ЛитМир - Электронная Библиотека

Я уже не раз видел чертежи в записной книжке Олега и, просматривая её снова, всё-таки не мог отгадать значения линий и цифр, заключённых в незамкнутой окружности.

Олег считал, что круг означал пещеру, а линии указывали направления подземных ходов. В числах он тоже ещё пока не разобрался.

В конце концов самым разумным было осмотреться и сверить план в самой пещере: есть там эти три хода или нет?

Не задерживаясь, мы отправились на дальнейшее исследование пещеры. Старобор проводил нас в путь с пожеланиями наилучших успехов.

Поочерёдно копали и перекидывали гравий и песок, а Олег тем временем освещал стены пещеры и тщательно их осматривал.

Спустя некоторое время геолог щёлкнул пальцами, из чего я заключил, что он нашёл что-то интересное. Я не ошибся. Он обнаружил место очага! Стена была закопчёна, а на каменном полу видны следы обожжённой породы.

Наверное, в давние, доисторические времена эта пещера служила жилищем первобытному человеку. Эта мысль подтверждалась тем, что стены кое-где были обработаны, местами отёсаны и выровнены. При иных обстоятельствах этот факт нас бы весьма заинтересовал и исследование сосредоточилось бы на поисках следов древних обитателей этих гор. Однако у нас была своя задача.

Мы продолжали добычу золота, полагая, что чем дальше, тем его будет больше. Но наши надежды не оправдались. Наоборот, чем дальше, тем жила становилась беднее, и в конце концов пошла одна пустая порода. Растерянно мы посматривали друг на друга, а затем все вместе на Олега.

Он молчал, потом нагнулся, зачерпнул рукой песок и пропустил его сквозь пальцы.

— Олег Андреевич, что скажете на это? — спрашивал Чижов.

— Даже не знаю, что вам ответить. Правду говоря, я ещё утром заметил, что эта жила небогата. Только ожидал подтверждения своих опасений.

— Чересчур уж быстро они подтвердились. Поиски богатого клада я представлял себе совсем иначе, — с досадой пробормотал Еменка.

— Друзья, неужели у вас уже пропало желание работать? — серьёзно спросил Чижов. — Ведь мы только начали, а кто может поручиться, что сокровища не находятся где-нибудь в тёмном проходе, куда мы ещё не заглядывали?

— Правильно! — воскликнул Олег. — Прекратим раскопки и давайте осмотрим подземные ходы!

Все согласились.

В узком коридоре было удивительно ветрено. Сквозняк был настолько силён, что мне приходилось придерживать шляпу, чтобы её не сорвало с головы.

Подземный ход был извилист, а многочисленные отверстия вели куда-то в неведомые недра скал. Местами пол был изрыт и почти непроходим. Добравшись, наконец, до расширения туннеля, мы остановились и осмотрелись. Свет электрических фонарей падал на стены, которые от этого сияли всеми цветами радуги…

Мы застыли от удивления.

Действительно, мало кому приходилось видеть подобную красоту. Мы все смотрели на Олега, ожидая что он скажет, но он молчал. Глядел вокруг себя, затем подошёл к одной из стен и геологическим молотком отбил кусок блестящей породы. Взял его в руки, повертел и бросил на землю. Совсем неожиданно у него на лице появилось выражение горечи и разочарования.

Тамара подошла к нему, обняла и дрожащим голосом спросила:

— Олег, Олежек, что случилось, почему ты так расстроен?

Олег взял руку девушки, прижал её к лицу. Потом встрепенулся, откашлялся и сказал:

— Эта красота, товарищи, пуста! Все мы невольно содрогнулись: геолог знал что говорит!

— Нет… нет, не могу поверить… Вы ошибаетесь! — возмутился Чижов и замахал руками, указывая при этом на сияющие стены.

— К сожалению, я прав. Конечно, правда заключается также и в том, что эти гроты с геологической точки зрения представляют собой единственное в своём роде явление. Однако это ничем не изменяет факта, что мы находимся в пещере, которая образовалась в результате сброса, произошедшего между двумя трещинами. Вокруг нас залегают жилы, содержащие золото.

Небольшие полости между породами здесь заполнены кристаллами хрусталя, аметиста и других полудрагоценных камней. Они создают только эффектную красоту, но красоту несколько обманчивую: она лишь для глаза. Золотоносные жилы, как видите, очень бедные и при ручной разработке большой пользы бы не дали. Тут может быть речь только о современных машинах для добычи золота. Однако сомневаюсь, что, говоря о больших сокровищах, мой дед имел в виду именно это… Отсюда вывод, что мы находимся не на правильном пути или во всяком случае не в нужном месте… Я ожидал чего-то другого. Но, скорее всего, нам не удалось найти того, что мой дед считал сокровищем. Значит, я до сих пор не разобрался в значении линий и цифр в его завещании…

— Все это хоть и очень грустно, но убедительно, — заявил Чижов. — Всё же поиски надо продолжать.

Мы с интересом осматривали стены и выковыривали аметисты и хрусталь, чтобы иметь вещественную память о сказачно-красивой подземной сокровищнице. Олег нанёс положение пещеры на план и при магниевом освещении сделал целую дюжину снимков. Затем по длинному ходу мы вернулись обратно к первой пещере и сели отдохнуть и немного перекусить.

Олег снова всматривался в план, перелистывал записки и вдруг ударил себя ладонью по лбу.

Чёрт возьми, — воскликнул Олег, — как я мог просмотреть такое важное указание. Взгляните!

Вообще говоря, то, на что он показывал в своей записной книжке, для меня особым новшеством не являлось. Это было описание знака, который мы нашли на скале. Цифрами был указан угол снижения.

По словам Олега, он имел большое значение, так как на схеме тоже был начерчен незамкнутый круг, несколько линий и цифр, имевших прямое отношение к надписи на скале… Олег сразу встал и направился по проходу, громко считая шаги. Затем остановился, осветил стенку и радостно воскликнул. На каменной стене была выдолблена надпись, которой не мог сделать ни кто иной, кроме деда Олега.

Мы прочли:

«Первый туннель направо

60 с., внимание, провал, проход».

— Наконец-то мы на правильном пути! — ликовал Олег.

Нам хотелось верить ему.

Нагрузившись верёвками и альпинистскими скобами, мы вошли в подземный ход. Туннель находился, на высоте примерно трех метров, но при помощи скоб мы быстро в него попали. Дальше шли очень осторожно и считали каждый шаг. Пройдя шестьдесят саженей (127 метров), мы увидели глубокую шахту, уходившую в неведомую глубину.

Олег обвязался верёвкой и начал осторожно спускаться. Чижов, Еменка и я отпускали верёвку по команде геолога, освещавшего своим фонарём блестящие стенки.

Шахта имела излом, свет постепенно скрылся, и перед нами зияла тёмная яма, поглотившая Олега. Я решил тоже спуститься в шахту до места крутого перелома и узнать, в чём дело.

Чижов очень неохотно согласился, чтобы я последовал за Олегом, но верёвка была прочной и спуск облегчался тем, что я мог придерживаться за первую верёвку.

Едва достигнув изгиба, я услышал голос Олега:

— Стою у выхода в долину. До дна примерно метров пятнадцать.

Я повторил его слова, чтобы их услышали в туннеле, а затем уже без колебаний продолжал спуск.

Сразу же за первым изгибом в шахту начинал проникать дневной свет. Наконец я остановился рядом с Олегом, сидевшим на краю устья шахты, которая была тут почти горизонтальной.

Перед нашими взорами простиралась долина, тянувшаяся к югу, где блестела поверхность небольшого круглого озера.

— Видите, какое перед нами озеро? — с улыбкой спросил Олег.

— Не думаете ли, что это Чёртов глаз?

— Конечно, не что иное, как Чёртов глаз! — подтвердил Олег. Здесь конец нашего путешествия и экспедиции и начало большой головоломки, потому что не в туннелях, через которые мы прошли, а, пожалуй, в этом глубоком каньоне находится необнаруженное сокровище. Мне кажется, эта долина является котловиной: я не вижу никакого выхода из неё. Посмотрите, ведь вокруг одни лишь отвесные скалы. Восхищаюсь своим дедом, что он смог найти такие чертовски скрытые места, полные загадок и поражающие далеко не обычным геологическим сложением.

42
{"b":"18195","o":1}