ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы пытались? Когда подросли?

— Нет, — сказала она. — Какой смысл? Даже остатки лодки, на которой, как все думают, я попала на берег, давно сгнили. Мистер Тремеллин несколько раз помещал заметки в газеты. Об этом судачила вся деревня. Это рыбацкое поселение, так что новость разнеслась по всему побережью. Нет, мистер Сент-Айвз, я появилась ниоткуда. Словно вынырнула из моря. Я смирилась с этим.

— Как Венера, — тихо произнес Эймиас, глядя на нее сверху вниз. У него захватывало дух от ее золотисто-розовой красоты.

Эмбер вскинула на него глаза.

— Она родилась из морской пены, — сказал он. — Я видел картину, изображающую рождение Венеры, в одном из музеев Италии. Она стоит в набегающих на берег волнах, на раковине, ничем не прикрытая, кроме распущенных волос. У вас такие же волосы. — Эймиас понизил голос и добавил, не в силах устоять: — Что же касается фигуры, то я слишком джентльмен, чтобы мечтать… — Он хотел добавить «увидеть больше, чем уже видел», когда в гостиной появился очередной визитер.

Это был Паско Пайпер.

Мужчины кивнули друг другу. Грейс устремилась навстречу новому гостю. Хотя Паско сразу же нашел глазами Эмбер, ему пришлось переключить внимание на Грейс.

«Весьма кстати», — подумал Эймиас со смешанным чувством облегчения и досады. Появление Паско спасло его. Он отшатнулся от Эмбер, как человек, который стоял на краю бездны, заглянул в нее и чуть не сорвался вниз. Она притянула его к себе своей яркой красотой. А затем открыла частичку своей души, где зияла пустота сродни его собственной. Задержись он возле Эмбер еще немного, то стал бы ухаживать за ней. А если бы он женился на ней, то всю жизнь терзался бы сомнениями.

Но если ему удастся найти свою родню и если выяснится, что Эмбер не имеет к ней никакого отношения…

Нет, подумал Эймиас, выпрямившись. Даже в этом случае. Он знает, что ему нужно. А тяга к Эмбер — не более чем чувственное влечение. При его страстной натуре и долгом воздержании трудно не увлечься такой соблазнительной штучкой, как Эмбер. К счастью, у него есть некоторый опыт в таких вещах. Наваждение проходит по мере удовлетворения похоти, поскольку именно в ней все дело. И с чем он останется? С обманутыми надеждами и женой, которая не способна дать ему то, в чем он нуждается.

— Прошу прощения, — сказал он. — Греческая мифология не слишком подходящая тема для разговора с юными девушками. Надеюсь, я не задел ваши чувства. Просто цвет ваших волос напомнил мне о той картине. А сейчас позвольте откланяться. Мне действительно пора. — Эймиас вытащил часы и взглянул на них. — Я еще зайду.

— Да, конечно, — сказала Эмбер. — Вы придете в пятницу на обед?

— Непременно, — отозвался он, глядя на Грейс. — Но я рассчитываю на обещанную прогулку в саду.

— Конечно, — тихо произнесла Эмбер, проследив за его взглядом.

Эймиас попрощался и подошел к Грейс.

— Я должен идти, — сказал он.

— О Боже! — воскликнула девушка, искренне огорченная. — Боюсь, я не уделила вам должного внимания, заболтавшись со старыми друзьями. Вы простите меня?

— За что? — сказал он. — Я еще зайду.

Глава 7

День выдался пасмурный, по небу неслись низкие облака. Выглянув из окна сторожки, Эмбер поняла, что вскоре разразится дождь, принесенный шквалистым ветром с моря. В очаге пылал яркий огонь, но, не желая полагаться на случай, она решила запастись топливом и поспешила наружу.

Вернувшись с охапкой хвороста, она потянула за дверную ручку, но резкий порыв ветра вырвал ее из рук. Дверь широко распахнулась, стукнувшись о каменную стену сторожки. Эмбер попыталась закрыть дверь, но силы были не равны. К тому же хлынул дождь, и она моментально вымокла.

Внезапно в поле ее зрения появилась затянутая в перчатку мужская рука и, взявшись за ручку, с пугающей легкостью закрыла дверь. Сердце Эмбер бешено забилось.

Даже не глядя на стоящего рядом мужчину, она знала, кто это.

Проклятие! И угораздило же ее выйти за хворостом как раз в этот момент. Эмбер заблаговременно ушла из дома, чтобы избежать встречи с Сент-Айвзом, но он прибыл намного раньше назначенного срока.

— Спасибо, — сказала она, не поднимая глаз.

— Пожалуйста, — отозвался Эймиас, нагнувшись, чтобы собрать хворост, который она уронила, сражаясь с дверью и ветром. — Куда это?

— К очагу.

Эймиас положил хворост и огляделся. Комната со стенами из тесаного камня выглядела на удивление уютной. Выложенный плиткой пол устилали пестрые коврики, ставни были открыты, и в застекленные окна струился свет. На стенах висели картины, у очага стояли два удобных кресла и столик. У одной из стен расположилась плита, у другой — кровать с ярким покрывалом. Посередине постели лежал старый пес с тронутой сединой мордой. Он поднял голову, чтобы взглянуть на вновь прибывшего, и вильнул хвостом в знак приветствия.

В очаге ярко пылал огонь, разгоняя сырость. Эймиас не сомневался, что в хорошую погоду отсюда открывается прекрасный вид на море. Он одобрительно кивнул, стряхнув воду с капюшона своего непромокаемого плаща на пол.

— Вы сегодня рано, — заметила Эмбер, поспешно добавив: — Я хочу сказать, что обычно вы появляетесь в одиннадцать, а сейчас без четверти.

— Да, — отозвался он, бросив взгляд на часы, стоявшие на каминной полке. — Видимо, пасмурная погода ввела меня в заблуждение.

На его длинных ресницах висели капли дождя, подчеркивая синеву глаз.

— Я сбежала из дома, — смущенно призналась Эмбер, отвечая на его невысказанный вопрос. — Думала немного почитать, пока не закончится вся эта суета с подготовкой к вечеринке. Я, конечно, веду хозяйство, — добавила она с кривой улыбкой, — но это не значит, что я все делаю сама.

— Мистер Тремеллин ясно дал мне это понять. Снаружи завывал ветер, постукивая ставнями и заставляя дребезжать стекла.

— Итак, мистер Сент-Айвз, — произнесла Эмбер чересчур оживленным тоном, — у вас есть какие-нибудь новости? — Глупый вопрос. Вряд ли он узнал что-нибудь новенькое со вчерашнего дня. Но должна же она что-то сказать. Эймиас возвышался над ней, словно башня, и его близость заставляла ее нервничать. Хотя он изрядно вымок, Эмбер почти физически ощущала исходящее от него тепло.

Она чуть не предложила ему снять мокрый плащ и сеть у огня, но вовремя одумалась. Уместнее попросить его уйти — они не должны оставаться наедине в сторожке, да и в любом другом месте. Но это будет выглядеть чопорно и невежливо. И потом, он никогда не позволял себе ничего лишнего по отношению к ней. Не его вина, что она видит в его глазах то, чего там нет. Если бы она привлекала Сент-Айвза так, как ей порой казалось, он вел бы себя иначе.

Всю минувшую неделю он был занят тем, что оказывал Грейс всевозможные знаки внимания, наносил ей визиты, приглашал на прогулку и даже пил с ней чай. Но он не казался влюбленным. То, как он смотрел на Грейс, не имело ничего общего с тем, как он смотрел на Эмбер.

Собственно, ей казалось, что он постоянно наблюдает за ней. Вот почему она решила уйти из дома сегодня.

Если его влечет к ней, то почему он ухаживает за Грейс? Если бы у Сент-Айвза был титул, его разборчивость в отношении невесты была бы понятна. Впрочем, даже титулованные джентльмены нередко женятся на женщинах, не принадлежащих к их кругу. Неужели тот факт, что она найденыш, так много значит для него?

Зачем, если его влечет к ней, избегать ее общества?

Хотя, скорее всего все это не более чем плод ее воображения. Может, ей кажется, что Сент-Айвз наблюдает за ней по той простой причине, что она сама все время наблюдает за ним. А его взгляды кажутся ей исполненными особого смысла только потому, что она считает их таковыми.

Вздрогнув, Эмбер стянула на груди шаль, забыв, что та промокла, как и ее тонкое платье. Влажная ткань скользнула по коже, заставив ее поежиться.

— Уютное местечко, — заметил Эймиас.

— О, спасибо, я постаралась сделать его таким. Я вселилась сюда еще в детстве. Изображала из себя хозяйку и устраивала чаепития. Роль гостей играли Грейси и наш пес, Несс. Как видите, он по-прежнему любит бывать здесь, — сказала она, кивнув в сторону собаки, дремавшей на постели. — Это было мое убежище. Я разыскала на чердаке всякое старье и притащила сюда, чтобы придать коттеджу жилой вид, натаскала еды из кладовой, и мы с Грейси делали вид, что она посещает меня с визитами. — Она рассмеялась, вспоминая. — Какое нахальство! Это был ее дом, я жила здесь только из милости ее отца. Но она верила каждому моему слову, и вскоре все смирились с нашими причудами. Гувернантка всегда знала, где меня искать. Наконец мистер Тремеллин велел вычистить дом и починить крышу. Он решил, что это более безопасное место для игр, чем шалаш на дереве. Как видите, это до сих пор мое убежище. — В ее голосе зазвучали мечтательные нотки. — Сейчас льет дождь, и вид из окна не очень хороший. Но в ясную погоду отсюда открывается широкая панорама. Это еще одна причина, чтобы любить этот дом. Можно любоваться морем, устроившись в уютном гнездышке. Иногда я прихожу сюда почитать, но часто ловлю себя на том, что сижу с открытой книгой на коленях, очарованная видом. Я обожаю море. А вы, мистер Сент-Айвз?

18
{"b":"18212","o":1}