ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейзи, широко раскрыв глаза, молча смотрела на него.

– Из меня, я уверен, выйдет просто замечательный супруг, – сообщил он безмятежно. – Сразу после свадьбы я бросил бы всякие излишества, это я твердо обещаю. Я никогда бы не поступал ни с одним человеком так, как обходилась моя беспутная матушка с моими отцом, братьями и со мной. У меня есть и другие преимущества. Я, например, помогал бы вам выбирать одежду, потому что в числе моих многих талантов есть и чувство моды. У меня приятный тенор. Мне нравится ездить верхом, боксировать и фехтовать. Люблю обсуждать текущие дела во всех смыслах этого слова. Все это означает, что ради удовлетворения своих интересов мне придется порой покидать семейный очаг, и я не буду цепляться за ваш локоток все время.

Лиланд сделал короткую паузу и продолжал:

– Мое имение на севере представляет историческую ценность, но я посещаю его редко, потому что там живет мать. Я предпочитаю свой маленький деревенский дом на западе. Однако сезон я хотел бы проводить в Лондоне, так как люблю театр и подумываю заняться политикой. Мне всегда казалось, что болтаться в кругах вершителей мира еще восхитительнее, чем сплетничать о политических событиях. Ну и, – заключил он, – я очень богат. Итак, что скажете? Если вы согласитесь выйти за меня замуж, никто не посмеет преследовать вас ни по какому поводу. Разве что, – произнес он задумчиво, – вы решите бросить бомбу в нашего принца, предварительно выкрикнув возмутительный республиканский лозунг, или публично ударите принца кинжалом несколько раз подряд.

– Вы сошли с ума? – изумилась Дейзи.

– Почти наверняка, – ответил он, – однако в хорошем смысле слова.

– С чего это, во имя Господа, вы вздумали жениться на мне?

– Я коллекционирую оригинальные предметы, – сказал он.

– Я заключенная... то есть была ею, – поправила себя Дейзи. – Благородного происхождения, но нетитулованная. Имею состояние, но я не богата.

Лиланд усмехнулся:

– Вам следовало бы взять несколько уроков английского языка в его классической форме. Думаю, вы хотели высказаться в ином смысле: вы богаты, но не имеете состояния. Впрочем, это не так важно. У меня достаточно денег, чтобы обеспечить меня и вас, а также наших наследников на всю их жизнь.

– Я не собираюсь дарить вам наследников! – вспылила Дейзи. – Неужели вам это непонятно? Меня это не устраивает.

Улыбка Лиланда угасла. В глазах появилось новое выражение – нежное и одновременно решительное. Одним пальцем затянутой в лайковую перчатку руки Лиланд провел по щеке Дейзи.

– Ваши губы совсем недавно сказали мне о другом. Вас не устраивает то, что вы знали. Я могу показать вам то, о чем вы не имеете представления. И сделаю это так, что вы станете смеяться над тем, что было вам известно прежде, – говорил он, не сводя с нее глаз.

И снова Дейзи ощутила, что Лиланд свел весь мир к ним двоим.

– Это будет происходить медленно, – продолжал он, теперь уже касаясь пальцем уголка ее губ. – Продвигаться вперед только с вашего согласия, но тем не менее продвигаться. И я думаю, Дейзи, что вы уже это понимаете.

Лиланд наклонил голову и дотронулся до ее губ своими. И также, как в первый раз, Дейзи ощутила это прикосновение всем своим существом. Поцелуй был коротким, почти мгновенным, и тем не менее потряс се.

Лиланд отступил на шаг, и глаза его потемнели от чувств, которые никак не отразились на его лице.

– Я ведь могу и не подарить вам наследников... даже если бы этого захотела, – запинаясь, произнесла Дейзи. – У меня этого не было. Таннер признался, что у него не может быть детей, но, как знать, вдруг дело во мне самой?

– Я и не знаю, – мягко проговорил Лиланд. – Но от меня детей зачато не было. Разумеется, я соблюдал осторожность, но все-таки неизвестно, моя предусмотрительность тому причиной или бесплодие. Но если мы не сможем произвести на свет собственного ребенка, зато у нас будет куча племянников и племянниц. И мы сможем взять на свое попечение столько детей, сколько вам захочется.

– Но Джефф...

– Джефф знает о моем чувстве, и хотя он предпочел бы, чтобы вы приняли его предложение, дал мне свое благословение на этот наш разговор. Теперь все дело в вас.

– Но почему? – не отступала Дейзи.

– Потому что он заботится о вас.

– Я не о том, – сказала она, невольно забавляясь его нарочитым непониманием. – Почему вы делаете мне предложение?

– Потому, – заговорил он, улыбаясь с бесконечной нежностью, – что я люблю и хочу вас. И вы меня любите. Вопреки тому, что вы сами думаете о своих чувствах, ваше дыхание, глаза, ваша кожа убеждают меня в этом. И вы красивы, – продолжал он. – Вы умная и сильная. Вы не похожи ни на одну из женщин, каких я знал. Вы нужны мне, Дейзи. Вы даже представить не можете, до какой степени я нуждаюсь в вас. Я и сам не в состоянии этого в точности оценить, но мой пульс, кожа, мое сердце знают это, а они никогда не лгут.

Лиланд наклонился и еще раз поцеловал ее очень нежно. Дейзи хотела было воспротивиться, но не смогла. Наоборот, она прильнула к Лиланду, не думая ни о чем, кроме того, как бы вновь пережить небывало прекрасное возбуждение. Губы у него были мягкими и теплыми, кончиком языка он обвел их контур, и Дейзи бессознательно приоткрыла рот. Ей хотелось большего. Лиланд обнял ее за талию своей большой рукой и притянул к себе. Не прерывая поцелуя, он погладил свободной рукой ее щеку, шею, грудь... Но вдруг, к ее удивлению и недовольству, прекратил ласки.

– Поразмыслите об этом, – сказал он, тронув пальцем ее подбородок. – Предложение Джеффа остается в силе. Мое тоже у вас в кармане. Думайте серьезно и глубоко, Дейзи, а завтра дайте мне знать, к чему вы пришли.

– Завтра?!

– Да. Потому что у вас есть враги, и мы должны как можно скорее покончить с той нелепицей, которая вам угрожает. И еще потому, что при всех моих странностях я не желал бы оказаться личностью второго сорта или последним прибежищем. А теперь, – заговорил он с полным спокойствием, если не считать синего пламени в глазах, – не вернуться ли нам к Хелене? Бедняжка начнет беспокоиться, а это совершенно ни к чему.

Дейзи стояла и смотрела на него, прижав ладонь к губам, которые еще покалывало от его поцелуя.

– Вы это всерьез? – спросила она, слегка опомнившись.

– Как нельзя более, – сказал он. – Все дело теперь только в вас.

Глава 16

Он просто сумасшедший. Настоящий сумасшедший, все о том свидетельствует.

Лиланд сидел в глубоком кресле у горящего камина и размышлял. Прислуга уже спала. А он должен был еще очень многое обдумать до того, как смежить веки. Он смотрел прямо на огонь и не видел его. Что делать дальше? Сдаться властям и угодить в Бедлам? Продолжать в том же духе? Безусловно, если она примет его предложение. Но примет ли, вот чем вопрос: О чем же он все-таки думал?

О ее глазах, груди, губах, ее смехе, и о неукротимом духе Дейзи, что казалось ему самым важным. Но почему?

Женщины вошли, впрочем, правильнее было бы сказать ворвались в его жизнь, когда он был еще совсем молодым и только что получил титул. Именно последнее обстоятельство и послужило главной причиной усиленного внимания к нему прекрасного пола. Лиланд никогда себя не обманывал. Он в то время был почти напуган своим новым положением. Голос у него еще ломался, Лиланд запинался, если ему приходилось вести светский разговор с дамой. Он был не похож на других медвежат: мама-медведица не научила его, как надо себя вести, но – ах! – какое количество почтенных матрон жаждало выдать за него дочерей! С точки зрения самого Лиланда, дочери были более разумными, чем их мамаши.

За несколько месяцев до скоропостижной кончины отца, когда Лиланд был всего лишь наследником титула и состояния, он не слишком верил в свою возможную популярность у леди. Он бывал на многих светских приемах и замечал, как реагировали на него прелестные юные создания, которые начали выезжать в текущем сезоне. Едва он появлялся, барышни собирались в кучки, и будущий виконт Хей слышал, как они пересмеиваются, искоса поглядывая на него.

46
{"b":"18210","o":1}