ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спокойной ночи, — тихо произнесла она и ушла, оставив его смотреть застывшим взглядом в надвигающуюся темноту.

Александра заставила себя пойти в дом. На небе уже выступали звезды, такие большие и яркие, что домик под ними казался меньше и теснее, чем был на самом деле. Она осталась бы с Эриком, если бы не знала, к чему это может привести.

Наверное, она действительно интересовала Эрика Форда. Она знала мало мужчин, но он такой открытый и добросердечный, что ей казалось, будто они давно знакомы. Он мог так много предложить ей, и самое нужное сейчас — ощущение надежности, которое появлялось в его присутствии. Он большой, дружелюбный, сочувствующий. И еще он поразительно красив, и скорее всего сердце у него большое и горячее, как он сам, так что она может не беспокоиться, что, кроме себя, ей нечего больше ему предложить. Если Эрику требовалось только дружеское участие, то почему его глаза говорили о другом, ведь он не из тех, кто способен обмануть женщину.

Александра стояла на кухне и смотрела в пустой очаг. Если бы у нее было хоть немного здравого смысла, она опустилась бы на колени и возблагодарила Господа за то, что он послал ей Эрика, а потом бы встала и пошла снова к нему.

Но девушка думала о другом мужчине, который вовсе не был красив, и она не могла понять, отчего ее влекло к нему с такой силой. Человек с чувством юмора и ироничный. Умный, образованный мужчина благородного происхождения, великодушный вдобавок, но его сердце ей неподвластно. Его цель — найти себе жену из высшего общества, отвечающую требованиям его отца. Он этого не скрывает. Он настолько гордится своим именем и настолько почитает своего высокомерного отца, что, наверное, не считает нужным что-либо скрывать. Дело в том, горестно размышляла Александра, что он прав, поскольку высший свет полностью с ним согласен.

Более того, невзирая на то что Эрик ослепительно красив, а Драмм — нет, даже ее кожа реагировала на присутствие в комнате Драмма. Это очень необычное чувство. Ему достаточно было просто посмотреть на нее, и она ощущала, как на затылке начинали шевелиться волоски, а сердце сбивалось с ритма. Раньше с ней такого никогда не происходило.

Эрик был хорошим человеком, и она знала, что может доверять ему. Но графу Драммонду она совсем не доверяла. Он состоял из массы противоречий. Держался отстраненно, и все же выражение его глаз было слишком теплым, что ее смущало и вызывало дрожь. Находясь в комнате, он словно забирал весь воздух, у нее кружилась голова, и охватывало беспричинное веселье. Это невозможно было понять. Хуже того, теперь, когда он уехал, стало не важно, что она может дышать свободно. Нелепо, но удержать эти чувства так же невозможно, как удержаться от того, чтобы дышать. Он ее околдовал. Придется выждать какое-то время, чтобы узнать, сможет ли она развеять его чары.

Александра поднималась по лестнице, двигаясь так, словно, проводя много времени в своем сыром маленьком домике, уже заработала ревматизм, что, без сомнения, когда-нибудь случится. Открывая дверь спальни, она почти ожидала увидеть Драмма, сидящего в кресле или лежащего в кровати и встречающего ее этим обжигающим и одновременно леденящим взглядом умных глаз. Она сказала Эрику, что здесь не водятся призраки, но теперь понимала, что солгала. Она никогда не встречалась с призраком того бесчувственного человека, которому вначале принадлежала эта комната, но ее преследовали воспоминания о полном жизни и чувств мужчине, недавно жившем здесь и уехавшем, прихватив с собой ее сердце.

Александра опустилась на кровать. Вот она и призналась самой себе. Этот высокий человек с чересчур длинным носом и прекрасными лазурными глазами заполнил ее жизнь. Она никогда еще так сильно не влюблялась. Девушка печально улыбнулась, потому что хорошо понимала: все ее знакомства с красивыми, привлекательными мужчинами ограничивались двумя джентльменами. Так что, с надеждой подумала она, возможно, ее привязанность пройдет.

Она нахмурилась. Даже если ее сумасшествие временное, оно может продлиться достаточно долго, чтобы разрушить единственный шанс наладить отношения с Эриком. Если у нее вообще есть такой шанс. Может быть, его не оттолкнет отсутствие у нее всякого прошлого, и… Даже если когда-нибудь она будет в состоянии ответить ему, к тому времени он, без сомнения, найдет другую женщину, поумнее, разделяющую его симпатии и привязанности.

Александра легла на спину и закрыла глаза. Драмм уехал, но он лишил ее способности испытывать чувства к Эрику, а может быть, и ко всем мужчинам.

По ее жизни пронеслась комета. Граф Драммонд приходил из другого мира, настолько же удаленного от нее, как луна и звезды. Она должна преодолеть душевную боль, забыть великолепие его внезапного появления и исчезновения и только тогда сможет продолжать жить. Если судьба решит быть к ней добрее, то она, возможно, повстречает другую любовь.

Девушка села, стянула с себя одежду, снова легла, зарывшись лицом в подушку. И в изумлении опять открыла глаза. Она не надела ночную рубашку. Какой ужас! Она еще никогда не ложилась спать обнаженной! Это невиданно, это бесстыдно. В приюте детей отправляли спать, одетых с ног до головы. Когда здесь жил мистер Гаскойн, она одевалась так же. Даже теперь, оставшись одна, она никогда не позволяла себе спать в том виде, в каком сотворил ее Господь. Могли проснуться мальчики, или ей пришлось бы спешно покидать комнату…

Но сегодня все было не так. Сегодня она заставляла себя остаться в комнате. На небе сверкали звезды, листья на дереве под окном трепетали так же, как ее сердце, наполняя душу неясными желаниями, а тело — неведомым томлением. У ворот стоял сильный, красивый мужчина и, возможно, смотрел в ее окно теплым ожидающим взглядом, надеясь, что она снова спустится к нему.

Сегодня призрак другого мужчины влетал в комнату с нежным ветерком, прохладными пальцами скользил по ее горячей коже, своим дыханием шевелил волоски у нее на затылке, смеясь над ее смущением, нашептывая ей на ухо невозможные вещи. Она ворочалась в кровати, стесняясь своего тела, волнуясь оттого, к каким новым ощущениям вели эти щекочущие прикосновения.

Она не могла накрыться, потому что никогда еще не чувствовала так сильно свое тело, не была так напугана и очарована его возможностями. Она не знала, какая гладкая у нее кожа. Девушка провела по ней рукой, от живота к ребрам и выше, заметив, какие мягкие и в то же время упругие у нее груди, как затвердели у нее под ладонью соски и какие ощущения дарит это прикосновение ее ладони… Она представила себе руки, длинные, беспокойные руки Драмма…

Александра убрала руку и с приглушенным стоном перевернулась на живот.

Ей потребовалось все самообладание, чтобы успокоить мятущийся дух. Желания обуревали ее. Она пыталась удержать их, рисуя себе картины суровой действительности. Она хотела встать и надеть длинную рубашку, чтобы скрыть это полное ожиданий тело даже от самой себя. Но ей слишком нравилось прикосновение ветерка к коже.

Она еще очень долго не могла заснуть.

Письмо пришло на следующее утро. И к вечеру этого дня в жизни Александры воцарился хаос. Потому что именно тогда она показала письмо собравшимся за столом.

— А мы тоже можем поехать? — закричал Роб, прочитав его.

— Глупыш, — ласково произнес Кит, взъерошив волосы брата, — конечно же, нет! Это удовольствие только для Алли, отпуск для нее. Она заслужила, чтобы провести время без домашних обязанностей.

— Я не буду никакой обязанностью, — с негодованием сказал Роб.

— Конечно, — ответил ему Кит. — Одно только твое присутствие создает для нее работу. Она будет беспокоиться о тебе каждую минуту и вместо того, чтобы наслаждаться видами Лондона, будет следить за тобой.

— Кроме того, у тебя впереди целая жизнь, чтобы все повидать, — добавил Вин. — А для Алли это может быть единственный шанс.

— Спасибо за то, что напомнили о моих преклонных годах, — сказала Александра, выхватывая письмо у Роба и аккуратно сворачивая его. — Но я никуда не поеду. Может, я и состарилась, но надеюсь, у меня еще есть несколько лет, чтобы поехать в Лондон как-нибудь в другой раз. Это милый жест, и я очень благодарна за приглашение. Об этом и напишу миссис Райдер. Но поездка не для меня.

39
{"b":"18209","o":1}