ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Лиланд был не только соблазнителен. Дейзи чувствовала, что при всех его недвусмысленных намерениях по отношению к ней он человек порядочный. Ее опыт был не так уж велик, однако это качество она узнавала сразу. Виконт имеет право получить честный ответ на свой вопрос.

– Джефф вел себя со мной как джентльмен в то время, когда никто меня не то, что леди, а и человеком-то не считал, – сказала она. – В шестнадцать лет я по воле отца вышла замуж за мужчину, которого ненавидела. Но должна признаться, я испытывала страх перед тем, что может со мной произойти, если я откажусь стать женой Таннера. То был настоящий ад. Теперь я вроде бы свободна, однако вижу, что на самом деле это не так. Мне просто необходимо выйти замуж. Любовные связи, развлечения, светская жизнь меня не привлекают. Мне легче, если меня оставят в покое. Хочу быть любимой добрым, порядочным человеком. Мне не нужны поклонники. Вот и все. Немного, вы скажете, но именно и только этого я желаю. Есть ли, по-вашему, нечто предосудительное в этом?

Несколько секунд Лиланд молча взирал на нее, потом посмотрел куда-то влево ей через плечо.

– Посмотрите вон туда, – предложил он. – Повернитесь немного, видите женщину в желтом платье, слева от вас?

Дейзи повернула голову и заметила женщину средних лет, весьма плотные телеса которой были туго обтянуты дорогим шелковым платьем. Она могла бы показаться вполне привлекательной, если бы не раздраженное, неприятное выражение лица, которое казалось неотъемлемой частью ее облика.

– Леди Блодгетт вышла замуж в семнадцать лет, – пояснил Лиланд. – Брак был заключен по желанию ее родителей, и ничего необычного в этом нет. За семь лет она родила четверых детей. Мне, да и всем в обществе известно, что она презирает своего мужа, лорда Блодгетта.

Дейзи отметила про себя, что женщина в желтом примерно ее ровесница, а Лиланд продолжал:

– А вот и еще одна, смотрите, чуть позади леди Блодгетт, в ярко-малиновом платье, леди с невероятно рыжими волосами. Ничего похожего на естественный, солнечный цвет ваших волос. Причем в волосах у этой рыжей особы торчит столько перьев, что ее хочется сравнить со взбесившимся попугаем ара. Она непременная участница всех великосветских приемов и флиртует на них отчаянно. Ее выдали замуж в восемнадцать лет – также по решению семейного совета – за человека, который был старше ее более чем вдвое. Он не был ее любовью, да, сказать по правде, он ни у кого нс пользовался симпатией. Весьма неудачный образчик человеческой породы. Но у леди Блодгетт хотя бы есть любовные связи, она не говорящий попугай. А эта, другая, только и может напиваться на каждом рауте.

Лиланд несколько секунд помолчал, потом заговорил снова:

– Простите, Дейзи, но какими бы ужасными ни были условия вашего существования, они отнюдь не уникальны. Вы не единственная женщина, которую принудили выйти замуж за неотесанного болвана. Да, вы побывали в тюрьме. Но и они находились в тюрьме по соглашению. Да, вы терпели нужду и лишения, но их путь тоже не был легким. Вы думаете, это имеет значение? Вы считаете, что получи они второй шанс, ну, предположим, оба мужа отправятся к праотцам нынче ночью и таким образом освободят их, эти женщины удовлетворились бы на будущее миром и желанным покоем? Сомневаюсь. Они бы начали поиски радости. Для этого и дана людям жизнь, Дейзи. Для каждого из нас покой наступает рано или поздно, и он вечен. Житейская суматоха – не такая уж плохая вещь, а прожить отведенный тебе срок в мире и покое можно лишь тогда, когда сам найдешь этот мир для себя и внутри себя.

Лиланд умолк, но тут же до крайности удивил Дейзи тем, что ни с того ни с сего громко расхохотался.

– О Господи, – произнес он, смахнув с глаз выступившие от смеха слезы. – Слышали? Что за чепуха! Какое право имею я рекомендовать то, чего никогда не было у меня самого? – Он посмотрел на Дейзи с высоты своего роста, и глаза его казались такими же темными, как вечернее небо над садом. – Но я в это верю, Дейзи. И хочу верить. – Он покачал головой. – И ведь я даже не упомянул о главном, о том, почему так важно выходить замуж за мужчину подходящего возраста. Какое упущение, особенно с моей стороны! Наслаждение в супружеской постели, моя дорогая, – заговорил он шепотом, наклонившись к Дейзи. – Если все в порядке, оно стоит двадцати лет мира и покоя, каждый день и каждая ночь.

Дейзи вздрогнула, ощутив тепло его дыхания возле своего уха.

– Вы намерены отговорить Джеффа от женитьбы на мне? – спросила она.

Лиланд наклонил голову набок.

– Вы меня разочаровываете, Дейзи, глубоко меня обижаете. Нет, я этого не сделаю. Я просто хочу понять, насколько серьезно вы все обдумали. Потому что, если вы спустя десять лет, к тому времени, когда Джефф особенно сильно будет в вас нуждаться, решите, что вам лучше наслаждаться в другой постели, чем спать с ним, вы можете разбить ему сердце. Я уже видел однажды, как это случилось. Я не хочу, чтобы Джефф почувствовал то, что пережил в свое время мой отец, тем более что я люблю Джеффа больше, чем любил и жалел моего несчастного старика. Мой отец, несомненно, заслужил то, что получил, но иногда я подумываю, уж не это ли и сделало его таким, каким он стал. Для начала мама изменила ему с цыганом, и в результате я получил своего единоутробного брата Даффида. Но этим дело не ограничилось. Она стала более осторожной, но не более постоянной. Не поступайте так с Джеффом, Дейзи. Для меня это невыносимо.

– Так все это из-за Джеффа? – спросила она.

– Разумеется, нет, – ответил Лиланд с широкой улыбкой. – Ни в коем случае. Так могло быть вначале, но теперь? Я хочу вас, и вы это понимаете.

Дейзи помедлила с минуту, потом сказала со вздохом:

– Ну что ж, продолжайте хотеть, если это доставляет вам удовольствие.

– Дело в том, что я предпочел бы подарить наслаждение вам.

– Ха! – произнесла она без малейшего намека на веселость. – Какая радость, но лучший способ доставить его мне – это забыть о ваших желаниях, Я их не разделяю и не одобряю.

– Их? – с ударением спросил он.

– Не разыгрывайте из себя дурачка. Вы отлично понимаете, что я имею в виду! – со злостью отрезала Дейзи. – Ведь именно об этом вы говорили.

Лиланд выглядел явно озадаченным.

– Матримониальный акт, – прошептала Дейзи.

Лиланд продолжал изображать непонимание.

– Совокупление, соитие... – Дейзи запнулась. – Хватит, вы понимаете, о чем я говорю, – прошипела она.

– О, вот что, – произнес он так обходительно, что Дейзи сразу догадалась: все он понимал и просто ее разыгрывал. – Ясно. Так почему же вы хотите выйти замуж за Джеффа? Он сильный мужчина, и, хотя обращается с вами, как заботливый папочка, смею вас заверить, что он далеко не монах. Есть некая вдовушка на Клариджез-стрит, которая, могу поклясться, счастлива его вниманием. И она не единственная. Джефф предпочитает связи со случайными знакомыми, но такое не всегда возможно.

Дейзи безмолвно смотрела на него.

– Бедняжка Дейзи, – мягко проговорил Лиланд, лаская ее глазами. – Так вы не знали? Может, вы сочли его, так сказать, безопасным убежищем от требований плоти, но уверяю вас, это не так. Если вы любите мужчину, то должны любить его телом и душой. Бросьте ваши ужимки, ведь вы не дурочка. Ваш покойный муж, несомненно, был скотом, но это не значит, что все мужчины таковы. Если бы это было правдой, то громадное большинство женщин не сходили бы с ума по любовным ласкам. Я был бы рад показать вам почему.

– Не сомневаюсь, – сказала она и насупилась, поняв, что не сумела ответить как должно. Но ей надо было спокойно подумать о том, что Лиланд ей сообщил, чтобы высказать нечто разумное. – Мне, пожалуй, пора вернуться в дом, – добавила Дейзи. – Джефф наверняка гадает, куда это я пропала.

– Скорее всего так, – согласился Лиланд и подставил ей согнутую руку.

– Простите, милорд, вы не видели миссис Таннер? – обратилась к графу запыхавшаяся Хелена. – Я уже столько времени ищу ее повсюду.

Граф прервал разговор, который вел с каким-то джентльменом, попрощался с собеседником и подошел к Хелене.

36
{"b":"18210","o":1}