ЛитМир - Электронная Библиотека

Они сидели на высокой кровати, Лиланд ласкал и целовал Дейзи, трогая своим языком ее язык. Она обхватила ладонями его голову и прижала к себе, упиваясь этими поцелуями. Тело ее пылало жаром, Дейзи чувствовала частые, колокольные удары собственного сердца и такое же сильное биение сердца Лиланда. У нее вырвался низкий, долгий стон.

Она услышана себя и освободилась от власти чувственности, сотворенной Лиландом.

Он ощутил, как напряглось ее тело, и отпрянул.

– Что? – спросил он.

Дейзи покачала головой, на глазах у нее Лиланд увидел слезы.

– Не переставай, – сказала она сердито. – Я ничего не могу с этим поделать. Не обращай внимания, продолжай.

– Но что случилось?

– Не знаю. Я просто подумала о том, что нам предстоит. Не обращай внимания. Я справлюсь.

– С чем?

– Со страхом, – ответила она и выругалась так грубо, что брови у Лиланда взлетели выше некуда. – То, что я чувствую, прекрасно, – с яростью продолжала Дейзи. – Но едва включается рассудок, все во мне замирает. Наверное, потому что раньше, при Таннере, я не могла не думать. Когда бы он ко мне ни подступался. Потому что чувствовать было невыносимо. А теперь, когда я так хочу, чтобы все было по-другому, оно опять приходит. Черт побери! – выругалась она и, сжав кулак, изо всей силы ударила им по кровати. – Я этого не понимала, иначе я ни за что не вышла бы замуж за тебя или за кого бы то ни было. Ты мне веришь?

– О да! – отвечал он. Затем подумал с минуту, пытаясь обуздать разбушевавшиеся эмоции. – Ладно, – заговорил он наконец. – Есть несколько способов с этим справиться. Поверь мне, это вполне достижимо. Давай выберем наиболее приемлемый путь. Мы можем дать тебе выпить целую бутылку шампанского и откупорить еще одну. Тогда ты не сможешь думать вообще ни о чем. – Он нахмурился. – Но проблема в том, что ты не запомнишь, как хорошо нам было, и в следующий раз придется начинать все сначала.

Дейзи улыбнулась, но то была горькая и печальная улыбка.

– Или же, – продолжал он, – можно дать тебе наркотик. Ты, конечно, и в этом случае ни о чем не сможешь думать, но что прикажешь делать в следующий раз? Не приучать же тебя к наркотикам!

Дейзи опустила голову и сжала ее ладонями.

– Ох, ну почему, почему ты связался со мной? – прошептала она в приступе ненависти к самой себе.

– Потому, – ответил он тихо-тихо, – что я люблю тебя. Я считал, что ты это знаешь.

Дейзи подняла на него глаза. Лиланд привлек ее к себе в объятия.

– Нет ничего хуже, – заговорил он, – чем не иметь представления о том, что может с тобой происходить. Я должен был бы сообразить это раньше. Сами разговоры о любовной близости могут доставлять радость. Известно ли тебе, что есть люди, которым больше нравится говорить о таких вещах, нежели заниматься ими? Ни я, ни ты к ним не относимся, но позволь мне рассказать тебе о любовных играх и помни, что выбор принадлежит тебе.

Он начал говорить с ней о проявлениях интимной близости, находя мягкие и красивые выражения, словно бы умоляя ее о благосклонности. В его описаниях не было ничего грубого и неприятного. Каждый «урок» он завершал поцелуем. Дейзи вообще-то слышала обо всем этом или почти обо всем и раньше, но была признательна Таннеру за то, что он никогда не просил ее ни о чем подобном. Сейчас, вслушиваясь в хрипловатый от волнения, завораживающий голос ее нового мужа, который сидел рядом с ней, обняв ее и пытаясь склонить к объятиям, еще более тесным, Дейзи почувствовала, что хочет испытать все, о чем он ей поведал.

Она прервала его только раз.

– Порядочные женщины позволяют себе такое? – спросила она удивленно.

– Такое делают самые лучшие женщины, – заверил он ее: – И я занимался бы этим с тобой, но только иначе, по-другому, особенно... я даже не знаю, как объяснить. Ты хочешь услышать об этом?

– Нет, – ответила она.

Лиланд перестал дышать и молча ругал себя за глупость, за то, что вообразил, будто женщину, терпевшую жестокие унижения от мужчины, можно соблазнить тем, что она примет за дальнейшее втаптывание в грязь. Он гадал, как ему исправить ошибку, лихорадочно соображал, как повести себя дальше, но тут Дейзи притянула к себе голову мужа и поцеловала его.

– Такты не хочешь больше слушать? – спросил он, когда вновь обрел возможность дышать и говорить, хотя сердце его, казалось, вот-вот выскочит из груди.

– Покажи мне теперь, – произнесла она возле самых его губ. – Прошу тебя.

И он это сделал.

На этот раз Дейзи не отшатнулась и не противилась его ласкам. Ни тогда, когда он целовал ее губы, шею, грудь, ни тогда, когда он помогал ей снять рубашку, которая вдруг стала для нее тесной, жаркой и неудобной.

– Сними свой халат, – прошептала она. – Я хочу узнать все, о чем ты говорил мне, Ли. О, я так жажду этого!

– К вашим услугам, миледи, – сказал он. – Я тоже этого хочу.

Он распахнул халат и отшвырнул его в сторону.

Обхватив ладонями ягодицы Дейзи, он тесно прижал ее к себе, уложил на подушки и лег с ней рядом. Дейзи чувствовала его возбуждение, но не боялась, она была слишком занята узнаванием того, насколько необыкновенными могут быть поцелуи, и наслаждалась ласками Лиланда.

Она хотела узнать, какой он, желала ласкать его, гладить, как он ее, не потому что это было бы справедливо – отвечать на ласки, но потому что найти и узнать друг друга можно только так, телом к телу.

Дейзи вздрогнула, когда Лиланд тронул рукой ее промежность, – ощущение было незнакомым и возбуждающим, но прикосновения очень нежные и осторожные, и когда длинный палец Лиланда пробрался к самому интимному месту, Дейзи не испугалась. Она хотела большего, но едва пошевелилась, Лиланд прекратил свои смелые ласки.

– Нет-нет, – забормотала она, спрятав лицо у него на шее. – Не останавливайся, не надо. Мне так хорошо, я никогда не знала такого.

– Теперь узнаешь, – горячо прохрипел он у нее над самым ухом, поцеловал ее и возобновил свои прикосновения, Дейзи дрожала всем телом и почти задохнулась, ощутив незнакомые ей доселе конвульсии наслаждения. Она не сразу поняла, что ожидает большего – почувствовать его в себе.

Это превзошло то, на что надеялся Лиланд. Дейзи пылала и жаждала ему отдаться. Она потянулась к нему.

– Это мой выбор, – прошептала она. – Я хочу для тебя того же. Так тебе нравится? – Она осторожно взяла в ладони его член. Лиланд замер.

Секунду он молчал, и за это короткое мгновение Дейзи успела подумать, не зашла ли она слишком далеко (а может, недостаточно далеко?). Она вовсе не хотела вызвать у этого мужчины неприятные ощущения.

– Вес твои прикосновения мне нравятся. – Он задыхался, едва сдерживая возбуждение. – Это хорошо, прекрасно. Это великолепно.

Он уложил Дейзи на спину, накрыл своим телом и еще раз потрогал ее промежность. Он не мог поверить в свою удачу. Она была готова принять его и хотела этого.

Медленно, бережно, хоть и страшась, что она остынет, если он не поспешит, Лиланд вошел в нее. Вся дрожа, Дейзи распростерлась под ним, принимая и стремясь вместить его.

Он двигался вместе с ней, наслаждаясь ее горячностью и сладостью, бормоча ей на ухо слова любви. Он не простил бы себе, если бы кончил раньше, чем доведет ее до оргазма. И наконец она содрогнулась всем телом, вскрикнула, снова сотрясаясь, еще и еще. Только тогда он позволил себе присоединиться к ней в экстазе, выкрикивая ее имя.

Потом они лежали рядом, обнявшись. Тело Дейзи все еще вздрагивало от незнакомых дотоле ощущений. Лиланд чувствовал себя удовлетворенным и умиротворенным, но желание не оставляло его. Прижимая Дейзи к сердцу, он гладил ее волосы, время от времени прикасаясь к ним губами. Дейзи заговорила первой.

– Благодарю тебя, – сказала она. – Я не знала, что могу испытывать такие чувства. Это ни капли не похоже на... О, благодарю тебя. – Ее губы, которые она прижимала к его груди, сложились в улыбку. – Теперь меня ничуть не удивляет твоя репутация соблазнителя.

Рука Лиланда замерла.

61
{"b":"18210","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Мир-ловушка
Спасти лето
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Лохматый Коготь
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Горький, свинцовый, свадебный
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить