ЛитМир - Электронная Библиотека

Хелена рассмеялась:

– Как может кто бы то ни было смотреть на кого-то, кроме вас? С вашим лицом и волосами? Да ни один мужчина даже не взглянет на другую женщину, если вы в комнате! И во всяком случае, – добавила она уже более спокойно, – компаньонке не пристало быть чересчур заметной.

– Это почему же? – задала вопрос Дейзи, уперев руки в бока. – Просто смешно. Отчего вам не выглядеть заметной? Нет-нет, не спорьте. – Она снова подняла руки. – Но пожалуйста, помогите мне избавиться от этого прекрасного платья прямо сейчас, я боюсь сделать в нем даже один шаг.

Дейзи испытывала смутный страх, входя в этот вечер в дом графа, но никому и ни за что не призналась бы в этом. На ней было пусть и не самое шикарное, но красивое платье. Волнистые локоны, схваченные высоко на затылке шелковой лентой, ниспадали на спину золотым каскадом. На шею Дейзи надела купленную на днях простую камею на тончайшей золотой цепочке. Туфельки на ней тоже были новые. Начиная с вновь приобретенного нижнего белья и кончая новым плащом с капюшоном, ей нечего было стесняться.

– Вы не решаетесь войти? – спросила Хелена.

– Видите ли, я не знаю, кто там будет, – шепотом ответила Дейзи и улыбнулась. – Ладно, была не была. Жди худшего и получи лучшее, – произнесла она с наигранной бравадой, вскинула голову, приподняла длинный подол плаща и вошла в прихожую.

Хелена Мастерс почтительно следовала за ней на расстоянии в два шага.

Ну что ж, Джефф бывал в Порт-Джексоне и знал, как она там жила. Она сомневалась, чтобы он пригласил сюда кого-нибудь из приятелей Таннера. Джефф Сэвидж пользовался в колонии большим уважением за свою отзывчивость, за то, что у него для каждого была наготове приветливая улыбка, но и он сам, и его мальчики общались только с людьми добропорядочными. Среди них не было ни одного из дружков Таннера.

И тем не менее, за исключением немногих подруг, там не было ни одного человека, с которым Дейзи желала бы встретиться, и весьма много было таких, на которых она даже издали не хотела бы взглянуть. Снова – и совершенно безуспешно! – пыталась она понять, почему она, женщина, с которой скверно обращался муж, привлекала мужчин, способных относиться к ней столь же дурно. Она радовалась, что вышла замуж за Таннера, лишь в те минуты, когда замечала похотливое выражение в обращенных на нее взглядах его дружков, особенно явное, после того как ему случалось прибить ее в их присутствии.

Дейзи вспомнила, как ей приходилось спасаться от них после смерти Таннера, и губы ее невольно сжались в жесткую прямую линию. Она могла бы сделать то же самое снова, хотя это занятие ей не нравилось.

– Дейзи! – воскликнул граф, который вышел в холл, чтобы поздороваться с ней, и заметил выражение ее лица. – Что вас так огорчило?

– Ничего, – ответила она, одним движением плеч сбросив плащ на руки подошедшему к ней лакею. Дейзи подняла на графа глаза и почувствовала, как напряжение оставляет ее при виде такого знакомого и доброго лица Джеффа. – Ну хорошо, вы угадали, меня кое-что беспокоит, – призналась она. – Я не люблю сюрпризов. Что это за человек, которого вы пригласили встретиться со мной?

Граф рассмеялся.

– Думаете, он один из тех, кто докучал вам своим назойливым вниманием? Не волнуйтесь, Дейзи. Этот человек вам будет приятен.

Дейзи взяла Джеффа под руку и серьезно посмотрела на него снизу вверх.

– Это правда, Джефф?

Он кивнул:

– Истинная правда, говорю вам от всего сердца.

Дейзи бросила взгляд в ту сторону, где из холла вела дверь в гостиную.

– Тогда – вперед, – сказала она. – Чем скорее, тем лучше.

Они направились к двери в салон; Хелена следовала за ними. Дейзи увидела двух мужчин, оба встали, когда она вошла в комнату. Одним из них был виконт Хей, который поклонился ей с обычной сардонической улыбкой. Второй, пониже ростом, чем виконт, очень смуглый и мужественно красивый молодой мужчина, выглядел в своем строгом, прекрасно сшитом костюме весьма изысканно. Дейзи не знала иных джентльменов, кроме Джеффа и виконта Хея. Она сдвинула брови. Этот нахальный тип стоял прямо перед ней и смеялся, зубы его казались особенно белыми на смуглом лице.

– Вы не узнаете меня? – спросил он. – Это удар по моему самолюбию. Я-то думал, что вы помните меня, миссис Ти.

Дейзи широко раскрыла глаза.

– Даффи! – радостно воскликнула она и бросилась к нему. – Разумеется, я помню вас! В самые тяжелые времена вы находили для меня доброе слово, а ведь нам обоим пришлось немало вытерпеть, верно? Но я никогда не видела вас таким нарядным. Господи, дайте же хорошенько разглядеть вас! – Дейзи присмотрелась к молодому человеку. – Настоящий джентльмен с головы до пят.

– Это всего лишь обманчивая внешность, на самом деле я не такой и готов поклясться, что вам это хорошо известно. Вот вы, Дейзи, истинная леди.

– Чего нет, того нет, – возразила она. – Полагаю, что на самом деле вы так и думаете. Бог мой, да стоит только взглянуть на нас обоих! Ни дать ни взять парочка грачей, которые строят из себя лебедей.

– Трио, – поправил ее граф.

– Нет! – воскликнула Дейзи, резко повернувшись к нему. – Вы джентльмен по рождению, Джефф, и всегда им были.

– И вы тоже, – мягко и спокойно напомнил он. – Вы урожденная леди. Запамятовали?

Немного помолчав, Дейзи сказала:

– Я стараюсь вспомнить.

Это прозвучало очень искренне.

Граф в ответ посмотрел на нее с улыбкой, полной такого сочувствия и понимания, что Дейзи впервые после отъезда из Нового Южного Уэльса по-настоящему оценила правильность своего решения приехать в Англию, найти Джеффа и постараться устроить жизнь вместе с ним.

Потом она подняла глаза на виконта и снова усомнилась в себе. Выражение его лица, которое она успела заметить, мгновенно изменилось. Однако Дейзи всегда ожидала от Лиланда оскорбительного пренебрежения, смешанного с недоверием, и теперь увидела именно это.

– Господи! – воскликнула она. – Ну какая же я леди? Где мои хорошие манеры? Я все забыла или почти все. Но я стараюсь, как могу. Со мной моя компаньонка, миссис Мастерс, она приняла на себя обязанность напоминать мне о том, как следует себя вести в обществе. Хелена, это Даффид, подопечный графа, один из самых славных молодых людей, отправленных в Ботани-Бей по ошибке.

Даффид рассмеялся и сделал короткий поклон.

– То же самое говорит каждый заключенный в колонии. В моем случае это не было ошибкой. Но вы можете не беспокоиться о вашем кошельке, миссис Мастерс. Я покончил с прежней жизнью, когда познакомился с графом. Дейзи, прошу вас, расскажите о вашем долгом путешествии и о том, как идут дела в Порт-Джексоне.

– Дорога сюда была для меня куда более приятной, чем путь отсюда, как вы понимаете. Думаю, вас уже не слишком занимают дела в тех краях, но если я не права, то могу сказать, что мы там обрели много новых жителей. Похоже, опустошены все ваши здешние тюрьмы... – Дейзи сделала паузу, досадливо прикусив нижнюю губу. – А ведь мне не следует употреблять слово «мы», правда? Боже мой, до чего же трудно существовать между двумя мирами! Вам это не кажется?

– Да, – согласился Даффид. – Но со временем это чувство слабеет и забывается, как дурной сон.

– Да, все проходит, – произнес граф мягко и задумчиво. – Но не до конца, и это хорошо, поймите. Полезно вспомнить плохие времена, когда вас по какой-нибудь причине обуревает жалость к самому себе. Уверяю вас, что после этого жизнь начинает казаться куда более привлекательной.

Все трое улыбнулись друг другу.

Виконт наблюдал за ними, потом повернулся к Хелене Мастерс, и они обменялись понимающими взглядами. Граф это заметил и сказал:

– Это не относится к Лиланду и... – Он помедлил, видимо, припоминая имя компаньонки. – И миссис Мастерс. Идемте же, обед подан. Мы потом поговорим и обменяемся воспоминаниями, но только, Даффид, не забывай, пожалуйста, что нынче у меня в гостях и люди с тонкими чувствами.

– А ты помнишь, что я живу с леди? Моя жена тоже деликатная женщина. Я не собираюсь шокировать миссис Мастерс, – пообещал Даффид.

15
{"b":"18210","o":1}