ЛитМир - Электронная Библиотека

Игравшие на улицах дети были небогато, но опрятно одеты, и даже самые худенькие не казались заморышами. Здесь не было крыс, крупных, как коты, и тощих котов на последнем издыхании. Или собак с торчащими ребрами, злобно скалящих зубы над объедками, найденными на помойке. Впрочем, здесь не было ни помоек, ни уличных торговцев, предлагающих товары, пригодные только для помойки. Ничего, кроме доброжелательных приветствий и криков чаек вдалеке.

В мире, где вырос Эймиас, прямой взгляд мог оказаться смертельно опасным. В том мире обитали стайки изголодавшихся детей, рыскавших по грязным улицам в поисках еды и спасавшихся бегством от опасностей и тюрьмы, столь омерзительной, что они мечтали вернуться на эти улицы или оказаться в колониях в качестве ссыльных.

Насколько Эймиас мог судить, здесь не было преступности. Впрочем, так не бывает. В конце концов, это не рай небесный, а всего лишь маленькая деревушка на берегу моря. Просто здешняя преступность отличается от той, с которой он сталкивался. Наверняка здесь тоже воруют, но не ради куска хлеба, жульничают, но не за карточным столом, делают ставки, но не на чью-то жизнь. Вряд ли здесь заключаются пари на то, сколько времени понадобится собаке, чтобы загрызть десяток крыс, или десятку собак, чтобы затравить одного медведя, или одному бойцовому петуху, чтобы убить другого. Человек слаб и подвержен страстям. Но едва ли местные жители удовлетворяют свою похоть в темных переулках или применяют силу, встретив беззащитную жертву.

И уж совсем не верится, что здесь случаются убийства. Во всяком случае, не часто. И не ради выживания как такового или за деньги, заплаченные наемному убийце.

Дойдя до конца улицы, упиравшейся в волнолом, Эймиас постоял немного, глядя на сверкающее на солнце море. Было тихо, не считая пронзительных криков чаек и плеска волн, набегавших на прибрежные камни. Он ощущал покой и безмятежность — состояние, которое ему не часто приходилось испытывать.

Все суда вышли в море. На берегу не было ни души, однако Эймиас чувствовал себя в полной безопасности и знал, что чувствовал бы себя так же, даже стоя здесь в полночь.

К тому времени, когда он вернулся в гостиницу, Эймиас был полностью очарован. Позавтракав, он оделся с особой тщательностью. Пора приступать к ухаживанию. Он сделает все, что в его силах, чтобы остаться здесь навсегда.

— Расскажите нам об Австралии, — попросила Грейс с искренним любопытством.

Эймиас одарил ее теплой улыбкой. День выдался пасмурный, и во влажном воздухе висел густой аромат жимолости. Они сидели в саду, за домом Тремеллинов, говоря обо всем и, в сущности, ни о чем. Пора это изменить, решил Эймиас.

— Вначале вы расскажите о себе, — парировал он.

— О, — сказала она, сморщив носик. — Обо мне нечего рассказывать. У меня даже нет загадочного происхождения, как у Эмбер. Я всегда жила здесь, и со мной никогда ничего не случалось. Я даже не мечтаю о путешествиях в отличие от Эмбер.

«Эмбер, Эмбер, Эмбер», — устало подумал Эймиас, бросив взгляд на Эмбер, которая сидела неподалеку и лущила горох, прислушиваясь к их разговору. Впрочем, говорила она ничуть не меньше, чем Грейс, поскольку та постоянно обращалась к ней.

Эймиасу это до чертиков надоело. Было бы намного проще, если бы он мог поговорить с Грейс наедине. Может, тогда ему удалось бы услышать ее собственное мнение. Грейс не только все время обращалась к Эмбер, она цитировала ее, поглядывала на нее в ожидании одобрения и то и дело ссылалась на нее во время разговора. Как она обойдется без своей названой сестры? Или не обойдется? Эймиас внезапно развеселился, представив невероятную, но чрезвычайно соблазнительную картину своей свадебной ночи, если ему удастся покорить дочку Тремеллина.

Подавив улыбку, он учтиво поинтересовался:

— Куда вы хотели бы поехать, Эмбер?

Она подняла на него глаза. Эймиас, увидев мелькнувшую в них обиду, внезапно осознал, что всегда обращался к Грейс как к мисс Тремеллин. Понятно, что он не может называть так Эмбер, но он мог бы сказать «мисс Эмбер». Обращаясь к ней по имени, он низводит ее до положения служанки. Пожалуй, он делает это сознательно, чтобы лишний раз напомнить себе, почему он не может ухаживать за Эмбер.

Сегодня она выглядела прелестно, несмотря на фартук, надетый поверх простого цветастого платья. Впрочем, она будет выглядеть прелестно во всем, и самое скверное, что ее сияющая красота затмевает невинное очарование Грейс. Как солнце луну, с горечью подумал Эймиас. Беда в том, что он предпочитает солнце, и что безродная красавица Эмбер притягивает его не только своей внешностью.

Эмбер одарила его долгим холодным взглядом, прежде чем ответить.

— Куда? — медленно произнесла она. — Куда угодно, лишь бы оказаться подальше.

— Подальше? — Эймиас сузил глаза, злясь на нее за вызывающий тон и на себя за то, что заставил ее чувствовать себя униженной. — От чего именно? От этого сада?

Грейс изумленно переводила взгляд с одного на другую, как ребенок, наблюдающий за ссорой взрослых.

— Да, — огрызнулась Эмбер. — Если вы думаете, что изображать дуэнью — приятное занятие, то позвольте вас заверить, что это не так. Постой, Грейс, не перебивай. Я знаю, что мне полагается присматривать за вами, но в этом больше нет необходимости. Эти визиты продолжаются уже целую неделю, и не думаю, что сегодня он намерен сделать что-нибудь особенно зловещее.

Эймиас выгнул бровь. Нарочитое «он» в его адрес звучало почти так же оскорбительно, как и его обращение к ней без слова «мисс». Он был под впечатлением.

— Так что идите. — Эмбер помахала рукой с таким видом, словно отгоняла парочку щенков. — Гуляйте, разговаривайте без моей опеки. Не думаю, что у вас на уме что-нибудь плохое, мистер Сент-Айвз. Во всяком случае, ничего такого, что Грейс не могла бы предотвратить, позвав на помощь. Глупо сидеть здесь как куль с мукой только для того, чтобы вы могли поговорить. К тому же мне совсем не хочется слушать ваши… интимные разговоры. Хотя не такие уж они интимные, пока я здесь.

Она поднялась, придерживая одной рукой миску с горохом.

— Думаю, ничего не случится, если вы погуляете вдвоем.

Грейс выглядела шокированной.

— Но папа…

— Мистер Тремеллин и сам когда-то был молодым, — твердо сказала Эмбер. — Уверена, он поймет.

— Я всегда все понимаю, — сказал Хьюго Тремеллин, выходя в сад. — Что я должен понять сегодня?

Он улыбался. В отличие от Паско Пайпера, шагавшего следом.

Эмбер тоже не улыбалась. Она снова села, но лицо ее вспыхнуло, а голос, хоть и спокойный, звучал отрывисто:

— Я только что сказала Грейс, что она может прогуляться с мистером Сент-Айвзом без моего сопровождения. У меня полно дел, а я все утро просидела здесь только ради соблюдения приличий. Господи, мистер Тремеллин, мы живем в девятнадцатом веке. Забудьте о лондонских манерах! Даже в Аравии не наблюдают за девушками так строго.

Тремеллин рассмеялся. Он легонько ущипнул Эмбер за кончик вздернутого носа, как делал это, когда она была ребенком.

— Что, допекли? — хмыкнул он. — Я и не думал делать из тебя надсмотрщика. Что бы Сент-Айвз ни чувствовал по отношению к нашей Грейси, он никогда не зайдет так далеко, чтобы забыть о приличиях. Он цивилизованный парень и понимает, что она молода и неопытна. Не правда ли, Сент-Айвз?

— Надеюсь, — натянуто отозвался Эймиас, чувствуя себя дураком. Одно дело — ухаживать за девушкой, к которой не испытываешь ничего, кроме смутной симпатии, и совсем другое — когда из тебя изображают ополоумевшего от любви поклонника.

— Вы уже сидели здесь, когда я пришел час назад, — сказал Паско. — Может, что-нибудь решилось, чего я не знаю?

— Неужели? — встревожилась Грейс. Эймиас вытащил часы.

— Надо же, — сказал он. — Я и не заметил, что прошло столько времени.

— А я заметила, — бросила Эмбер, вставая. — Прошу прощения, джентльмены. Мне надо заняться делами.

— Я помогу тебе. — Грейс вскочила с места и кинулась следом за подругой, решительно шагавшей к дому.

24
{"b":"18212","o":1}