских «Баллады»и «Дом стоит. Свет горит». В результате Битька заручилась бы поддержкой мрачного крестоносца с тремя шрамами, познакомилась бы с местными мойщиками паланкинов и накормила бы их роскошным ужином. «Лягушонки в коробчонках», несмотря на героическое сопротивление хозяина таверны «У Тум-дуба», должны были повести себя аналогично поведению их собратьев по разуму в кафе «Миф», погнаться за укрывшейся в своем номере Битькой и старательно ломиться в ее дверь. Собственно говоря, они и ломятся (не сами, а их дуболомы). Именно в это выламывание двери и перерос упомянутый выше аккуратный стук. Но так как запоры на двери пустили вдруг многочисленные побеги, оплели проем и расцвели цветами, листьями и маленькими стрекочущими жучками, то фактически все эти события переносятся на неопределенное время.

10
{"b":"18191","o":1}