ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Против всех
Жизнь и смерть в ее руках
Камни для царевны
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Роза и шип
Шепот пепла
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Виттория

Даже в этот утренний час при звуках приближающегося экипажа двери распахнулись, и появилось несколько слуг.

Виктория холодно и бесстрастно поблагодарила лорда Хардвика за любезность и проследила, как его карета быстро удаляется по дороге. Лорд Хардвик ничем не выдал своего удивления, вызванного неучтивостью Виктории, которая не предложила ему даже позавтракать, прежде чем он продолжит путь.

Девушка почувствовал легкий укол совести, но она утомилась и была рада отделаться от его проницательных глаз и насмешливой улыбки. Казалось, он всегда видит ее с худшей стороны. К своей досаде, Виктория ощутила, что ей его недостает.

Дворецкий, с давних пор служивший у деда, терпеливо ждал, когда Виктория обратится к нему. Она поспешно объяснила причину их раннего приезда вместе с лордом Хардвиком. Бог свидетель, она хотела пресечь любые слухи, которые могли возникнуть оттого, что она прибыла в карете того самого человека, от которого бежала из Лондона.

Приятная церемония встречи осталась позади, и вот Виктория и мисс Итеридж очутились в главном зале Блам-Касла.

Зал был ярко освещен, хотя в нем и стоял промозглый холод, к которому примешивался запах плесени и тления. Несмотря на это, Виктория почувствовала себя дома. Она любила Блам-Касл и всегда первой бежала навстречу обитателям замка, которые сердечно приветствовали ее. Девушка понимала, что дом, должно быть, полнится слухами и предположениями о причине внезапного и необъяснимого приезда. Вчера на рассвете отец послал вперед слугу предупредить деда об их приезде.

— Добро пожаловать в Блам-Касл, мисс Блам. До чего приятно видеть вас. Ваша комната и комната мисс Итеридж ждут вас, если желаете подняться.

— И сию же минуту, Фостер. Ночь была утомительной. Может, вы пошлете кучера за нашими вещами и кузнеца, чтобы помочь Алеку и Сиду Карсону починить карету. Боюсь, что папа отправил нас в дорогу с кучерами, которые оказались не на высоте, а это не в обычаях нашего дома.

— Два неумелых олуха, — громко выразила свое мнение мисс Итеридж, молчавшая до этого.

— Ваш дедушка еще спит. Он не ожидал вас так рано. Однако я немедленно обо всем позабочусь и пошлю двух лучших кучеров привезти ваши вещи. В наши дни всегда есть опасность встретиться с разбойниками и ворами.

Он быстро поднимался впереди них по лестнице.

— Пожалуйте за мной. Я провожу вас и мисс Итеридж в ваши комнаты. Вам приготовили ваши обычные апартаменты. Вы не против, мисс Блам?

— О да, я не хотела бы другой комнаты. Я чувствую себя дома только в ней.

Виктория улыбнулась, вспоминая, какой трепет она испытала в тот день, когда из детской переселилась в большую просторную спальню, синюю с золотом, с собственной гостиной и глубокой нишей с окнами, смотрящими на холмистые луга.

— Как чувствует себя дедушка? Мама говорила, что он сдал в последнее время. Фостер поднялся по широкой винтовой лестнице в длинный коридор.

— Его светлость еще не оправился от приступа лихорадки, случившегося несколько недель назад, но я уверен, что ваш приезд поднимет его настроение. Осмелюсь сказать, что более подходящего времени для приезда нельзя было и выбрать, мисс Блам.

— Рада это слышать. Я не хочу, чтобы мой визит был в тягость дедушке. Это был внезапный отъезд, — мисс Итеридж ткнула Викторию пальцем, и та сменила тему. — Мы сейчас отдохнем пару часов, Фостер, а потом я хочу обойти все вокруг, увидеть новые цветы, которые посадили дедушка с садовником. Дедушка писал, что этой весной его сад будет одним из самых знаменитых в графстве.

— Да, мэм, это уж точно. Сказать садовнику, чтобы он пришел?

— Не надо, мы сами найдем дорогу в сад. Если мне понравятся какие-нибудь цветы, я пошлю за ним. — Она рассмеялась. — Не беспокойтесь, Фостер, я знаю, как дедушка дорожит своими новыми сортами. Я не сорву без разрешения ни одного стебелька.

Идя по коридору, она добавила:

— Люблю бродить по полям в это время года. Это пойдет мне только на пользу после стольких часов в тесной карете.

Они подошли к комнате Виктории, и дворецкий открыл дверь, пропуская ее.

Оказавшись внутри, Виктория заметила, какой усталой и взъерошенной выглядит ее компаньонка, и решила дать ей возможность прийти в себя.

— Вы можете идти, мисс Итеридж. Я смогу сама позаботиться о себе, а если мне что-нибудь понадобится, я позвоню горничной.

— Я не могу допустить, чтобы вы бродили по окрестностям одна. Позовите меня, когда решите отправиться на прогулку. — Компаньонка с непреклонным видом посмотрела на девушку. Она не хотела повторения скандала и не желала отпускать Викторию от себя ни на шаг. До недавнего времени Виктория не доставляла забот, и бдительность мисс Итеридж ослабла, но теперь все будет по-иному.

Закрыв за собой дверь комнаты, Виктория собралась прилечь отдохнуть. Протянув руку, чтобы взять с туалетного столика ридикюль, она с ужасом вспомнила, что оставила его вместе с зонтиком в карете Хардвика. Вдруг он подумает, что она сделала это нарочно? Придется послать слугу в Стоун-хаус. Похоже, что их пути с лордом Хардвиком снова пересекутся. Виктория надеялась, что это не приведет к неприятностям.

Если бы Виктория знала, что в эту самую минуту ее имя произносят в Стоун-хаус, она бы улыбнулась.

— Простите за беспокойство, сэр, — сказал Уоткин, дворецкий лорда Хардвика. — Грум нашел этот зонтик и ридикюль в вашей карете, и я подумал, что вы пожелаете вернуть их.

— Кто, черт побери, оставил это там? — вскричал Хардвик, уставившись на желтый яркий зонтик, без сомнения принадлежавших женщине. — Дайте вещи мне, Уоткин, — улыбнулся Хардвик. — Думаю, это вещи мисс Блам. Она приехала навестить своего деда.

— Должен ли я распорядиться, сэр, чтобы зонтик и ридикюль отослали?

— Нет, я собираюсь сам отвезти их. — Видя улыбку дворецкого, он добавил: — Так или иначе, мне нужно увидеться с ее дедом.

— Отлично, сэр, — Уоткин вышел, закрыв дверь. Хардвик повертел зонтик в руках. От него еще исходил слабый запах духов Виктории. Хотел бы он знать, что на уме у этой дерзкой малышки. Она может обвинить его, что он умышленно похитил ее зонтик. Он покачал головой. У него нет желания тратить время на юных барышень, отцы которых думают о свадьбе. Нет, он предпочитает более зрелых женщин, таких, как Френсис, которые ничего не ждут от его общества.

Все-таки в мисс Виктории Блам было что-то совершенно восхитительное. Ему нравились ее чистота и независимость. Снова вспомнилось ощущение мягких линий ее тела, которое он испытал, держа Викторию в объятиях. Она соблазнительна, задумался Хардвик, воскрешая в памяти вкус ее губ, ее невинность и манеру смотреть на него.

Добродетельные юные девицы — это западня, напомнил он себе, сознавая, что волочиться за Викторией было бы рискованным делом. Ее отец не допустит посягательств на добродетель дочери. Лучше всего выбросить ее из головы, заключил он, зная, что поедет в Блам-Касл только ради встречи с ней.

Глава пятая

Виктория проснулась после полудня, и ей потребовалось время, чтобы вспомнить, где она находится. Все произошло так быстро, что казалось нереальным. Но Виктория была не из тех, кто долго предается грустным мыслям. Она встала с кровати с пологом на четырех столбиках и позвонила горничной.

Бойкая молодая женщина лет двадцати трех появилась через несколько минут. Прислуга в Блам-Касле была отлично вышколена, и жизнь в доме шла как хорошо отлаженный часовой механизм.

— Добрый день, мэм, — входя в комнату и приседая в книксене, — сказала Айрис. — Вам принести завтрак? Виктория рассмеялась.

— Нет, конечно. Я хочу спуститься вниз. Сейчас, должно быть, время ленча, а я умираю с голоду. Айрис кивнула.

— Да, мэм. Я помогу вам одеться. Блюда расставлены на буфете. Ваш дедушка уже поел. Лорд Блам велел передать вам, что с нетерпением ждет вас в библиотеке.

За окном спальни весело щебетал крапивник, и Виктория радостно рассмеялась. Поющая птица — хороший знак, значит, все наладится в ее жизни. Виктория любила деревню и напевала, быстро расчесывая волосы и заплетая их в одну длинную косу с яркой шелковой лентой на конце. Закончив, она, посмотрев в зеркало, и осталась довольна. Розовое дневное платье отражало ее веселое настроение, и она вышла из комнаты, по-прежнему негромко напевая.

13
{"b":"18207","o":1}