ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровь, кремний и чужие
Бэтмен. Ночной бродяга
Искушение архангела Гройса
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Сила притяжения
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Доказательство жизни после смерти
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах

Дейзи пожала плечами.

– Но ведь мне надо одеться.

– Он говорит, что желал бы увидеть вас через десять минут.

Дейзи выпрямилась.

– Вот теперь я уверена, что это он и никто другой, – заявила Дейзи и чуть не бегом кинулась в гардеробную. – Я просто натяну какое-нибудь платье прямо через голову. Только какое выбрать? Розовое или муслиновое с узором в желтую веточку?

Десять минут спустя Дейзи уже спускалась по лестнице в новом платье из муслина. Юбки из тонкой ткани прямо-таки летели за ней, и Дейзи чувствовала себя легкой и юной. Вначале она хотела заставить Лиланда подождать подольше, чтобы он не слишком важничал, но потом передумала: ее мучило любопытство.

Лиланд вовсе не выглядел так, словно явился на свидание после затянувшегося на всю ночь приема. Он был облачен в хорошо сшитый костюм для утреннего выхода и выглядел элегантным и оживленным, как обычно. Волосы были слегка влажными после умывания, лицо чисто выбрито, глаза ясные и блестящие.

– Доброе утро, – поздоровался он, поклонившись Дейзи и Хелене. Бросив одобрительный взгляд на платье Дейзи, промурлыкал: – Очень мило. Хоть это банально, должен все таки вам сказать, что вы сегодня свежи, как тот цветок, что дал вам имя. Приятно узнать, что вы не усвоили распорядок дня, принятый у леди нашего великого города. Я хотел поговорить с вами не в окружении фланирующих толп. Это выходит за рамки списка обычно посещаемых мною мест, то есть приемов, музыкальных вечеров, дружеских пирушек и театров. Мы с вами могли бы погулять на свежем утреннем воздухе. Пойдете ли вы со мной на прогулку? Хелена, – обратился он к компаньонке, – я знаю вашу преданность долгу, она достойна всяческой похвалы. Но если вы не возражаете, я попросил бы вас сегодня не держаться на слишком близком расстоянии от нас с Дейзи. Мне надо поговорить с ней о вещах весьма деликатного свойства.

Дейзи ужаснулась. Господи, он явно намерен задать ей адскую взбучку за то, что она отказала Джеффу. Ладно, ей придется это вытерпеть, мало того, принять спокойно, тем более что она сама чувствует себя виноватой.

– Я так и поступлю, но только в том случае, если Дейзи не против, – ответила Хелена.

– У меня нет возражений, – сказала Дейзи. – Я так люблю утро! Быть может, вы, милорд, не слишком часто прогуливаетесь в тот час, когда на смену ночи приходит день. Но мне всегда нравилось время, когда ты полной грудью дышишь чистейшим воздухом.

– В своем загородном имении я обычно встаю на рассвете, когда в Лондоне только ложусь в постель, – ответил на это Лиланд, беря руку Дейзи и помещая ее себе на рукав. – Ведь в деревне по ночам заняться нечем, – добавил он, – если рядом с тобой никого нет.

Дейзи рассмеялась весело и звонко.

– Вот это вполне в вашем духе! А то я уже начинала думать, есть ли на свете такой лицемер, как вы.

– Я рад, что ваше настроение совпало с моим, – сказал Лиланд, когда они вышли на улицу. – Хотите верьте, хотите нет, но это неожиданное для меня совпадение. Причем благоприятное, – задумчиво произнес он. – Я должен его запомнить.

Они направились к парку. Хелена следовала за ними на почтительном расстоянии.

– Как я полагаю, – заговорил Лиланд, едва они миновали ворота парка, – в это время мы вряд ли встретим здесь кого-нибудь из знакомых. Правда, кое-кто из одержимых страстью к верховой езде, по большей части молодых мужчин и женщин, галопирует сейчас по парку, но такие обычно забираются в самые дебри, а мы с вами пройдемся по ближним аллеям. Хелена, вы не хотите покормить уток? Они такие прожорливые. Или вы предпочитаете отдохнуть вон на той скамейке? Мы с Дейзи не спеша обойдем вокруг озера. Ничего устрашающего не произойдет. Даже я не посмею скомпрометировать или обесчестить ее прямо здесь.

– Я посижу и порадуюсь утреннему солнышку, милорд, – улыбнулась Хелена. – Кстати, и книжка со мной. Не торопитесь. Пользуйтесь случаем.

– Я всегда это делаю, – ответил Лиланд с усмешкой.

– Как вам удается придать самой невинной фразе скабрезный смысл? – спросила Дейзи, когда они неторопливо пошли по дорожке.

– Это дар свыше, – заявил он. – Но фраза была не такой уж невинной, должен вам заметить.

Дейзи нравилось идти рядом с ним по дорожке. Днем его присутствие было далеко не таким будоражащим, как при свете луны или ламп. Лиланд выглядел таким же сильным и обаятельным мужчиной, как всегда, но Дейзи меньше остерегалась его в обычной житейской обстановке. Кругом были няньки с колясками, маленькие дети, пожилые люди и огромное количество собак. Дейзи увидела на достаточно далеком расстоянии даже доярку, которая спешила к коровам, Пасущимся на лужайке. Деревья уже покрылись густой листвой, день был теплый, и Дейзи впервые за долгое время почувствовала себя совершенно счастливой. Что было странно, так как она понимала, что мирное выражение на лице Лиланда вот-вот сменится сердитым, и он прочитает ей строгую нотацию.

– Вы отказали графу, – произнес он наконец.

Дейзи кивнула и, продолжая идти, упорно смотрела на свои туфельки.

– В конечном счете, я последовала вашему совету. Так лучше для Джеффа. Он очень хороший человек. Из меня вышла бы плохая жена. Вы были правы.

– Я не говорил, что вы будете плохой женой. Я говорил, что вы не можете стать той, какая ему нужна.

– Ну, это, знаете, как в присловье: что шестерка, что полдюжины, разницы нет. – Дейзи пожала плечами. – Я уеду из Лондона, когда закончится вся эта чепуха с нелепыми обвинениями против меня по поводу убийства Таймера, которого никто не убивал. Думаю, мне больше всего подойдет безмятежная, тихая жизнь.

– Более спокойная, чем с образованным человеком вдвое старше вас?

Дейзи подняла глаза на Лиланда. Он был серьезен. Она снова опустила глаза.

– Он не утратил потенцию. Я поняла, что возраст еще не означает неспособность к супружеской жизни. А я просто не хочу мужа, к ней способного.

– Это из-за вашего опыта с покойным мужем? Я, разумеется, могу это понять, – очень медленно произнес Лиланд последнюю фразу. – Скажите, вы слышали, что меня едва не загрызла одна из охотничьих собак моего отца? Я тогда был совсем маленьким. Это правда. Я случайно оказался между псом и его добычей. Пес не убил меня и выглядел ужасно виноватым, когда его оттащили от меня. Это была дорогая, породистая собака, и она потом дожила до преклонного возраста и умерла своей смертью. Мне грозила иная участь. Но я выжил, и у меня нет шрамов, потому что моя няня была удивительной мастерицей. Она зашивала порванные простыни так, что вы никогда не догадались бы, что они заштопаны. Вышло так, что мочки моих ушей и содранные участки кожи на голове были заштопаны той же искусной рукой. Ну так вот, – продолжал он, потирая ладонью затылок. – Рубцы, может, и остались, но увидеть их я не могу. Если когда-нибудь облысею, возможно, и увижу. А суть дела в том, что, хотя мои родители меня не любили, няня во мне души не чаяла. Знаете, что она положила мне в постель, на которой я выздоравливал, чтобы подбодрить меня? Щенка. Да, вообразите себе. Я в очень раннем возрасте узнал, как многому может научить непосредственный жизненный опыт, но еще лучше все время учиться чему-то новому.

– Джефф не щенок, – с обидой сказала Дейзи. – И все это не предмет, о котором я могу подумать и потом выбросить из головы.

– Так же, как и мои раны, – возразил он.

Они замедлили шаги, потом остановились в уединенном и тихом месте, в тени огромного дуба.

Дейзи посмотрела на Лиланда с некоторым подозрением. Сообразила, что здесь их не увидит ни один из посетителей парка.

– Но как приятно было держать в руках этого щенка! – сказал Лиланд и улыбнулся. – Господи, я до сих пор помню это ощущение! Собачка была толстенькая, с мягким, шелковистым мехом. На ощупь она напоминала котиковую накидку матери, только была теплее. Язычок у нее был тоже теплый, а зубки покалывали мои пальцы, когда она забирала их в пасть. Напавший на меня пес являл собой сплошные клыки и когти. Щенок в этом смысле ничем не был на него похож. Не хочу повредить своей мужской репутации, но должен признаться, что вздрагиваю, когда вижу, как собака обнажает клыки... Но скажу вам, что мужчины, как и собаки любого размера и облика, либо существа благородных кровей, либо дворняжки. Ваш муж, прошу прощения, несомненно, принадлежал к последним. Большинство мужчин не такие. Я, например, определенно не такой. Джефф тоже. Он был настолько обескуражен вашим отказом, что теперь не знает, как ему обращаться с вами. В этом он мне признался. Я знаю. И мог бы. Вы согласны выйти замуж за меня?

45
{"b":"18210","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Севастопольский вальс
17 потерянных
Груз семейных ценностей
Ремейк кошмара
Не благодари за любовь
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Метро 2033: Спастись от себя
Горький, свинцовый, свадебный
Колыбельная звезд