ЛитМир - Электронная Библиотека

Она подумала, что должна быть смущена его словами, а он, вероятно, этого и добивается. По крайней мере она могла бы отвернуться и сделать вид, что покраснела. Вместо этого она громко рассмеялась.

— Я думала как раз об этом, — сказала девушка. Ему понравилась ее искренность.

— Простите меня, — произнес Драмм, — так хорошо, когда можешь шутить, не думая о последствиях. Это достоинство старых друзей. Говоря о которых… — Он окинул ее взглядом. — Позвольте мне пойти еще дальше и сказать, что вы сегодня выглядите очень мило. Это больше чем городской лоск, это городской шик. Новое платье, новая шляпка и, я надеюсь, новый взгляд на жизнь? Знаете, вам все это идет.

— Да, все три обновы, — счастливо ответила она, заметив, как смотрят на них другие посетители парка — на Драмма, потому что это Драмм, а на нее, потому что она с ним и не выглядит здесь совсем уж не к месту. Девушка выше подняла голову. — Вы чудесно справляетесь с костылями.

— Осваиваюсь, — признался он, опершись на один костыль, а второй поднимая в воздух, чтобы показать ей свое мастерство, и затем снова отправляясь в путь. — Вначале было болезненно, но теперь я привык. Практика — это все. Могу поспорить, что сумею двигаться быстрее, чем любой из присутствующих, если захочу, потому что я заношу костыли далеко вперед и таким образом покрываю большее расстояние, чем если бы шел ногами. Я бы хотел показать вам, но тогда вам всем придется перейти на рысь или передвигаться трусцой.

Александра тотчас представила себе всех сопровождающих леди, которые, подхватив юбки, кинулись бы вслед за Драммом. Она попыталась удержать смешок. Он, должно быть, прочитал ее мысли. И улыбнулся.

— Да, — сказал он, — это будет в точности похоже на одну из карикатур мистера Роладсона, верно? Я мчусь по дорожке, размахивая костылями, локти и колени ходят ходуном, а леди преследуют меня, не отставая. Как жаль, что я джентльмен, а то можно было бы проверить мою теорию.

— У вас раздутое самомнение, — сказала она.

— Очень, — согласился он.

Они посмеялись, но недолго. Вскоре Александре пришлось отстать, чтобы дать возможность другой леди сопровождать Драмма. Но девушка была так счастлива после их небольшой беседы, что не возражала.

Она заметила, что к их небольшой процессии присоединялись все новые и новые люди. Вначале их компания состояла в основном из женщин, следующих за Драммом и Эриком. Присутствие прекрасных молодых дам вскоре привлекло внимание молодых и пожилых джентльменов. К тому времени когда Драмм заметил и позвал лорда Далтона и его невесту, их компания напоминала парад войск, так по крайней мере проворчала Джилли. Или свадебную процессию, услышала Александра слова мамаши Аннабелл, которые та прошептала своей подруге. Каким-то образом ее дочери удалось снова занять ведущую позицию рядом с Драммом.

Ну и что с того? — подумала Александра, слегка запыхавшись. Ей удалось повидать его. И все равно она шла за элегантной парой с упавшим сердцем, потому что явно рассчитывала на другое.

Ее положение в обществе не изменилось, но она постоянно забывала о нем. Аннабелл — титулованная леди, а она — безымянный подкидыш. Такие, как она, не выходят замуж за таких, как Драмм, разве только в сказках, и то если девушка оказывается давно потерявшейся принцессой. Александра не такая. А если свадьбы быть не может, для их отношений не существует будущего.

Она повидала его. У нее останется этот день, а потом еще бал. Затем она отправится домой и будет жить воспоминаниями. И придется этим довольствоваться. Александра смотрела в спину Драмму и думала: это все, что ей доведется увидеть в будущем.

— Кошка и то отпускает мышь дальше от себя, чем Аннабелл отпускает его, — мрачно пробормотала Джилли, проследив за направлением взгляда Александры. — Но ты не беспокойся, Драмм не играет в далеко идущие игры.

— Это не имеет никакого значения, по крайней мере для меня, — тихо ответила Александра. — Для тебя — конечно, потому что вы старинные друзья и будете продолжать встречаться. Поэтому для вас важно, на ком он женится. А для меня — нет, ну разве только из любопытства.

Джилли прошептала какое-то ругательство. Потом лучезарно улыбнулась.

— Если бы я так думала, то до сих пор жила бы в этих проклятых трущобах, одна во всем мире, если не считать младшей сестренки, и меня не ожидало бы ничего, кроме тяжелой работы и еще более тяжелой жизни. Но я всегда верила в невозможное, и посмотри, что получилось! Все, о чем я бы мечтала, если бы знала, что такое существует. Жизнь удивительна. Никто никогда не знает, что может произойти в следующую минуту, ведь правда?

— Никто, — согласился ее муж, идущий рядом. — Кроме меня. Мы направляемся в ротонду, чтобы посмотреть выставленные там произведения искусства, так что, пожалуйста, приготовьтесь выражать восторг. А потом, если мы, будем хорошо себя вести, то присядем и перекусим.

— Она захватит место рядом с ним, — сказала Джилли Александре, одним плечом указав на Аннабелл. — Но мы прекрасно проведем время. Вот увидишь!

К удивлению Александры, так и произошло. Погода по-прежнему стояла ясная и приятная. Когда они подошли к ротонде, Александра увидела, что это величественное, похожее на дворец сооружение и такое же большое. Его холодная красота очаровала ее. После осмотра выставки их компания села за столики у входа в главный зал, под тенью огромных деревьев. Официанты разносили пунш и тонкие, словно бумага, ломтики ветчины, баранины и сыра, а потом печенья, пирожные и мороженое, и все могли закусывать, одновременно обсуждая модную публику, которая прогуливалась по аллее. Казалось, гуляющие шли в такт со звучавшей в парке музыкой. Играл оркестр, а когда он уставал, наступала очередь бродячих музыкантов и певцов.

Столик Драмма оккупировали Аннабелл, ее мать и группка других быстроногих девиц со своими обнадеженными родительницами. Эрик сидел рядом с Александрой. Райдеры, еще одна молодая пара и двое забавных молодых джентльменов — их друзей составляли другую компанию. Они так много смеялись, что сидящие за другими столиками поглядывали на них с печальной завистью. И Драмм почти не сводил с них взгляда.

Этот момент стоило запомнить, думала Александра, смеясь над шуткой, которую произнес кто-то из их компании. Вот если бы она могла пригласить к их столику кого-нибудь из художников, величественно прохаживающихся по ротонде, снисходительно выслушивая похвалы. Она бы упросила его запечатлеть этот день в желтых и персиковых тонах, передающих свет и радость, чтобы повесить картину у себя на стене и навсегда запомнить тепло и счастье этого дня. Этот день принадлежал ей, что бы ни уготовило ей будущее.

Ну и что с того, что половиной этого счастья она обязана частым взглядам Драмма?

Драмм не мог танцевать, поэтому, когда зазвучали вальсы, вся их компания поднялась и возобновила прогулку. Они кланялись старым друзьям и были представлены новым. Они восхищались каждой скульптурой, деревом и прудом, а их было множество. Когда долгий летний день начал сменяться сумерками, одна за другой зажглись маленькие, спрятанные в листве лампы. Высоко мигали фонари, зажигаемые командами быстро и молчаливо работавших фонарщиков. Гирлянды маленьких ламп на стеблях рододендронов были похожи на сверкающую паутину. Они поблескивали словно на сцене, освещая каждую извилистую тропинку, ведущую от больших полян к затемненным уединенным уголкам.

Но Александра уже привыкла к блеску и зрелищности. То, что казалось волшебством, все чаще обнаруживало свою искусственную суть. Она начинала видеть, что весь этот парк был продуман до мелочей и создан руками человека, кроме цветов и деревьев, и то насчет некоторых она не была уверена. Все было очень умно устроено, чтобы радовать глаз. Она признавала, что пресыщенное отношение к красоте у нее может быть результатом того, что она больше не видела Драмма, разве что издали. Или из-за того, что в новых туфлях у нее болели пальцы ног, или из-за того, что Джилли и Деймон где-то отстали. Они шли, беседуя шепотом, заблудившись среди чудес и своих собственных сладких признаний. В последний раз, когда Александра видела Эрика, он был захвачен мисс Пробишер. А Драмм скорее всего еще был с Аннабелл.

53
{"b":"18209","o":1}