ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, остальные выглядели тоже неважно. Санди скалился, бормотал что-то о военной хитрости, но руки у него дрожали. Рэн, бледный, с жалкой улыбкой копошился в седельных сумках. Если бы в этом мире курили, то эти двое сейчас отправились бы стрельнуть по папиросочке. Друпикус с выразительным хмыканьем пожевал губами и отвернулся.

— Сексуальное отравление, плюс отходняк после первого выхода на сцену, — констатировал факт Шез. Он-то курил, выпуская в воздух клубы дыма двусмысленной формы. Дух обернулся к Рэну, — Ну, что, Рэн О' Ди Мэй, девочка не взятая моя? Может, все-таки, по пиву?

— Ты пользуешься своей бестелесностью, сэр Шез, — холодно обратился все к тем же седельным сумкам Рэн, — То, что все мы испытали сильный соблазн… То, что я бы испытал, например, сильнейшее желание напиться, но не напился бы — это не порок, а достоинство, — и, обратившись к Битьке вопросительно качнул головой, мол, как ты себя чувствуешь. Битька скорчила гримасу и отвернулась. Что-то шевелилось у нее в животе, распинывая кишки. И зачатки волос потихоньку начинали вставать дыбом при мысли о гигантских глистах. А что? В этом мире все. Что угодно может быть. Ела же немытые ягоды. Ой, нет! Еще минута и закричу.

Чтобы отвлечься от страшной догадки, Битька вступила в разговор, прокомментировав слова Рэна цитатой из «Места встречи», старательно подражая хрипоте Высоцкого:

— Работа угрозыска определяется не количеством вор-ров, а умением их обезвреживать.

(С неба хихикнуло, впрочем, к заоблачным ремаркам начали привыкать).

— Чего ты добиваешься, Шез? Хочешь протащить сюда из нашего мира знамя сексуальной революции? Вместе с наркоманией и СПИДом?

— Просто все вы здесь замаринованы в собственных комплексах, а я хочу сделать вас гражданами Вселенной, — высокомерно и устало пожал плечами дух.

— Да, если хочешь знать, если уж пошла такая пьянка — все рокенрольщики — люди закомплексованные. Внутренне свободный человек не будет скакать по сцене голышом с полосатым носком на одном месте. На фиг ему это нужно. Достоинство рокенрольщиков не в наличии у них полной внутренней свободы, а в борьбе за нее, — Битька и сама поразилась выданной ею сентенции.

Что-то внутри нее тоже будто бы поразилось. Во всяком случае опять шевельнулось. Битька ойкнула. К счастью, остальные, поглощенные спором, этого не заметили.

— Вот знаешь, Шез, мне, например, за эти твои намеки так охота сейчас личность тебе подправить. Так, что, то, что я сдерживаюсь — это комплексы? Внутренняя несвобода? Может, мне с этой несвободой бороться надо?! — горячился Санди.

— Ну, во-первых, это просто невозможно, чтобы ты мне фэйс начистил, — самодовольно развел руками Гаррет.

— Ну, отчего, если он очень попросит меня, я могу передать тебе от него горячий увесистый привет, — улыбнулся, отрываясь от трубки, молчавший до сей поры дядюшка Луи.

— Постойте, господа, стоит ли все это ссоры, — опомнился Рэн, — Давайте сменим тему. С чего это мадам, то есть мадемуазель решила, что среди нас есть дамы?

Шез досадливо поморщился: все-таки всплыло, и именно там, где он и думал.

— Ну, почему, — отмахнулся не так легко переключающийся Санди, чуть не потеряв так и не застегнутую запонку, — единорог потому что куда-то делся. А они, как известно, прячутся в девственниц. Для чего, кстати, эта роза с ними и шастает. Притворяется невинной голубоглазой овечкой, чтобы в случае чего бедный наивный единорог бросился к ней как к маяку.

«Ой, мама! Я беременна!»— заколотился в лысой голове Битьки набат, — «Единорогом!»Хотя надежда на то, что в ней все же не бычий цепень-переросток успокаивала.

— И что…что потом с этой девушкой? — пролепетала она.

— Ничего, — отмахнулся Санди, — Выходит.

— То есть как выходит? Через куда?

Уяснивший себе ситуацию Шез, забеспокоился: Слушай, Санди, а не бывало ли в истории случаев, когда единорогу сгодился бы и девственник?

— Так среди нас нет девственников…

— А если бы вдруг…

Парни подозрительно переглянулись, и Битька, не выдержав, спрятала лицо в ладони.

— Ты не переживай, — хлопнул ее по плечу зардевшийся вдруг Санди, — Строго говоря, я тоже.

— Что тоже? — ехидно встрял Шез.

— Тоже, — припечатал Рэн, — Тоже девственник. Как и я тоже. И не вякай по этому поводу, а то дядя Луи посылку передаст.

— А что?.. — Санди придвинулся боком поближе к Битьке, попытался заглянуть ей в лицо, и тут же хлопнул себя по колену, — Да нет же! Не бывает так.

Битька всхлипнула.

—Не реви, — обнял ее с другого плеча Рэн, — Будь мужиком. Ну подумаешь…

— Подумаешь — залетел, — хихикнул Шез, крайне обрадованный реакцией парней, — Шварцнейгер Мценского уезда! Премию теперь получишь. Миллионщиком станешь.

Битька всхлипнула громче:

— Откуда он вылезет-то?

— Ну, как влез, должно быть, так и вылезет. Через куда он влез-то? — солидно и успокаивающе рассудил Санди.

Рука Рэна дрожала и смотрел он в сторону. Наконец, тоже обернулся:

— Бэт, — опустил глаза, — Ты точно не девчонка, а?

Битька взвилась, сама не зная от чего. В поисках спасения чисто по-девчоночьи прижалась к Санди: Ненавижу тебя, Рэн О' Ди Мэй! А у Санди почему не спрашиваешь? Тебе тоже доказательства нужны, да?

Да, Рэну О' Ди Мэю нужны были доказательства. Рэну О' Ди Мэю очень не нравилось кое-что, что происходило с ним и связано было с Бэтом.

— Тебе хорошо, Рэн! У вас нормальный мир. Мужики как мужики. Девчонки как девчонки. Здоровая пища. Физический труд. А у нас из спорта только физра и телек. Порции вроде большие, а всегда голодный. Старшие забирают у младших, младшие воруют. У большинства родаки — пьяницы и наркоманы. Большинство с рождения с таким букетом болезней, что таким здоровяком как ты никак не вырастешь… — Битька запнулась от того, что Санди прижал ее к себе настолько крепко, что можно было и задохнуться. Рэн опустил голову так низко, что не видно было лица, только пылающие уши. А внутри девочки что-то заплакало…

— Бэт… Бэт… Я не достоин прощения… — хрипло пробормотал Рэн и, протянув Битьке кинжал, распахнул на груди куртку. В горле у него что-то хлюпало и кипело.

— К чему эти позы, юноша, — скривился Шез. Рэн дернулся было в его сторону, но тут же сник. Битька потрогала теплую рукоятку. Рэн не шутил, он действительно считал ее в праве убить его сейчас за оскорбление. Она поняла это и по тому, как напряглись мускулы Санди перед тем, как он убрал с ее плеч руки, отстраняясь, и по тому, как, нервно посвистывая, отвел он в сторону взгляд. Кухонный тролль в кармане рыцаря упал в обморок.

Что-то мягко толкнулось внутри Битьки, и между ней и Рэном появилось маленькое лошадкообразное существо белого цвета с позолоченным винтообразным рожком на лбу.

— О.А.О.О. У.Ю.А, — сказало высоким золотистым голосом существо, — Бэ. Пп. Эс. Р-р-р. М.М.Ма… Е-Е-Е-Е-Е…тусовка…е-е-е-е-е…шузы…е-е-е-е-е…Pink Floid… Не реви. Будь мужиком. Шварцнейгер Мценского уезда. К чему эти позы…Юноша… — при этом существо лупило на свет и компанию бездонными голубыми глазками, точнее, глазищами с пушистыми как у германской куклы ресницами, — Если я правильно понял…Ноги за голову…Матка бозка? — существо с любопытством и мольбой о понимании оглядело присутствующих, вздохнуло и безнадежно прошептало, — Так-то вот, ребятки,.. Да здравствует панк-рок…

— Хинди-руси пхай-пхай… — растерянно улыбнулась Битька.

— Do you speak English? — поддержал Шез.

—Настоящий Единорог, чтоб я с дерева упал… — прошептал Санди и от души ущипнул себя за щеку.

А Рэн, мрачно до сей поры молчавший, протянул единорожке руку, — Рэн.

— Рэн… — сунуло было в ответ лапку с позолоченным копытцем существо, но испугалось, бросилось на грудь Битьке, и оттуда, заглянув снизу вверх в лицо, снова пискнуло: Рэн!

— Очевидно, оно думает, что «Рэн», это что-то типа «Здравствуйте»или «Приятно познакомиться!»— предположил восторженно сияющий Санди.

— Очевидно, он считает Рэна недостаточно чистым, юным и непорочным для знакомства, — констатировал Шез.

21
{"b":"18191","o":1}