ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да уж, действительно, массу вещей, — пробормотала мисс Итеридж, которая, чтобы не отстать от своей подопечной, почти бежала. — Что толкнуло вас на такое безумство? Она же поймет, что это чистая выдумка. — Почтенная дама в волнении заломила руки. — Теперь она вернется в Лондон и снова выставит вас на посмешище. На этот раз ваша матушка, без сомнения, уволит меня, пусть я и ваша родственница.

Тряхнув головой, Виктория ответила:

— Нет, не уволит. У нас будет прием.

— Вы сошли с ума, дитя мое! Мы и представления не имеем о том, как устраивать званые вечера.

— А вот и имеем. Я много раз наблюдала, как это делала мама. Между прочим, сегодня же я напишу Харриет, что она должна приехать и помочь мне. В конце концов, она многим мне обязана.

Компаньонка вперила в Викторию подозрительный взгляд.

— И что же вы сделали для означенной особы? Если я когда и видела распущенную девицу, так это она.

— Стыдитесь, мисс Итеридж. Ведь вы говорите о моей драгоценной кузине. Я не буду и слушать об этом. Ну, пойдемте. Теперь нам придется многое сделать. Первым делом необходимо приобрести пригласительные билеты. Как вы думаете, сколько нам потребуется?

— Ни единого, если ваша дорогая матушка прослышит о подобной затее, — ответила мисс Итеридж и, помолчав, заметила: — Следовало бы сначала посоветоваться с вашим дедом, а уж потом покупать пригласительные билеты.

— Чепуха! Первого гостя я уже пригласила, так что дедушке придется дать мне позволение устроить званый вечер. — Виктория решительно пошла вперед, не ощущая и грамма той уверенности, которую напустила на себя. Под ложечкой у нее сосало, а в голове стучали молоточки.

К довершению всего, она услышала, как произнесли ее имя, и, обернувшись, оказалась лицом к лицу с лордом Хардвиком.

— Добрый день, сэр, — приветствовала его Виктория, проклиная злую судьбу.

Хардвик был одет в зеленые панталоны и редингот песочного цвета. Широким жестом он сорвал шляпу и изящно поклонился. Глаза его озорно поблескивали. Виктория должна была признать, что хорошо сложен. Но сильнее всех других чувств в ней говорило раздражение. Он же, казалось, всегда получал удовольствие, ставя ее в неловкое положение.

— И чем же леди занимаются сегодня утром? — спросил Хардвик, улыбаясь мисс Итеридж, которая вся лучилась от радости в его присутствии.

Виктория метнула в сторону компаньонки недоброжелательный взгляд, надеясь, что ее манеры отличаются большей сдержанностью, чем поведение этой глупой женщины.

— Я только что разговаривала с вашей любовницей, — холодно произнесла Виктория.

В глазах Хардвика появилось замешательство, затем он засмеялся и от углов глаз побежали морщинки.

— Вы имеете в виду Френсис? Мисс Ловетт?

— Да, а у вас есть еще одна?

Когда Виктория сталкивалась с Хардвиком, этот человек изображал такую святую простоту, что позволял себе отрицать любовную связь с актрисой! Да ведь в Лондоне каждый знает, что они пара, и разве мисс Ловетт не последовала за Хардвиком в его загородное поместье? За какую же простушку он ее принимает?

Хардвик хотел возразить ей и объяснить, что его роман с мисс Ловетт кончен. Однако, увидев поджатые губы Виктории, он осознал, что сегодня любой разговор на эту тему бесплоден, и промолчал.

— Я даю бал, и я… — Виктория запнулась, стараясь подобрать подходящие слова. — Я предложила мисс Ловетт сопровождать вас.

— Вы даете что? — Хардвик потряс головой. — Не думаю, что это разумно. Ей-богу, мисс Блам. И когда же это событие может состояться?

— Пока я не могу точно назвать число. Это зависит от того, когда моя кузина сможет приехать, чтобы помочь мне.

— Не ваша ли кузина Харриет? — он не смог скрыть недоверия в голосе.

— Да, а что тут такого? — ощетинилась Виктория.

— Если я правильно понял, то вас отослали из Лондона в первую очередь из-за Харриет. Если она прикатит сюда для устройства званого вечера, то как отнесется к этому ваша матушка?

— Насколько я помню, именно вам, а не кузине Харриет, я обязана своей ссылкой, — парировала Виктория. — Знаете, вы говорите как мисс Итеридж. Харриет — не прокаженная.

Он посмотрел на нее более пытливо.

— Ваша мать хотя бы знает об этом? Щеки Виктории вспыхнули румянцем.

— Я не собираюсь давать отчет вам, сэр! Ну, так вы желаете присутствовать на моем вечере или нет?

— Вероятно, я смогу решить это только после того, как вы назначите день и час.

— Через две недели! — выпалила Виктория и тут же пожалела.

Сможет ли Харриет, даже при ее таланте устраивать приемы, организовать все за такой короткий срок? А что если она уже занята на это время? Ведь сейчас разгар сезона.

— До встречи, моя дорогая, — Хардвик любезно поклонился и повернулся, чтобы уйти.

— Я не ваша «дорогая», лорд Хардвик. В будущем прошу вас иметь в виду, что у меня есть имя, — смело бросила Виктория ему вдогонку.

— Хорошо, Виктория, — отозвался Хардвик.

— Этот человек приводит меня в ярость, — проворчала Виктория, наблюдая, как он входит в магазин, где все еще делала покупки мисс Ловетт.

— Он обаятельный джентльмен и очень хорош собой. На вас не угодить, — фыркнула мисс Итеридж, беря девушку за руку. — Пойдемте, нам нужно многое сделать теперь, когда вы накликали на свою голову новые неприятности.

Кивнув, Виктория поспешила за ней в карету. Уже в карете она сказала:

— Первое, что я должна сделать — это написать Харриет. Я пошлю Сида в Лондон, чтобы он утром доставил письмо.

Кузина Харриет конечно же должна прийти к ней на помощь. Она слишком многим обязана Виктории. В конце концов, если бы не Харриет, Виктория не была бы сегодня в таком плачевном положении. Что она натворила! Подумать только, она позволила этой особе Ловетт втравить ее в устройство званого вечера. Сердце Виктории учащенно забилось при мысли о дерзости ее начинания. Она ничегошеньки не знает о том, как это делается. Виктория с трудом проглотила слюну. Но что если Харриет откажется? Ее кузина временами могла быть очень эгоистична. Внезапно Виктория почувствовала стыд оттого, что плохо подумала о своей дорогой кузине. Харриет была просто Харриет — тщеславной и очень независимой, но притом и сердечной, и доброй, и преданной. Она обязательно приедет, если только — эта мысль не давала покоя Виктории — если только Харриет не слишком сейчас веселится в Лондоне.

Глава восьмая

— Я не верю своим глазам, — Виктория задохнулась от изумления, глядя на письмо, которое держала в руке. Потрясая им перед мисс Итеридж, она возмущенно сообщила:

— Харриет отказывается приехать ко мне и помочь с балом. Она пишет, что у меня теперь такая репутация. Я в такой немилости в Лондоне, что она не осмеливается связываться со мной.

Виктория швырнула письмо и гордо подошла к креслу у окна.

— После всего, что я сделала для нее, она набралась наглости заявить о моей репутации? — Слезы гнева и разочарования подступили к глазам Виктории. Нет, подумала она, я и слезинки не пролью. Я расквитаюсь с этими сплетниками. Мой бал будет гвоздем сезона. В Лондоне узнают, что я светская дама и хозяйка дома, ничуть не хуже леди Джерси. Викторию рассмешила эта мысль, и настроение улучшилось.

— Жизнь так несправедлива, — сказала Виктория, скорее констатируя факт, чем жалуясь.

Мисс Итеридж, привыкшая за последнее время к нервозности Виктории и приступам разочарования, не прервала своего вышивания.

— В этом вы совершенно правы. Однако хочу заметить, что часть ваших бед вы сами навлекаете на себя, моя дорогая. — В тоне мисс Итеридж, хотя и укоризненном, звучало сочувствие. — И все же это не конец света, если ваша бессовестная кузина не приедет.

Виктория вскочила на ноги, вновь обретая уверенность в себе.

— Мы сумеем дать бал, не так ли, мисс Итеридж? Лицо компаньонки побелело, как мел, прежде чем она, заикаясь, выговорила:

— О Господи, Боже мой, милочка, я должна признать, что, хотя и жила в домах, где бывали роскошные вечера, и мне не случалось устраивать их. Когда еще был жив покойный герцог, ваша тетя Джозефина дала несколько балов, о которых много говорили в Лидсе, но я погрешила бы против истины, если бы сказала, что подготовкой к ним заправляла я. — Она решительно потрясла головой. — Я не уверена, что мы справимся, Виктория.

22
{"b":"18207","o":1}