ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наверное, вы считаете нас простоватыми по сравнению с лондонцами, Сент-Айвз, — сказал Паско под общий гул голосов.

Эймиас поднял на него глаза.

— Мне показалось, что вам весело, — пояснил Паско.

— Так оно и есть, — сказал Эймиас. — Но не потому, что кто-то кажется мне простоватым. Такое ощущение, что находишься в кругу большой дружной семьи.

Впрочем, я могу ошибаться, поскольку никогда не жил в семье.

— Только с отцом? — поинтересовался Паско, пристально глядя на него.

Эймиас осознал свою оплошность слишком поздно. Его спас викарий.

— О, не думаю, что большая семья гарантирует веселье, — сказал он. — Когда я был молодой, все семьи были большими. В моей собственной было одиннадцать душ, и позвольте вас уверить, мы ссорились ничуть не меньше, чем веселились.

— Истинная правда, — подхватила баронесса. — Нас в семье было семеро, и мы, дети, обычно питались в детской. Так вот, мы только и знали, что препираться и бросаться едой, к великому огорчению нашей бедной няни.

Гости пустились в рассуждения о собственных семьях, даже Тобиас, смущаясь, рассказал о пятерых ребятишках, теснившихся в коттедже его отца. Эймиас молчал, сознавая, что рано или поздно ему придется рассказать о себе больше, иначе Паско не успокоится. Странно, ведь Пайпер положил глаз на Эмбер. Неужели парень не понимает, что он ухаживает за Грейс?

Когда со стола убрали последние блюда, Тремеллин поднялся.

— Полагаю, в Лондоне мужчины задерживаются за столом со стаканчиком портвейна, а дамы удаляются, чтобы посплетничать, — сказал он, обращаясь к Эймиасу. — Но мы здесь побаиваемся, что они начнут перемывать нам косточки, если оставить их одних.

— И есть за что! — воскликнула баронесса, а девушки захихикали.

— Кроме того, нам больше нравится слушать их пение, чем выпивка, — продолжил Тремеллин.

— А это, скажу я вам, — добавил барон, — редкое удовольствие.

— Ну что, пошли? — обратился к гостям Тремеллин. — Бутылки можно прихватить с собой.

Компания переместилась в гостиную. Грейс села за фортепиано, Эмбер встала рядом с ней. Девушки являли собой очаровательную картинку. Грейс выглядела как милая юная девушка из хорошей семьи, а Эмбер, ослепительная в своей золотисто-рыжей красоте, как женщина, которую мужчина видит в своих грезах, глядя на огонь, пылающий в камине.

Эймиас наблюдал за ними, стоя у камина. Впервые за все время их знакомства он мог сколько угодно смотреть на Эмбер, не опасаясь, что кто-нибудь заподозрит его в излишнем интересе к ней, поскольку рядом сидела Грейс. Собственно, Тремеллин, заметив пристальный взгляд Эймиаса, устремленный на девушек, обернулся и подмигнул ему с одобрительной улыбкой.

Девушки пошептались между собой.

— М истер Сент-Айвз, — застенчиво сказала Грейс, — поскольку вы прибыли издалека, первая песня для вас. Все, кто знает мелодию, подпевайте.

Она начала играть, и девушки запели чистыми, звучными голосами.

— Мы в роще зеленой бродили с тобой, увы, мой Эймиас, увы…

Эймиас заметил, что Грейс украдкой поглядывает на него. И Эмбер тоже. Это было вполне естественно, поскольку песня предназначалась ему и они хотели видеть его реакцию. Впервые в жизни он забыл о своих неудовлетворенных желаниях, планах и амбициях, он чувствовал себя не только польщенным, но и частью чего-то, о чем он, сам того не понимая, всегда тосковал и к чему стремился всей душой.

Гости подхватили припев. У Тоби обнаружился на удивление хороший тенор. Звучный бас Тремеллина, сочное контральто баронессы и высокие голоса подружек Грейс сливались в общем хоре.

Один лишь Паско сидел молча, хмуро косясь на Эймиаса. А Эймиас вопреки всем своим намерениям и желаниям не мог петь, потому что был слишком тронут, чтобы издать хоть звук.

Позже вечером, добравшись до своей комнаты, Эмбер обнаружила там Грейс. Расположившись посередине ее постели, та расчесывала свои длинные черные волосы.

— Посуда вымыта, комнаты прибраны, все легли, — сообщила Эмбер, зевнув. — Пора спать.

— Только после того, как поболтаем! — возразила Грейс. — Что ты о нем думаешь?

Можно было не спрашивать, кого она имеет в виду.

— Я тебе уже говорила, — отозвалась Эмбер, вытаскивая из волос ленту.

— Нет, не говорила.

— О, ради Бога, — сказала Эмбер, отвернувшись. — О чем еще мы разговариваем с тех пор, как он появился в городе?

— Ты согласна, что он хорош собой, элегантен и остроумен, но ты ни разу не сказала, что ты думаешь о нем — в связи со мной.

Эмбер принялась стягивать платье через голову.

— Я думаю, — сказала она приглушенным голосом, — что это никого не касается, кроме тебя. Об этом мы, кстати, тоже говорили. Нет ничего глупее, чем давать характеристики чужим поклонникам. Если я скажу что-нибудь против, а ты выйдешь за него замуж, то будешь помнить об этом до конца своих дней и злиться на меня. Это не значит, конечно, что я против! — поспешно добавила она.

Облачившись в ночную рубашку, Эмбер подошла к туалетному столику, где стоял кувшин с водой, налила воды в фаянсовый тазик, зачерпнула ее сложенными ладонями и плеснула себе в лицо.

— А если я скажу, что он мне нравится, — сказала она, глядя на подругу сквозь растопыренные пальцы, — будет еще хуже, если ты выйдешь за него замуж и обнаружишь, что он того не стоит. В любом случае я буду виновата.

— Это правда? — тихо спросила Грейс.

— Что? — спросила Эмбер, вытирая лицо.

— Он тебе нравится? Как мужчина?

На секунду в комнате повисла тишина. Затем Эмбер рассмеялась.

— Какое это имеет значение? Он увлечен тобой. Не забывай, мы с тобой белая и красная розы. Две противоположности. Немногим мужчинам нравится и то и другое одновременно. Не считая сквайра Блендингза и мистера Макгилликадди.

Это были два местных джентльмена, известных своим распутством. В доме Тремеллинов их не слишком жаловали, и Эмбер ожидала, что Грейс рассмеется. Но та даже не улыбнулась.

— Если он тебе нравится, — медленно произнесла Грейс, — я не стану даже думать о нем. Потому что это даже хуже, чем, если бы он тебе не нравился.

— Наверное, — согласилась Эмбер. Она отложила полотенце и склонила голову, так что волосы упали ей на лицо. Разделив их на три части, она принялась заплетать на ночь косу.

— Грейс, если он тебе нравится, — продолжила она, не поднимая головы, — я не вижу причин, почему ты должна отказываться от него. Он обаятелен, умен и наверняка богат. Правда, мы не знаем, какой у него характер: легкий или тяжелый? Есть ли у него друзья? И что они за люди? Это ведь не щенка выбрать. От него будет зависеть вся твоя жизнь. Прежде чем принимать решение, ты должна узнать о нем больше.

— Неужели ты думаешь, что я этого не понимаю! — удивленно воскликнула Грейс. — Я уже не ребенок. Можешь не сомневаться, что я постараюсь разузнать все, что только можно, если он меня действительно заинтересует. Но пока еще я ничего не решила. — Она рассмеялась, но ее смех прозвучал несколько неестественно. — Я просто хотела убедиться, что ты не возражаешь против того, чтобы я принимала его ухаживания.

— Не возражаю, — сказала Эмбер. Она подняла голову, радуясь, что ей удалось скрыть от Грейс выражение своего лица и мысли. Но на сердце у нее было тяжело. По всей видимости, ей еще не раз придется это делать.

Глава 9

Проснувшись поутру, Эймиас умылся, оделся и вышел из гостиницы, чтобы прогуляться по деревне перед завтраком. Куда бы он ни шел, везде с ним здоровались. Старый матрос коснулся полей своей шляпы, молодая женщина одарила улыбкой, встречная старушка расплылась в добродушных морщинках — и все желали ему доброго утра.

Вдоль узких наклонных улочек, вымощенных булыжником, теснились аккуратные домики. Казалось, они тоже клонились к морю, видневшемуся в конце доброй половины деревенских улиц. Во всех палисадниках пестрели цветы, высаженные по обе стороны от выскобленных до блеска крылечек.

23
{"b":"18212","o":1}