ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А Рэн, осмелев, пел уже во весь голос и «Чижовую»«А не спеть ли мне песню о любви», и Цоевскую «Братскую любовь», и «Серенаду»группы «Браво». Правда, в основном, он пел все-таки «Битлов». Русские рокенрольщики как-то обычно стесняются про любовь-то, кроме того же «Брава», пожалуй. Они лучше про то, какое дерьмо — жизнь, или про ширево-порево. А ливерпульцы, они и в расцвете своей юности и карьеры каждой песней заявляли то, в чем БГ не постеснялся признаться только лет в пятьдесят: «Да, собственно, играем-то мы для девчонок».

И сколько ни морщился Шез, внутри него, чуть повыше желудка будто вертелась красно-синяя стрелка компаса, точнее не вертелась а поворачивалась при необходимости свернуть. Изредка только дух оглядывался на Рэна, ворчливо советуя: «Не дери так глотку, нам еще неизвестно сколько переться». Но, видимо, существовала какая-то связь между тем насколько «от души»«рвал глотку»оруженосец, и скоростью того, как несло дух Кунгур-табуретки к заветной цели. Этакий двигатель с приводом своеобразной конструкции был здесь задействован. Духа гитары несло душевными порывами исполнителя. Причем несло путями безопасными, хотя и опять тревожаще заносило все повыше, на какие-то пригорочки, перешеечки. Возвышенные чувства — рассудил Шез Гаррет. Будь мальчик поиспорченнее, глядишь, какие-нибудь подспудные низменные побуждения затащили бы их в подземелья.

Долго ли, коротко ли неслась лихим голопцем наша небольшая компания по странным и причудливым местам, долго ли, коротко ли составлялись второй половиной рок-группы во главе с Санди и при участии научного консультанта в лице гнома планы исследования Аль-Таридского дна и окрестностей, но вот только в какой-то определенны момент Битьке показался смутно знакомым ритм, машинально отстукиваемый их новым другом, коротко представившимся вчера как Руби Гумм (имя на взгляд Санди Сана совсем не гномье, и Битька, кажется догадывалась, почему так). Нет, можно, конечно, допустить, что «Аль-Таридо транзит»занимается так же перевозками аудио и CD-продукции, на всякий случай, она невпопад спросила у гнома, кто ему больше по душе: «Битлз»или «Роллинг Стоунз», но тот ответил непонимающим хмурым взглядом, и еще потом долго морщил в задумчивости квадратный загорелый лоб. Тут Битька заметила, что и остальные ее друзья, сами того не замечая, насвистывают, оттопывают и попыхивают трубочкой шлягер ливерпульской четверки. «I love you. I need you. I whant you,»— пропелось ей, а перед глазами ясно возникло яркое и выпуклое, как июньский полдень видение смуглой шеи, изогнутых «стрелой амура»таких теплых на вид губ, быстрого, пронзительного взгляда. «Да я ведь чокнусь, если с ним хоть что-нибудь случилось! Я просто прыгну со скалы и расшибусь в лепешку!»— эта не особенно новая мысль отчего-то с особенной отчетливостью и силой подбросила вдруг Битьку с табурета и метнула к двери. И мысль эта была еще и ко всему прочему радостная. И как хочешь, так это и понимай.

Санди удивленно приподнял голову, от выстроенной из веток, орешков, костей и камешков (среди которых, словно невзначай, скромно светились пара изумрудов, с пятерку янтарей и потертый рубин) схемы прилегающей местности: «Ты что? Знаешь?». «Да-да! Я знаю! Знаю!»— отсалютовала взглядом дивящаяся своей невесть откуда взявшейся самоуверенности Битька. Негр многозначительно двинул челюстью, гном и Друпикус синхронно закатили глаза — сомневаются. А Битька уже вытаскивала из-под порога веревочную лестницу, одновременно тянулась за багром, подпрыгивала и напевала. Ну и думала: «Вот же я опарафинюсь, если окажется, что все мои „знания“— чушь.»Хотя позор — не самое худшее при таком исходе, конечно…

При встрече они с Рэном даже не подали друг другу руки (ну не смогли!), тогда как всех остальных тискали в объятьях как сумасшедшие. К счастью, никто этого не заметил. Кроме Шеза, дядюшки Луи и Единорожка. Первый пробормотал себе под нос, что нужно что-то делать, второй просто озадаченно пыхнул трубкой, а последний… в общем, прикололся. Посмотрел на обоих с веселым интересом.

ГЛАВА 31

— Назад в Уэмбли. Автостопом до Вудстока… — удовлетворенно бормотала Битька в спину Рэну О'Ди Мэю, обтянутую кожаной курткой, горько пахнущей травой и сладковато пылью. Под копытами Друпикуса наконец-то была настоящая дорога. Пусть и такая, какую в Битькином мире принято называть проселочной: не асфальтированная, не мощеная, а так земляно-песчаная. Позади и по бокам — луга, впереди — полоска леса. Можно подумать, ты на какой-нибудь Туфтуевской или Городищенской дороге в окрестностях Солнцекамска.

Если бы Битька в это самое время могла видеть лица Санди и Рэна, она бы благодушничала поменьше. Лес, приветливой голубой лентой маячивший на горизонте, согласно предупреждению гнома, находился во владении друлиний — народца лесных феечек-дриад, славящихся крайне амазонскими взглядами. Увы и ах: этот путь был самым коротким и средним по опасности из всех возможных. Потому и был выбран. Но, сами понимаете, если вам предложили или голову с плеч долой или зуб кариесный без наркоза полечить, то вы выберете, конечно, зуб, но лечить вам его от того менее больно не будет. Так что, по мере приближения к этому неприятному, а, возможно, и весьма опасному месту, лица молодых людей тоскливо вытягивались. Не по себе было так же и Шезу, и Аделаиду, и Друпикусу. Благодушничали только Битька с единорожкой. Негр, как всегда индифферентно попыхивал трубкой внутри саксофона.

…Три грации с непомерно высокими бюстами, длинными ногами и мохнатыми ресницами, лениво покачивая бедрами, перегородили дорогу нервно несущемуся на предельной скорости Друпикусу. Визг тормозов, искры из-под копыт и чудесная встреча щеки с асфальтом. Ну, не тормозов и не с асфальтом, само собой, но в целом — что-то в этом роде. С трудом сдерживая ругательства и стоны, выползли из-под Друпикуса те, кто не слетел с него при падении. Битькина голова кружилась, в поисках поддержки она уцепилась рукой за что-то гладкое и уходящее вертикально вверх и не сразу поняла, что это голая нога одной из, ну, будем называть их по-прежнему, граций.

— Ты что?! — раздался рядом ехидный голосок Шеза. — Они ж из шоу!

— Какой милый мальчик! — нежным басом проворковала обладательница спасительной ноги и приподняла Битьку за шиворот над землей.

— Эй ты! Урод! Поставь моего друга на место! Извращенец! — прохрипел с земли придавленный слегка оглушенным в результате падения Друпикусом Санди, косящийся под неумеренно для здешних нравов короткую юбку одной из «гордых юных девиц».

— Они что, и правда из шоу? — сунулся было заглянуть туда же Шез.

— Как пошло, господа! — воскликнула , подпрыгнув от возмущения и пытаясь натянуть юбчонку на узловатые коленки, одна из дам, субтильная брюнетка.

— И правда, мужики! Что за жеребячьи привычки, не познакомившись за коленки лапать! Федор, — сурово с немалой обидой в голосе представилась крупноватая, рыхлая блондинка, опуская на травку очумело хватающую ртом воздух Битьку.

Третья же, рыжая, ничего не сказала, только обвела друзей томным взглядом, послала брезгливо хмурящемуся Санди слюнявый воздушный поцелуй и вдруг совершенно пьяным тенором заголосила: — Когда я на почте служил ямщиком, был молод, имел я силенку!…

Впрочем, не только голос у гнедой красотки был пьяным. И сама «она»и ее «товарки»пребывали в изрядном подпитии. И действительно, по своей половой принадлежности являлись мужчинами, и точно были «из шоу». Точнее, слов таких здесь не знали, но и Вольдесьян, и Левуасьен и не понятно отчего так зовущийся Федор на поверку оказались трубадурами, жонглерами, короче мастерами того, из чего выросла впоследствии эстрада.

— Понимаете, мужики, — бия себя в накладную грудь, делился впечатлениями и важной информацией чрезвычайно гордящийся своим экзотическим именем Федор, — ну им принципиально, ва-а-ще, чтобы в джазе, как говорится только девушки. А платят… — тут он полез неверной рукой за пазуху и, достав оттуда горсть нехилых алмазов, потряс ими перед носами слушателей. — ..О-го-го! Не, они, конечно, понимают, что к чему. Но ведь у нас в Шансонтильи только петухи поют, а курям одно занятие — сидеть дома и нестись. Вот представьте себе: баба бы в менестрели подалась! — (за спинами остальных Шез «сделал выразительные глаза»Битьке). — А им видишь — подавай поющих баб. И, главное, не то что бы им, ну сами понимаете, нравились бабы, а не мужики. Нет. Все в порядке. Но! Дело принципа!

39
{"b":"18191","o":1}