ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Триумвират
Копия
Мститель. Долг офицера
Билет в другое лето
Любовный водевиль
Мастер-маг
Шкатулка Судного дня
A
A

Курение за углом пасторской бани, которое могло кончиться очень плачевно, если бы не заступничество учителя; благодаря ему Тоотс отделался продолжительным отсиживанием в классе после уроков.

Тоотс с чьей-то помощью сочинил сатирическую песенку о старшем брате Кезамаа и несколько дней подряд исполнял ее на каждой перемене.

Брат Кезамаа записал хутор на имя своей смазливой двоюродной сестрицы Мари, а теперь эта Мари, которая раньше обещала выйти за него замуж, собиралась выгнать его со двора.

В песенке этой, которая впоследствии дошла до ушей кистера и принесла Тоотсу немало неприятностей, говорилось:

Сердцу больно, нету силы —
пропадает хутор милый,
плуг немецкий, бык здоровый,
поросята и коровы…
Все отнимет злая Мари!
Ох, брожу я как в угаре…

Жестокий спор с Имеликом из-за вешалки; затем стычка, во время которой Тоотс разорвал Имелику карман пальто.

Имелик: Не суйся со своим пальто на чужую вешалку!

Тоотс: Вот чудак, то же самое я собирался тебе сказать. Это же моя вешалка.

Имелик: Нет, не твоя.

Тоотс: Нет, моя.

Имелик: Знаешь, Тоотс, тебе, видно, трудно ужиться с людьми, все тебя обижают, – пойди лучше туда, где небо с землей сходится, вбей в небо гвоздь и вешай на него свое пальто.

Тоотс: Ишь ты, чудак, а когда земной шар повернется… он ведь поворачивается… тогда что?

Имелик: Тогда пальто останется на небе, а ты можешь сесть на облако и догнать его.

Тоотс: На облаке-то ездить, конечно, неплохо, а только как слезть?

Имелик: Ну, ты-то слезешь. Как ты с бутылкой в руках с полки слез?

Слово за слово, спор разгорался все больше, пока не произошло то, о чем мы уже говорили.

ХVIII

Но мы должны быть справедливыми. Рассказывая о проделках Тоотса, нельзя упускать из виду и его добродетели. Ведь не может быть, чтобы человек с головы до ног был начинен одним лишь озорством. В каждом человеке таится хоть зернышко добра.

Время от времени у Тоотса пробуждалась страсть к наукам.

Правда, такие случаи бывали очень редко, но тем большего внимания они заслуживают.

Как-то в обеденный перерыв Антс Виппер стоял в раздумье перед географической картой. Проходивший мимо Тоотс остановился возле него.

– О чем ты думаешь, Виппер? – спросил он.

Виппер окинул его долгим задумчивым взглядом и ничего не ответил.

– Где здесь Германия? – спросил Тоотс.

– А ну-ка, покажи сам, где Германия, – отозвался Виппер.

Тоотс указал рукой на восток.

– Вон там.

– Да ну, неужели там? – воскликнул Виппер. – Ты покажи по карте.

Тоотс пожал плечами. По правде говоря, ему было совершенно безразлично, где находится эта самая Германия; по мне, думал он, пусть будет хоть на самом верху. Но все же удивительная штука —эта географическая карта; хватило же терпения у того, кто испещрил ее черточками, точечками и названиями! Вся карта казалась усеянной песком.

– Ну, так где же Германия, на востоке или на западе?

– На западе.

– А почему ты показал на восток?

– Видишь ли, я и сам не знаю, – ответил Тоотс. – Но мне представляется, что все эти Германии, Франции и Англии находятся на востоке, а на западе ничего нет, одно только большое озеро – и за ним конец!

– Как это конец? Что за конец? Что ты подразумеваешь под этим концом?

– Ну, словом, конец!

– Конец земного шара? Ах, значит, земной шар кончается у тебя на западе, как железная дорога под Таллином, – так, что ли?

– Ну да…

– Э, нет, голубчик! Подожди чуточку, я тебе покажу, какой он, этот земной шар.

Виппер принес из шкафа глобус и поставил его перед Тоотсом.

– Смотри, Тоотс, – сказал он, – где тут начало и где конец? Земной шар круглый, как твоя башка, и обращается вокруг солнца. При этом он еще и сам поворачивается за сутки один раз.

„Как кошка вокруг горячей каши“, – подумалось Тоотсу.

Виппер взял чернильницу, которая должна была изображать солнце, и обвел вокруг нее глобусом, вращая в то же время и сам глобус.

Тоотс вспомнил, что учитель однажды уже объяснял им нечто подобное, но Тоотс тогда ровно ничего не понял. Да и откуда ему было так хорошо знать русский язык? Но теперь он стал немного во всем разбираться, и в то же время у него появился интерес к географии.

– Удивительное дело – как это они не падают! – воскликнул он, рассматривая глобус со всех сторон.

– Не падают? Кто?

– Ну, те, что там внизу живут, американцы эти, или кто они там такие. Они же ходят вверх ногами, точно мухи по потолку. Как же это получается, что они не падают?

Виппер объяснил ему, почему люди не падают с земного шара. У земного шара, сказал он, имеется такая сила, или магнит, которая притягивает к себе все предметы. В этом Тоотс и сам может убедиться: если камень подбросить в воздух, он обязательно упадет назад, на землю.

– Но американцы-то все-таки ходят вверх ногами?

– Нет. Тут нет ни верха, ни низа. Если подвесишь к потолку на веревочке клубок ниток, то можешь показать, где верх и где низ. А земной шар – это совсем особенный шар. Он со всех сторон окружен воздухом и всюду у него сила притяжения.

– А как же он вертится? Ведь говорят, будто вертится. Вертится он?

– Конечно, вертится! У земного шара имеется ось.

– Ось – ого! Ну, это, наверно, крепкая штука… раз она не ломается?

– Об этом не беспокойся. Ось эта – не что иное, как воображаемая линия, которая пронизывает земной шар и соединяет Северный полюс с Южным. Оси-то самой нет, а земной шар вертится так, как если б она была; он всегда остается в одинаковом, наклонном положении. Понимаешь?

– Понимать-то понимаю, но что это за полюсы такие?

– Полюсы – это кончики оси земного шара, то есть точки, которые соединяются этой линией, или, как мы ее назвали, осью. Их два: Северный и Южный.

С этими словами Виппер указал одним пальцем на Северный, другим – на Южный полюс. Тоотс пришел в восхищение и слушал рассказ Виппера, словно волшебную сказку. Да и не он один, другие ребята тоже с любопытством приблизились к ним.

– Смотри, Тоотс так заслушался, что у него даже уши шевелятся, – заметил кто-то.

Виппер между тем продолжал рассказывать, как земной шар обращается вокруг солнца и отчего бывает лето, зима и прочие времена года; как экватор делит земной шар на две части и, в свою очередь, сам делится на градусы. Разговор пошел о земных поясах, о возникновении ветра, о солнечном и лунном затмении и о разных других вещах.

Раньше, когда, бывало, учитель, объясняя, как возникает ветер, подходил со свечой к дверям, чтобы показать, что вверху пламя склоняется наружу, а внизу – вовнутрь комнаты, Тоотс всегда думал, что учитель просто хочет проверить, может ли ветер потушить свечу. И до сегодняшнего дня он так и не мог понять, почему на одной карте рисуют два земных шара. Со временем у него возникло о земном шаре странное представление: он ведь не знал, сколько же, собственно шаров – два или один. На этой загадочной карте их было два, и Тоотс, с его богатой фантазией, уже ломал себе голову над мыслью, какой же огромной величины должен быть крюк, соединяющий верхнюю и нижнюю части земного шара. И дальше: если обитатели верхней части поссорятся с жителями нижней, то верхним чертовски легко будет отцепить крюк и с грохотом отправить нижних „на дно“.

Только сейчас, когда Виппер принес глобус и на чистом эстонском языке объяснил, что земля имеет такую же форму, как и тот деревянный шар, который он держит в руке, Тоотсу стало ясно, что, действительно, имеется всего один-единственный земной шар. Был разрешен и другой сложный вопрос: почему американские школьники, хоть они и находятся „под“ ребятами из Паунвере, не соскальзывают с земного шара.

55
{"b":"18200","o":1}