ЛитМир - Электронная Библиотека

— Только потому, что ты никогда не рискуешь. У тебя никогда в жизни не было приключений. — Она увидела, как шею Виктории стала заливать краска, и поняла, что нащупала больное место. — Признайся откровенно, ты совершила когда-нибудь хоть один поступок без одобрения мамы.

— У меня достаточно здравого смысла, чтобы вести себя так, как подобает леди, если ты это имеешь в виду. Я бы никогда не позволила себе ничего такого, что сделало бы меня предметом пересудов толпы и сокрушило бедную маму. Но вряд ли из-за этого я стану кандидатом в монахини, дражайшая кузина. — Виктория знала, что Харриет поддразнивает ее, и, тем не менее, была раздосадована.

— Нет, это просто подтверждает мою точку зрения. Если бы тебе пришлось передать эту записку лорду Хардвику и забрать браслет, и. Боже упаси, если бы тебя у него застали, то никто, даже твой злейший враг не поверил бы, что у тебя с ним свидание. Любой сразу понял бы, что это недоразумение и только.

Эти слова произвели впечатление на Викторию, хотя казались странной причиной для уступки.

— Я думаю, ты права. — Виктория кивнула и глубоко вздохнула, с отсутствующим видом расправляя складки своего платья и размышляя, какие бы еще выставить аргументы против этого безумного предприятия. — И все-таки мне даже странно представить себе, что я могу принять участие в твоем замысле. Здравый смысл подсказывает мне, что не следует слушать тебя.

Видя, что сопротивление Виктории слабеет, Харриет снова схватила ее руку.

— Ах, я знала, что ты поймешь и поможешь мне!

— Постой! Я не сказала, что согласна. — Викторию охватила тревога, сердце заколотилось. Она с трудом проглотила слюну. Так трудно устоять против Харриет.

— О, я знаю, что ты согласишься. И это такая несложная задача. Все, что от тебя требуется — вручить Хардвику эту записку, попросить мой браслет и удалиться. Две минуты, а может, и меньше.

Харриет схватила сверток, лежащий рядом с ней, и быстро его раскрыла.

— Посмотри, что я принесла. Это шляпа с густой вуалью. Она скроет твое лицо, и даже лорд Хардвик не узнает, кто ты такая.

— Если я соглашусь сделать это, пообещаешь ли ты никогда больше не встречаться с лордом Хардвиком, и вести себя как подобает до самой свадьбы с лордом Бэконом?

— О, моя дорогая, даю тебе честное слово. Только помоги мне выпутаться из этой переделки, и я стану образцом добродетели. — Она кинулась обнимать Викторию.

— Ладно, но лучше не подводи меня. Это последняя авантюра, из которой я намерена тебя вызволять.

Виктория старалась выглядеть строгой, хотя страх и мрачные предчувствия тончайшими иголочками покалывали ее.

— Ох, ты такая душечка! Неудивительно, что у нас крепкая дружба с самого детства.

— Мама заподозрит неладное, если я не закончу вышивать этот платок к ее возвращению. Он предназначен в подарок викарию к его дню рождения в субботу.

Виктория предпочла бы, чтобы Харриет не касалась их детства: это вызывало у нее воспоминания о том, сколько раз Харриет была вдохновителем дерзких проделок, а ловили и наказывали одну бедную Викторию. Она любила свою кузину, но нынешнее предприятие было нешуточным.

— Что ж, дай-ка это мне. — Харриет протянула руку и взяла у Виктории пяльцы с незаконченной вышивкой. — Я останусь здесь и закончу узор, пока ты ездишь. Ты знаешь, что я замечательно вышиваю. Нянюшка всегда говорила, что мои вышивки лучше, чем у монахинь.

— Не мешало бы еще, чтобы твоя мораль не отставала — неодобрительно бросила Виктория, а затем, смирившись, встала. — Хорошо, дай вуаль. Нужно ехать немедленно?

Харриет взглянула на часы, которые монотонно тикали на мраморной каминной полке.

— О, боже мой, да! Тебе надо поспешить. Сейчас три часа, а я должна вернуться домой вовремя. В шесть приедет лорд Бэкон. Давай я помогу тебе одеться.

— Я поеду в этом платье. Оно достаточно хорошо для того дела, которое мне предстоит исполнить.

Видя, что кузина нахмурилась, она добавила:

— Поверх него я надену синюю ротонду. Она подойдет к этой жуткой шляпе, которую ты держишь.

Мой наряд не имеет значения, поскольку я намереваюсь войти, вручить записку, получить твой браслет и уйти. Могу заверить тебя, что не имею ни малейшего желания болтать с милордом и уже совершенно точно не хочу, чтобы меня кто-либо еще там увидел. В сущности, и сам милорд не должен знать, кто я.

— Ты абсолютно права. Вот, надевай шляпу и не забудь записку. Куда ты положила ее?

Виктория вынула конверт бежевого цвета и помахала им перед носом Харриет.

— Я ничего не забуду. Я не растяпа.

— Только не потеряй ее, — Харриет отступила назад, чтобы осмотреть Викторию, затем кивком выразила свое одобрение. — Никто в жизни не узнает тебя. Я так и думала, что вуаль сделает свое дело.

Она потянула носом воздух, затем порылась в ридикюле, вытащила оттуда пузырек с туалетной водой и опрыскала Викторию.

— Теперь ты даже пахнешь по-другому. От тебя всегда веет вереском или лавандой, так что это введет в заблуждение любого, если вдруг ты столкнешься с кем-нибудь знакомым.

— Что это за ужасный запах? — Виктория сморщила нос, отмахиваясь от резкого сладкого аромата, окутавшего ее.

— Это восточный мускус. На днях в лавке хозяин сказал мне, что Френсис Ловетт покупает его целыми флаконами. Я вообразила, что он замечательно пахнет.

— У него, безусловно, ни с чем не сравнимый аромат. Тут ты права. Вряд ли кому-нибудь придет в голову, что я могла выбрать подобные духи.

Виктория порывисто сдернула ротонду с вешалки и набросила ее на плечи. Грациозной походкой она прошла через комнату к большому зеркалу в позолоченной оправе и вгляделась в свое отражение. Пристальный осмотр убедил Викторию, что никто не сможет узнать ее, пока она не заговорит.

Когда вуаль была прикреплена и ротонда застегнута на все крючки, Виктория нервно хихикнула.

— Это скорее проказа, не так ли?

— Безусловно. Теперь отправляйся. У нас нет ни минуты лишней. Ты просто тянешь время, — и Харриет слегка подтолкнула кузину к двери.

— Можно воспользоваться твоей каретой?

— Конечно, нет, глупая ты гусыня. Тебя немедленно узнали бы.

— Я не очень-то опытна в тайных свиданиях. Что же мне делать? Я не могу просить Джеймса подать наш кабриолет.

— Господи, Виктория, до чего же ты наивна! Как только отойдешь от дома, возьми кеб. Вот деньги на проезд. — Она сунула в руку Виктории несколько монет. — Здесь более чем достаточно, чтобы оплатить твое путешествие. И не забудь попросить кучера обождать тебя. Возвращайся обратно как можно скорее.

— Не волнуйся. Я вернусь не позже чем через час. Виктория упрятала деньги в ридикюль и направилась к выходу.

— Записка! Где записка, которую я должна отвезти?

— В кармане ротонды. А теперь, горе мое, хватит копаться. Иди. Я закончу платок. Пора, а то вернется тетя Джейн, и вопросов не оберешься.

Издав легкий смешок, Виктория высоко вскинула голову, сделала глубокий вдох и голосом, в котором звучало намного больше храбрости, чем она ощущала, произнесла:

— Я уже иду. Молись за меня.

— Передай лорду Хардвику, что я всегда буду любить его!

— Я не сделаю ничего подобного! — Виктория уперлась руками в бока и капризно топнула ногой. — Ты обещала.

— Я просто дразню тебя. Ну, пора идти.

Осмотрев для начала улицу, чтобы убедиться, что поблизости никого нет, Виктория быстро спустилась по ступеням и пошла прочь от дома. Стоял хмурый день начала апреля, и легкий ветерок охлаждал ее горящие щеки. Для надежности она крепко прижимала к себе ридикюль, пока быстро шла по улице. Когда ее уже нельзя было увидеть из дома, Виктория огляделась по сторонам в поисках кеба. Мимо проехало несколько карет, но она каждый раз опускала голову, чтобы ничей взгляд не смог проникнуть за вуаль и обнаружить ее.

Через несколько минут послышался звук лошадиных подков по булыжной мостовой, и Виктория ринулась на обочину, энергично размахивая рукой. Наемный экипаж подъехал к краю тротуара, и кучер спрыгнул, чтобы открыть перед ней дверь. Виктория быстро назвала адрес дома лорда Хардвика по Грейт-Стенком-стрит, и, поднявшись в карету, укрылась в ее темной глубине. И только когда она опустилась на кожаное сиденье, сердце ее стало биться ровнее. Виктория заглянула в щелку закрытого ставнями окна, чтобы проверить, нет ли рядом другой кареты, но улица оставалась пустынной.

3
{"b":"18207","o":1}