ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я буду рада поиграть для вас сегодня, – предложила Хелена. – И могу позаниматься с вами, если вы захотите, миссис Таннер.

– Дейзи! – поправила ее нанимательница. – Пожалуйста, обращайтесь ко мне только так.

– Даже в обществе? – спросила компаньонка.

– Везде, – настоятельно потребовала Дейзи.

Все встали из-за стола и по длинному коридору прошествовали в гостиную. В камине уже горел огонь, шторы на высоких окнах были задернуты, а лампы зажжены. Слуги, должно быть, заранее получили от хозяина указания, потому что несколько ламп было сосредоточено вокруг пианино, стоящего в углу комнаты.

Граф позаботился, чтобы Дейзи удобно устроилась на диванчике, и подошел к фортепиано.

– Инструмент перешел ко мне вместе с домом, он украшен изображениями античных богов и богинь, – сообщил он, указывая на замысловатые золотые фигурки на крышке черного дерева. – Но я не знаю, когда на этом пианино играли в последний раз, и не могу сказать, настроено оно или нет.

Хелена Мастерс подняла крышку и пробежалась пальцами по клавишам.

– Некоторые ноты нуждаются в коррекции, – сказала она, – но играть можно и сейчас. Прекрасный инструмент.

– В таком случае давайте выберем для него достойную пьесу.

Граф достал из шкафчика пачку нот, и они с Хеленой начали их перебирать.

– Я вернусь через минуту, – обратился Даффид к Дейзи. – По незначительному делу, о котором не принято сообщать леди, – понизив голос, добавил он, – но вы меня знаете, Дейзи, и не подумаете, будто я намерен вас оставить.

– И вам известно, – возразила Дейзи, – что я вовсе не леди.

– Неправда, настало время, когда вы должны считать себя ею, и только так, – сказал он и повернулся к виконту. – Послушай, Ли, не позаботишься ли ты, чтобы дама не скучала, пока я не вернусь?

– С удовольствием, – ответил Лиланд.

Он подошел к дивану легкой походкой, сел рядом с Дейзи, откинулся, вытянул длинные ноги, положил руку на спинку дивана и улыбнулся ей.

– Итак, – заговорил он, – музыка занимает первую строчку в вашем списке. После супа, как я полагаю. А что следующее? Надеюсь, это я. Умоляю, не говорите «нет», это разобьет мне сердце.

Улыбка его была такой обаятельной, милой, дружелюбной, что Дейзи с трудом могла поверить в ее появление на лице у сдержанного, напыщенного аристократа, в обществе которого она провела последние несколько часов. Виконт словно бы помолодел и выглядел таким симпатичным. Дейзи обратила внимание на ровный ряд белоснежных зубов, на чистую и гладкую кожу Лиланда. От улыбки на левой щеке у него появилась ямочка, отчего выражение лица сделалось озорным, и очень привлекательным. Да, эта улыбка говорила о многом. Она без слов сказала Дейзи, как хорошо он ее понимает, как дружелюбно настроен и с каким вниманием Ждет ее ответа.

Но самым примечательным было то, что сделала эта улыбка с обычно холодными, скучающими глазами Лиланда. Их голубизна приобрела тот темный оттенок, который свойствен теплой морской воде, и они смотрели на Дейзи с захватывающей сосредоточенностью. Этот взгляд смутил ее, она не знала, куда девать глаза, но отвернуться не могла.

Когда Лиланд остановил на ней взгляд, Дейзи вдруг осознала, что от него исходит животворное тепло, которое она ощущает каждой порой своей кожи. Взгляд его стал нежным, Дейзи заметила, что он смотрит на ее губы, но не ради того, чтобы побудить ее ответить на его слова поскорее. Губы у нее самой стало покалывать, словно Лиланд коснулся их. К своему удивлению, Дейзи почувствовала покалывание и во всем теле и ничего не могла с этим поделать. Виконт больше не был холодным и равнодушным, его уже нельзя было назвать фатоватым и несколько женственным. Рядом с ней сидел настоящий мужчина, хотя пахло от него не так, как от мужчин, которых она знала. Вокруг Лиланда витали запахи дорогого мыла, чего-то пряного и нагретого сандалового дерева.

Он обладал тем, с чем прежде ей не приходилось встречаться. Он явно желал ее, но как-то по-особому, и тем не менее чувство было сильным, уж это Дейзи понимала. Он заставил ее вспомнить, что он мужчина, а она женщина, но то, чего он хотел, не имело ничего общего с грубым насилием, которое Дейзи так ненавидела.

Дейзи затаила дыхание. Кожа у нее стала влажной, она испытывала нечто вроде замешательства, что-то ее пугало, но и привлекало неотвратимо. Она хотела ответить Лиланду и потом уйти от него, но не могла припомнить, о чем он спрашивал.

– Не хотите ли вы послушать сегодня вечером великого Гайдна? – донесся до них с другого конца комнаты вопрос графа.

Виконт повернул голову и ответил, как обычно, сдержанно:

– Да, если миссис Мастерс будет так любезна. Слушать Гайдна всегда приятно.

Дейзи отвернулась и нервно сглотнула. Потом сделала себе мысленный выговор. Что это на нее вдруг нашло? Виконт такой же, каким она его привыкла видеть, жеманный аристократ, не более того. В своем ли она уме? Его занимает только то, во что она одета, а вовсе не тело под платьем. Вероятно, она слишком много выпила вина за обедом. И к тому же в соусы они тут явно добавляют бренди. Ну а виконт? Да, он испытал некоторое вожделение к ее туалету, вот и все, сказала она себе, успокоилась и сразу вспомнила, о чем спрашивал Лиланд.

– Уроки пения, – сказала она, и виконт снова повернул к ней голову. – Если уж говорить всерьез, то первым долгом мне нужно найти для себя дом. Пение – следующая строчка в моем списке. Ведь я не могу играть так же хорошо, как Хелена, и даже не стану стараться достичь столь высокого уровня.

– Вы даже сами не представляете, какого успеха достигаете во всем, к чему прилагаете старание, – мягко проговорил Лиланд, улыбаясь с таким видом, будто прекрасно понимает, о чем она думает.

Но Дейзи уже познала на себе силу его обаяния, а она легко усваивала такие уроки. Больше она не позволит ему забавляться на ее счет. Она встала.

– В таком случае для начала пойду и посмотрю, как бегают по клавишам пальчики Хелены, – сказала она.

С таким чувством, будто с трудом избежала некоей опасности и боится угодить в ловушку еще раз, Дейзи поспешила подойти к пианино и присоединилась к Хелене и графу. Она была уверена, что виконт смотрит ей вслед, ей даже чудилось, что его большая горячая ладонь касается ее спины, и потому она старалась двигаться с наигранной беспечностью.

– Из них вышла бы прекрасная пара, – сказал Даффид, усаживаясь на диван рядом с Лиландом и указывая подбородком в ту сторону, где возле фортепиано собрались граф, Дейзи и ее компаньонка.

– Ты имеешь в виду графа и твою Дейзи? – спросил виконт с кривой усмешкой.

– Я говорю о графе и Хелене Мастерс, – возразил Даффид. – Но он даже не смотрит на нее. С тем же успехом она могла быть музыкальным инструментом.

– Обаятельная женщина, однако она всего лишь компаньонка, – сказал Лиланд. – Джефф – аристократ, ему и не положено интересоваться ею.

– Джефф не такой. Классы и титулы сами по себе ничего для него не значат, – произнес Даффид резко и далее перешел на тот грубоватый жаргон, который появлялся у него, если хоть что-то напоминало ему о его происхождении. – Самый лучший способ внушить надутому спесью аристократишке, что о людях, все равно, о мужчинах или о женщинах, надо судить по сути, а не по титулам и чинам. Нет, граф в упор не видит компаньонку только потому, что чересчур увлекся Дейзи. Ты прав. Она за ним охотится. Сам не знаю почему, только это мне совсем не нравится, Может, их брак и нельзя считать мезальянсом, но все равно здесь что-то не так. Дейзи выпала тяжелая жизнь, Таннер был настоящим ублюдком. Но это еще не резон заманивать Джеффа в ловушку. Ему нужна зрелая женщина. Какой бы Дейзи ни была, она не такая. Я говорю так вовсе не потому, что боюсь быть вычеркнутым из завещания, если они наплодят полный дом ребятишек. Во-первых, я не его сын и наследник, а во-вторых, мне не нужны его деньги. Я устроил жизнь по собственному разумению и надеюсь, что Джефф проживет еще целую вечность. Повторяю, меня беспокоит только то, что она ему не пара. Ты был прав. Это несуразно, а я терпеть не могу несуразицу. Ну и как теперь быть?

17
{"b":"18210","o":1}