ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы должны выяснить, кто обвинил вас, – добавил граф.

Глаза у Дейзи округлились.

– Они могут снова посадить меня в Ньюгейт? – спросила она и опять нахмурилась, обозлившись на себя за то, что голос ее дрожал.

– Нет! – отрезал Лиланд. – Этого не будет, пока я жив.

– И пока жив я, – сказал граф.

Дейзи молча кивнула. Ей стало намного легче. Потом она подняла голову.

– Понимаете, Джефф, я не думаю, что иск предъявил кто-то из наших старых знакомых по Ботани-Бей. Предположим, меня по этому обвинению посадят в тюрьму или снова отправят в колонию. Какая от этого выгода? Денег моих они все равно не получат. Так чего ради беспокоиться? Заключенные не питают добрых чувств к судам, верно я говорю, Джефф? – спросила она, как ребенок ночью спрашивает няньку о чудовище, которое ему привиделось в темноте, и хочет при этом лишь одного: чтобы его успокоили и сказали, что страшнее шкафа для одежды в комнате ничего нет, все тихо и мирно. – Разве вы этого не помните?

– Да, – ответил Джефф. – Но они могли бы заплатить кому-то, кто подаст за них иск.

– Понимаю, – сказала Дейзи и задумалась. – Вот что мне пришло в голову. Это может быть человек, который никогда не совершал ничего противозаконного, человек, которому просто не нравится, что я так близка с вами, Джефф. Или с вами, милорд, – добавила она, обращаясь к Лиланду.

Граф воззрился на нее. Лиланд, наклонив голову набок, последовал его примеру.

– Вы двое ввели меня в высшее общество, – говорила Дейзи. – Существуют строгие судьи высшего ранга, которые пришли в бешенство оттого, что вы приобщили обыкновенную каторжницу к сливкам лондонского света. Они не желают соприкасаться локтями с такой, как я, независимо от того, была я виновна или нет. Обвинение меня в убийстве и есть то подлое, дурно пахнущее, отвратительное деяние, какое вполне может совершить личность подобного склада.

– Вполне могло быть и так, – сказал граф, снова обменявшись взглядами с Лиландом.

– Именно так, – резко бросил Лиланд.

За все время их знакомства Дейзи впервые видела его таким возбужденным – куда девалась привычная для него небрежно-ленивая, полная юмора манера держаться!

– Но пока это лишь предположение, допустимая гипотеза, – продолжил он. – Я должен начать серьезное расследование и потому вынужден покинуть вас. Мне надо кое с кем поговорить, а кое-кого припугнуть. Миссис Мастерс, – процедил он сквозь стиснутые зубы, – могу ли я выйти вместе с вами на минутку?

Хелена заметно удивилась.

– Не волнуйтесь, – заверил ее Лиланд уже более мягким тоном. – Вас никто ни в чем не подозревает. Мне просто нужно перемолвиться с вами несколькими словами наедине.

– Хорошо, милорд, – ответила Хелена, явно успокоившись. – Дейзи, я выйду ненадолго, – обратилась она к хозяйке и направилась к двери.

Лиланд последовал за ней.

Дейзи и граф остались наедине. Теперь и только теперь Дейзи вдруг поняла безмолвный разговор между Джеффом и Лиландом, ухватила его суть так, словно слышала его собственными ушами.

– Боже милостивый, вот как все обернулось, – забормотала она, беспомощно прижав ладонь колбу. – Что я натворила! Ведь я вынуждаю вас поступать вопреки вашей воле, Джефф.

– Нет, Дейзи, – возразил граф, подходя и останавливаясь прямо перед ней. – Наоборот, вы помогли мне осознать, что я должен просить вашей руки и отринуть всякие колебания.

– Так я и думала, – жалобно вымолвила Дейзи.

Глава 15

– Никто не посмеет тронуть вас, Дейзи, если вы станете моей женой, – говорил граф. – Больше никаких разговоров об убийствах и прочей чепухе. – Он помолчал. – Я обещаю вам, что вы не понесете наказание за смерть Таннера, но... я хотел бы знать – между нами, только между нами, потому что я больше никогда не заговорю об этом. Вы не принимали в этом деле участия, вы в нем не замешаны?

– О, Джефф, – только и произнесла она печально.

– Простите мой вопрос, но я должен был его задать, – сказал он, и лицо его побагровело. – Но подумайте сами, будь вы на моем месте, вы поступили бы точно так же, я в этом уверен.

– Вероятно, – ответила Дейзи.

Она обвела взглядом кабинет и вздохнула. Книжные шкафы были битком набиты толстыми, красиво переплетенными томами. Она не сомневалась, что Джефф прочитал их все. То была комната богатого и образованного человека. Джефф сделал ей предложение, но с того самого момента, как они познакомились, эта перспектива еще не казалась ей до такой степени нереальной.

– Итак, – сказал граф, снова улыбнувшись, – дайте мне ответ, и я улажу все детали. Моя дорогая Дейзи, вы хотите выйти за меня замуж? Признаюсь, я, быть может, и не набрался бы храбрости попросить руки женщины в два раза моложе меня, но теперь мне ясно, что я вам нужен. Мы отлично поладим друг с другом, и для вас минуют все тревоги.

Джефф ударил себя ладонью в лоб.

– Ну что за смешное предложение! Где тут романтика? Где драма? Я должен был преподнести цветы или драгоценности. Но я не верил, что попрошу вашей руки, хотя думал об этом уже много дней. Только сегодняшний кризис побудил меня поспешить, но, признаюсь, я счастлив, как никогда, что так вышло. Мне кажется, что это разумно для нас обоих. Быть может, мы создадим новую семью. Возможно, это странно – обзавестись детьми в том возрасте, когда у тебя уже внуки, но, как говорится, не мы первые и не мы последние, кто так поступил. Я не молод, что верно, то верно, – произнес он с коротким смешком, – но вполне здоров и способен зачать детей. Не бойтесь! Вы знаете моих мальчиков, Кристиана, Эймиаса и Даффида. Я уверен, они не станут возражать против нашего брака, более того, они будут ему рады.

Джефф обнял Дейзи одной рукой за талию, а другой – за плечи и привлек ее к себе бережно и нежно. От него приятно пахло дорогим мылом для бритья, но когда он приблизил к ней свое лицо, Дейзи увидела, какая обветренная у него кожа, сколько темных пятен на лбу, мелких морщин вокруг глаз и более глубоких на щеках и возле рта. Слегка приоткрыв рот, он смотрел на ее губы. Дейзи закрыла глаза. Джефф коснулся губами ее губ.

Губы у него были сухие и горячие, а поцелуй показался таким неприятным, просто ужасным, что Дейзи едва не расплакалась. Она отпрянула, и Джефф тотчас отпустил ее, отступив на шаг и глядя на нее с откровенным беспокойством.

Дейзи посмотрела ему в лицо. Такое дорогое, такое милое лицо. Сейчас она должна заговорить с ним как можно бережнее, тщательно подбирая слова.

– Джефф, – начала она, – это невозможно. Я очень люблю вас и скажу по правде, что ехала в Англию с мыслью о нашем союзе. Думаю, вы понимали это, да и ни для кого это не было тайной. И знаете почему? Потому что вы произвели на меня необычайно сильное впечатление с первого дня нашего знакомства. Вы были заключенным, одетым как все, но вас нельзя было не заметить. К вашим словам прислушивался каждый. Вы вели документацию для начальника колонии. Даже Таннер ни разу не сказал о вас ни одного худого слова. Потом вы получили свободу, но остались дорогим для меня человеком. В самые тяжелые для меня дни, а их было много, стоило вам сказать мне доброе слово, улыбнуться, и моих горестей как не бывало. Вы были таким джентльменом, что я начала мечтать о возвращении на родину и о встречах с людьми, похожими на вас. И вот теперь я здесь, и вы все тот же джентльмен. И вы сказали мне то, что я так жаждала услышать. Но я поняла, что это ошибка. Ваше предложение не было романтичным, потому что оно не могло таким быть. Мы не влюблены друг в друга. Я очень люблю вас, но мысль о близости с вами мне неприятна, как, впрочем, и о близости с любым другим мужчиной. И я не уверена, что когда-нибудь преодолею это в себе.

На лице у Джеффа в эту минуту появилось выражение глубокой сосредоточенности.

– Видите ли, Джефф, пока вы оставались главным героем моих снов и мечтаний наяву, все было прекрасно. Но в реальности... – Она замолчала, опасаясь задеть Джеффа намеком на его возраст. – Я поняла, что поступила бы несправедливо с живым человеком, с которым говорю сейчас. Благодарю вас, Джефф, но брак между нами невозможен.

43
{"b":"18210","o":1}