ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что, Лео уже и не вылезет из канавы? – с беспокойством спрашивает второй молодой человек, забавно выпятив губы, как новорожденный младенец.

– Небось, он … – что-то хочет сказать Киппель, но в этот момент камень, величиною с кулак, попадает Кийру в руку.

– Ай, черт! – вскрикивает портной, растирая ушибленное место.

– Пошли дальше! – Киппель пожимает плечами. – Во всяком случае, и всеконечно, мы теперь знаем, что он жив, – мертвые камнями не кидаются.

– О-го-о! – восклицает юлесооский Йоозеп, заметив приближающихся к хутору путников, он в этот момент находится посреди двора. – Кого я вижу!

Вообще-то он во дворе ничем особенным не занят, стоит просто так, заложив руки за спину и задрав нос к небу, словно изучает погоду – какая она есть и какая будет.

– А ну-ка расскажите, дорогие мои, как это вы так дружно, все разом очутились тут, в нашем захолустье?

– Как мы очутились? – Кийр склоняет голову набок. – Именно таким образом – пустились в путь все разом и дружно.

– Ну и правильно сделали, что пришли! – Хозяин пожимает руки гостям. – Что в Паунвере новенького?

– Об этом пусть расскажет Либле, – портной склоняет голову на другую сторону, – он все знает лучше всех. А я только на то и годен, чтобы драться.

– Это что за разговоры? С кем же ты дерешься?

– Со всеми, кто под руку попадет.

– Надеюсь, на меня ты не набросишься, – Тоотс шутливо отходит подальше.

– Мое времечко миновало, я свое отодрался, да так основательно, что у меня навсегда отбита охота заниматься подобными вещами. Все эти войны и передряги так перетряхнули мои косточки, что весь я стал, как дно решета. Но пройдемте в дом, нечего долго стоять тут, на резком ветру! Милости прошу, господин Киппель, Либле и друг мой Йорх!

– Ладно, пойдемте! – Киппель хлопает хозяина по плечу. – Между прочим, у меня к вам дельце небольшое имеется. Так что это именно я и затащил сюда господина Кийра. Звонарь, насколько я понял из его разговора, так или иначе к вам пришел бы.

– Подпись какую-нибудь хотите, что ли?..

– Какую еще подпись? Неужто явился бы я к вам выпрашивать какую-то подпись! Ну да ладно, пошли в дом, там поговорим. А госпожа дома?

– Дома, дома.

– Ай, ай, да тут у вас настоящий дворец! – Предприниматель, подбоченившись, останавливается. – Нет, как я вижу, деревня начинает догонять город по части строений. Но … я вовсе не завидую, господин Тоотс, дай-то Бог! У меня и у самого мог бы такой дом быть, только вот некоторых людей съедает стечение обстоятельств. Стараешься, стараешься, а с того места, где ты есть, не сдвинуться.

Войдя в комнату, где находятся мужчины, бывшая раяская Тээле делает такое движение, словно бы хочет спрятаться от гостей, но это следовало сделать несколько раньше, теперь уже поздно.

– Ох, ох, – она густо краснеет и вытирает руки о передник, – я такая, неприбранная, такая замарашка! Мне и в голову не могло прийти, что к нам пожаловали гости.

– Пустое, госпожа Тоотс, – Либле машет рукой. – Неужто вы и впрямь собирались всю жизнь носить подвенечное платье?! Мы все – люди трудовые и … работа никому не в укор.

– Как бы то ни было, – возражает молодая хозяйка, направляясь в соседнюю комнату, – но я все же… Я сейчас вернусь. – И, обращаясь к мужу, добавляет: – Йоозеп, предложи гостям хотя бы присесть!

– Само собой, – сразу же соглашается Тоотс, – садитесь, садитесь, люди добрые; ноги, небось, устали! Дорога-то сейчас уж больно паршивая …

– Ой, золотко, господин Тоотс, – Киппель скидывает мешок со спины и присаживается к столу, – дорога сейчас, лучше не надо: ни тебе этой страшной грязищи, ни…

– Да, в этом смысле, конечно, – юлесооский хозяин пожимает плечами. – Только вот вся она в ухабах. Садитесь же, садитесь, друзья! Пусть хозяйка приведет себя немного в порядок, тогда, может, сварит нам по стаканчику кофе.

– Оставь, Йоозеп, все, как оно есть, – говорит Георг Аадниель, – не мучай хозяйку! Мы ведь не Бог знает из какой дали заявились, чтобы нас сразу закармливать. Мы пришли сюда вовсе не кофе пить, а по другому делу, вернее, по другим делам. Ты, дорогой мой друг, еще ничего не разведал?

– Разведал? Насчет чего?

– Все насчет того же, насчет поселенческого хутора или как его там?..

– Насчет поселенческого хутора?.. Гм … А что, эта мысль, у тебя до сих пор в голове сидит? В тот раз, кота ты вернулся из Таллинна, ты и впрямь говорил, мол, так-то и так-то, но я подумал, дескать, приятеля чуток развезло, небось вскорости этот настрой пройдет. Но как теперь, слышу … Ты что, всерьез?

– Всерьез, всерьез, дорогой Йоозеп. Я именно назло им…

– Но заниматься не своим делом только ради того, чтобы кому-то досадить – себе дороже станет. И, как я в тот раз приметил, родители твои тоже против.

– Нечего родителям в это соваться! – недовольно ворчит Кийр. – Это мое личное дело, что мне предпринять. И если уж я за что-нибудь взялся, так не отступлюсь.

– Да-да, – Либле подмигивает своим единственным глазом, – это я слыхал, да, что господин Кийр наметился поселенческий хутор купить.

– Да-а, мимо твоего уха ничего не пролетит. Ты слышишь даже, чего и в помине нету. Ну да, хочу, да, купить хутор – а тебе-то что до этого? Кхм?

– Да вроде как ничего. Я безо всякой задней мысли говорю. Покупайте, покупайте, господин Кийр, как мне помнится, вас давненько уже на это подмывает … землю обрабатывать или как оно там. Эхма, кабы у меня была денежка, я и сам купил бы себе кусочек землицы и жил противу сегодняшнего получше, У меня хоть не было бы нужды якшаться с церковными господами. Да и деньги на это я бы имел, ежели бы …

– … ежели бы они не утекали в глотку, – перебивает его Кийр, кивая головой.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

17
{"b":"18198","o":1}