ЛитМир - Электронная Библиотека

Разбив лагерь около реки, Еменка с Чижовым пошли осматривать окрестности. Вернулись они уже вечером. Им удалось установить, что тигр несколько раз прошёл по болоту. По-видимому, опять описывал свои большие круги.

Мы соблюдали полную тишину. Вполне понятно, говорилось только о тигре и на темы, связанные с ним.

Что будем делать завтра?

После длительного обсуждения, решили, что совсем ранним утром разделимся на две группы и осмотрим болота. Одну группу возглавит Чижов, а вторую Еменка. Поскольку все хотели участвовать в охоте, устроили жеребьёвку, кто останется в лагере около лошадей. Вытянул жребий Шульгин и проклинал выпавшую на него задачу.

Разбивка на группы оказалась нелёгкой. Тамара не хотела идти без Олега. Поскольку никто из них не имел штуцера, Олег одолжил его у Шульгина.

Наконец мы договорились, что Еменка пойдёт только со мной, а к Чижову присоединится Старобор, и таким образом их группа состояла из четырёх человек.

Утренняя заря застала нас уже в походе. Около болот мы разошлись. Еменка взял с собой собаку, Чижов вторую, а третья осталась в лагере.

Продвижение по болоту было чрезвычайно изнурительным. Нам приходилось продираться через колючие кустарники. Руки, голова и шея были искусаны мошками, исцарапаны сухими ветвями отмерших деревьев. Одежда кое-где была изорвана, и все тело ломило от усталости. К полудню мы установили, что кабаны опять заметили своего страшного врага и поспешно покинули опасные места, направляясь к реке.

Немного передохнув, мы снова возвратились к реке. Было жарко. Вдруг наша собака сердито заворчала и, ощетинив шерсть, прижалась к земле. Еменка бросился на землю и заставил меня сделать то же самое. Я лежал в высокой траве и былинки щекотали нос. Осторожно приподняв голову, я поднёс к глазам бинокль. В солнечном освещении перед объективом промелькнуло что-то похожее более на огромное пресмыкающееся, чем на тигра.

Низкие заросли заставляли его ползти.

Он делал это так проворно, что казалось, скользил по земле, движимый невидимой силой. Честное слово, в этом движении было что-то страшное. Хотя хищник находился далеко от меня, я невольно схватился за штуцер. Но тигр, словно дух, исчез в густом кустарнике. От охотничьего азарта у меня дрожали руки. Я беззвучно подполз к Еменке, но тот призвал меня к спокойствию и рассудительности. Но чем могло помочь спокойствие и рассудительность, если тигра мы больше не видели. Над нами только гудели надоедливые мошки, а кедровки как бы посмеивались над тем, что мы напрасно здесь лежим.

Вернувшись в лагерь, мы застали Шульгина, сидевшего около палатки. Он что-то чертил и писал. Мы рассказали о всех наших похождениях, и он с улыбкой заметил, что следующий раз, когда пойдёт он, результаты будут совсем другие.

Чижов со своей группой вернулся только под вечер. Им долго не удавалось обнаружить следов тигра и кабанов. Потом они установили, что кабаны, по-видимому спугнутые тигром, весьма поспешно покинули болота. Вслед за тем нашли отпечатки лап амбы, но не могли продолжать преследования, так как кабаны опять шли вдоль реки, а местами переходили с берега на берег, и это затрудняло продвижение.

Нам нужна была лодка, на которой мы бы могли плыть вниз по реке, но о лодке не могло быть и речи; поэтому решили соорудить два плота. Сухих деревьев было достаточно. Спустя несколько минут все занялись рубкой и пилкой деревьев. К вечеру оба плота были готовы, а их грузоподъёмность испытана.

Решили отправиться на рассвете, ожидая от этого больших успехов, чем днём. Мы плыли по течению, и Еменка бесшумно управлял плотом. Вскоре мы попали в узкий проход в камышах. Внезапно на берегу раздался странный шорох. Казалось будто кто-то раздвигал кусты, но как только Еменка остановил плот, все снова стихло.

Но вдруг направо зашевелился камыш, указывая место, где двигался наш упрямый провожатый.

— Амба, — прошептал охотник.

В то же мгновение я прицелился. Эхо громового раската моего штуцера повисло в воздухе, и вслед за тем прогремели два выстрела Еменки.

Раздался такой рёв, что у нас в жилах застыла кровь.

— Попали! — дрожащим голосом воскликнул Еменка.

Когда воцарилась тишина, причалили к берегу. Пёс глухо скулил и медленно шёл вперёд. С ружьями наготове мы следовали за ним. И тут нашли первые следы — помятый камыш, местами окрашенный кровью.

Дальнейшее преследование было опасным, потому что раненый тигр часто залегает и подстерегает своих врагов, чтобы неожиданно на них наброситься.

Мы вернулись к плоту и стали дожидаться Чижова и его группы. Они должны были спешить к нам, так как слышали выстрелы.

Вскоре они появились, и первый их вопрос был — где тигр?

— На красной ниточке, — ответил Еменка и рассказал о случившемся. А когда полностью рассвело, мы тщательно осмотрели место, где подстрелили тигра. Начиналась самая тяжёлая и опасная стадия нашей охоты: поиски раненого зверя,

Мы осторожно шли за Еменкой и Чижовым, которые вели своих собак на поводках.

По-видимому, тигр был тяжело ранен, потому что оставил после себя большую кровавую лужу.

Около малой речушки собаки потеряли след. Хитрый зверь последовал примеру обманувших его кабанов и двигался по руслу речки. Мы не знали, пошёл ли амба по течению, или против него, и разделились на две группы. Со мной, против течения, отправились Еменка и Шульгин, а Чижов со Старобором и Олегом в обратном направлении. Продвигались мы очень медленно. Еменка передал мне собаку, а сам с Шульгиным старательно осматривал берег. Наконец почти после двух часов крайне утомительного продвижения собака нашла место, где тигр вышел из воды.

Шёпотом Еменка предупредил нас соблюдать полнейшую тишину и осторожность, потому что коварный зверь мог свернуть со своего пути, вернуться обратно и залечь в засаде. Между тем мы тихо и осторожно шли впёред. Перед нами простиралась скалистая возвышенность, поросшая кустарником и редким лесом. В этом месте залёг раненый тигр.

Что он здесь, нам подсказывало поведение собаки: дрожа и ощетинившись, она беспокойно оборачивалась во все стороны. Об этом говорила и ещё одна примета: любопытные кедровки резко кричали и перелетали с места на место.

Несмотря на нашу предельную осторожность, всё же тигр нас заметил первым и внезапно показался в таком месте, где мы совершенно не ожидали его увидеть. Он лежал правее нас, среди крупных камней, под упавшим деревом, цвет которого почти сливался с его шкурой.

С оглушительным рёвом он пролетел огромным прыжком по воздуху. Прежде чем я успел согнуть палец, чтобы нажать на спуск ружья, воздух разрезали гулкие выстрелы моих друзей.

Тигр изогнулся, словно стальная пружина, и я не увидел, куда он упал.

Только ужасный крик человека говорил, что он всё же нашёл среди нас свою жертву. Я вскочил, чтобы броситься на помощь товарищу, и тут увидел страшную картину: на небольшом пространстве между деревьями метался тигр, тут же лежал лесничий Шульгин.

Тигр снова присел на лапах и приготовился к новому прыжку.

Я прицелился в голову хищника и нажал спуск раз… второй. Третий раз я выстрелить не успел, так как прогремели выстрелы и смертоносный прыжок тигра оборвался. Он перекувырнулся в воздухе и грузно грохнулся на землю.

Еменка очутился около лесничего раньше меня, и по его лицу я понял, что дело плохо. Раненый лежал лицом к земле, и, когда его перевернули на спину, открылась страшная рана на груди и в боку. Бедный Шульгин! Тигр запустил в него свои смертоносные когти. Ранение было слишком тяжёлым, и едва ли он выживет. Мы быстро стянули истерзанный пиджак и рубашку и сделали перевязку бинтами, которые всегда носили в охотничьих сумках. Затем Еменка поднёс к его рту пузырёк с живительной жидкостью из женьшеня, которую пострадавший длинными глотками выпил почти до дна.

Шульгин посмотрел на нас потускневшим взглядом и чуть слышно прошептал:

— Не оставляйте меня умирать здесь.

В следующую минуту он закрыл глаза и болезненно скривил лицо. Видно, страшные раны причиняли ему сильные мучения.

34
{"b":"18195","o":1}