ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейзи снова и снова возвращалась к мысли о браке с мужчиной, который никогда не будет обладать ею физически. Это ей казалось даже слишком хорошим, чтобы быть правдой, особенно когда она думала о замужестве, которое терпела – да, именно терпела! – несколько лет. Право же, если граф и в самом деле сильно привязан к своему приятелю, такое решение стало бы для нее наилучшим.

Однако Дейзи не имела понятия, верны лисе умозаключения. Она не знала ничего, кроме того, что он хорошо к ней относится и, скажем, вполне дееспособен как мужчина. Надо разобраться и во всем остальном. Если он сам не хочет жениться, то, может, у него есть друзья такого же примерно возраста, что и он, и с теми же наклонностями, какие она предполагает. Она не планировала выйти замуж по любви или из-за денег, но только ради безопасности и дома, где она может жить в мире и покое. Она не станет чувствовать себя по-настоящему свободной, пока не выйдет замуж, а если у нее будет муж, который станет заботиться о ней как отец или старший друг, – это просто блаженство.

Дейзи очнулась от своих снов наяву. Деньги – вот главная ее проблема. Она не была столь скаредной, как Таннер, – таким, как он, не мог быть никто. Однако знала счет деньгам, и ее беспокоило, с какой скоростью они улетучивались, с тех пор как она приехала сюда. Слава Богу, что она оказалась достаточно сообразительной, чтобы нанять горничную еще в Новом Южном Уэльсе. Жалованье было небольшим, так как девушка всей душой стремилась попасть домой в Англию.

Но во что обойдется оплата номера в отеле, дом, который она намерена арендовать? Одежда, которую надо купить? И достойная уважения компаньонка, без которой не обойтись?

Респектабельность, с горечью подумала Дейзи, окинув взглядом просторную дорогую комнату, уже стоила ей недешево. И она готова держать пари, что те, кого будет рекомендовать ей граф, обойдутся еще дороже. Если ее план не сработает, надолго ли хватит ее средств?

Дейзи вскочила на ноги. Она не отступит. Что бы ни случилось. У нее только один путь – вперед.

Она подошла к двери комнаты, которую занимала горничная, и окликнула:

– Эми! Спустись, пожалуйста, вниз и передай управляющему отелем, чтобы он направлял сюда кандидаток на должность компаньонки.

Жизнь вдвоем с отцом, вечным искателем денег, и с мужем, неисправимым любителем драк, научила Дейзи необычному искусству. Она умела читать лица, как другие женщины – книги. И делала это быстро, крайне редко ошибаясь в оттенках значений.

Она скоро открыла, что одни женщины, с которыми она беседовала, испытывали к ней сострадание из-за ее одиночества и отсутствия родных, а другие проявляли нескрываемое чувство собственного превосходства. Она, в свою очередь, сама жалела некоторых, были и такие, кто внушал ей страх. Лишь одно было вполне ясно, и это одно казалось воистину пугающим. В Лондоне было чересчур много порядочных женщин, нуждающихся в работе.

Дейзи была готова остановить поток претенденток, потому что потратила на собеседования почти все утро и порядком проголодалась. Ее унылая комната в гостиничном номере раздражала Дейзи, но пришлось вкушать все трапезы именно здесь, хотя она чувствовала себя при этом отверженной и почти что узницей. Общая столовая в отеле выглядела великолепно с белоснежными скатертями и сверкающей радужными зайчиками хрустальной посудой, но есть там Дейзи не могла себе позволить ни в одиночестве, ни тем более за компанию с горничной. Следовало обзавестись компаньонкой и вместе с ней являться в обеденный зал. Только так и не иначе.

– При вас есть рекомендации? – спросила Дейзи у последней по счету претендентки на место, которую она решила принять, перед тем как послать за вторым завтраком.

– Да, разумеется, – отвечала женщина, уже успевшая перечислить свои деловые достоинства, и выложила перед Дейзи пачку исписанных листков.

Дейзи сделала вид, что читает рекомендации, но вместо этого внимательно присматривалась к Хелене Мастерс. Перед Дейзи сидела женщина старше ее, судя по документам, более чем на десять лет, а на вид ей можно было дать еще больше из-за ясно обозначенной на лице заботы, а также из-за темной одежды простого, строгого фасона. Вдова моряка, двое детей которой жили где-то на севере Англии у бабушки, тоже овдовевшей матери Хелены. Хелена Мастерс, естественно, должна была работать, чтобы содержать всю семью.

Миссис Мастерс была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, темно-русые волосы аккуратно причесаны. Взгляд голубых глаз открытый, искренний; выражение лица сдержанное, однако «гусиные лапки» мелких морщинок возле глаз по крайней мере давали понять, что эта женщина иногда смеется. Рекомендации прежних нанимателей превозносили ее до небес, и миссис Мастерс, очевидно, приходилось покидать место службы лишь в силу не зависящих от нее обстоятельств, но отнюдь не из-за ее недостатков.

Но ни похвалы в рекомендательных письмах, ни собственная история этой женщины, рассказанная негромким, мягким голосом, не подействовали на Дейзи столь сильно, как то, что рука, протянувшая ей все эти бумаги, сильно дрожала, а на перчатке, облекавшей эту руку, она заметила старательно заштопанную дырочку. Миссис Мастерс нуждалась в работе. Очень. А человеческую нужду Дейзи не могла не заметить. Никогда. Она сама слишком хорошо ее познала.

– Я намерена приобрести дом в приличном районе и остаться на жительство в Лондоне, – заговорила она, возвращая женщине ее бумаги. Она решила, что пора выложить карты на стол. – Ваши обязанности будут состоять не только в том, чтобы сопровождать меня, но и в советах насчет нынешних манер и моды. Видите ли, я несколько лет отсутствовала в Англии.

В глазах у женщины вспыхнул свет надежды.

– Я могла бы это делать, – произнесла она, стиснув непроизвольным жестом пачечку документов.

– И приступить к работе немедленно?

– И это возможно.

– Жалованье вас устраивает?

Миссис Мастерс молча кивнула – она явно не в силах была говорить от волнения.

– Я могла бы каждые три недели предоставлять вам два свободных дня, чтобы вы имели возможность видеться с детьми. Если они живут слишком далеко, договоримся о большем сроке. – Тут Дейзи сдвинула брови, сообразив, что золотит пилюлю, так как ей очень хочется, чтобы женщина осталась у нее. Нужда взывала к нужде, и потому миссис Мастерс не пугала ее. Она вздохнула. Уж лучше сразу все высказать и покончить с этим. – Я приехала из Нового Южного Уэльса, – напрямую заговорила она. – Сначала я была узницей, потом стала женой, а затем овдовела. Я была осуждена вместе с отцом, так как он слишком часто позволял себе охотиться без разрешения хозяина во владениях соседа. Но тем не менее я тоже была признана виновной, этого не изменишь.

Дейзи высоко подняла голову. Миссис Мастерс широко раскрыла глаза.

– Бедное дитя! – воскликнула она и тотчас прижала пальцы к губам в страхе, что позволила себе такую смелость в обращении с возможной нанимательницей.

Дейзи посмотрела ей в лицо. Жалость, которую она успела заметить в глазах у миссис Мастерс, мгновенно сменилась печалью и огорчением по поводу собственной неуместной вспышки.

– Да, это было и в самом деле скверно, – сказана Дейзи. – Но теперь я хочу только хорошего. Вы поможете мне, миссис Мастерс?

– Так вы берете меня? – спросила женщина так, словно боялась верить собственному счастью.

– Беру. Когда вы можете начать?

– Сейчас. Сию минуту. Что вы прикажете мне делать?

Дейзи помолчала, потом вздохнула и высказала самое свое заветное желание:

– Могли бы вы спуститься в столовую и позавтракать вместе со мной?

Это было самое красивое платье из всех, какие Дейзи когда-либо видела. Красное, с розовыми лентами на талии и золотистыми на оборках юбки и пышных рукавах. Прекрасная кружевная роза, закрепленная на корсаже, раскинула лепестки на низком вырезе декольте. Девушка-модель, которая его демонстрировала, выглядела великолепно. Дейзи повернулась к графу, чтобы убедиться в его одобрении и только после этого сказать, что она берет это платье.

8
{"b":"18210","o":1}