ЛитМир - Электронная Библиотека

Эмбер замолчала, подбирая слова, которые могли бы смягчить удар, чтобы они оба могли вспоминать этот вечер без стыда. Она подняла на него спокойный грустный взгляд и произнесла то, что было правдой, хотя и не всей:

— Как это похоже на вас, мистер Тремеллин, — жертвовать собой ради других. Я ценю ваше благородство и еще больше люблю вас за это. Мне действительно придется уехать, когда Грейси выйдет замуж, но все дети рано или поздно покидают родное гнездо. И когда я уйду, найдется немало достойных женщин, которые захотят занять мое место, как это было все эти годы. Я благодарю вас от всего сердца за великодушие, проявленное по отношению ко мне. Вы всегда оберегали меня. Но пришло время, когда я должна найти свое место в этом мире.

Тремеллин молчал, застыв в неподвижности.

Эмбер стояла очень тихо, надеясь, что она сказала достаточно, но не слишком много.

Наконец он снова улыбнулся. Но это была печальная, понимающая улыбка.

— Как пожелаешь, Эмбер, — сказал он. — Я всегда, прежде всего, думал о твоих интересах.

Вздох неимоверного облегчения вырвался из ее груди.

— Думаю, мне пора вернуться в гостиную, — сказала она, подняв голову. — Нельзя оставлять Грейси и Тобиаса наедине слишком долго. Он кивнул:

— Конечно.

Эмбер подошла к двери и уже взялась за дверную ручку, когда Тремеллин заговорил снова.

— Эмбер? — окликнул он ее. — Поскольку мы оба постараемся забыть этот вечер, по крайней мере не говорить о нем впредь, скажи мне одну вещь. Какого мужчину ты имела в виду?

Эмбер потупила взгляд. Он заслуживает честного ответа.

— Эймиаса Сент-Айвза. Я знаю, — поспешно добавила она в ответ на его изумленный взгляд, — у него ужасное прошлое, но, несмотря на это, он неплохой человек. В любом случае мы больше никогда не встретимся.

— Проклятие, девочка! — сердито воскликнул Тремеллин. — Я всегда заменял тебе отца и не намерен отказываться от этой роли теперь. Скажи мне, есть ли у меня основания последовать за ним и потребовать, чтобы он сделал из тебя честную женщину?

— О нет, — ужаснулась Эмбер. — Клянусь вам, он не покушался на мою честь. — Она твердо встретила его взгляд. — Но именно знакомство с ним заставило меня принять это решение. Так что, как видите, он не так плох, как вам казалось. А может, это я хуже, чем вы полагали.

— Понятно, — тихо сказал он и после короткого размышления добавил: — Спокойной ночи, Эмбер.

— Спокойной ночи, мистер Тремеллин, — отозвалась Эмбер.

Она направилась в гостиную и сидела так тихо и неподвижно, что Тобиас вскоре занервничал и удалился. Подобная молчаливость была совсем не в ее духе, но Грейс была так поглощена собственным счастьем, что Эмбер удалось пожелать ей спокойной ночи и удалиться вслед за ним.

Вернувшись в свою комнату, она села за письменный стол, взяла перо и бумагу и принялась за письма. Только когда в лампе выгорело все масло и пламя стало слишком слабым и неровным, Эмбер отложила перо и просмотрела исписанную стопку листков.

Она написала еще одно письмо своей подруге Эмили в Лондон, где спрашивала, не нашла ли та ей работу. Второе письмо было адресовано Шарлотте Найт, кузине миссис Магуэй, и содержало тот же вопрос. Кроме того, она написала три письма в агентства по трудоустройству в Лондоне. Утром она выпишет их адреса из газеты, на которую подписывался мистер Тремеллин, а затем сходит в деревню, чтобы отправить почту.

Глядя на мигающий огонек лампы, она задумалась об Эймиасе. Впрочем, он никогда не покидал ее мыслей. Но сейчас ей вдруг вспомнился один из способов, к которому он прибегал, разыскивая свою семью. Она снова взялась за перо, затем отложила его. Вполне возможно, что это всего лишь очередная ложь.

Но, как и все, о чем рассказывал Эймиас, сама идея выглядела слишком заманчивой, чтобы отказаться от нее.

Эмбер взяла еще один листок бумаги и написала объявление, собираясь послать его в газету. Почему бы не предпринять еще одну, последнюю попытку найти свою семью, прежде чем она растворится в большом мире?

«Мы будем чрезвычайно признательны за любые сведения, касающиеся двухлетнего ребенка женского пола, найденного на берегу моря около деревни Сент-Эджит в Корнуолле после крушения корабля весной 1798-го, после которого никто не выжил. Девочка была в голубом платье, с белокурыми волосами…»

Впервые за долгое время Эмбер улыбнулась. Похоже, найденыши обладают одним качеством, которого нет у других людей. Они не теряют надежды, даже распростившись с мечтами.

Ибо независимо оттого, что даст ей это объявление, ее планы не изменятся. Она все равно отправится в Лондон, чтобы обрести свое будущее и, возможно, саму себя. У нее просто нет другого Выхода. Она сожгла за собой все мосты.

Глава 16

Эймиас откинул назад голову, глядя на полуобнаженную женщину, сидевшую у него на коленях. С тех пор как она обосновалась там, он впервые удосужился толком взглянуть на нее. Девушка улыбнулась. Она была юной и даже более хорошенькой, чем ему показалось издали. У нее были белокурые волосы везде, где он мог видеть. А видеть он мог практически все. Одежда едва прикрывала ее соблазнительную фигурку.

Заметив его внимательный взгляд, девушка сделала глубокий вдох, чтобы он мог оценить аппетитные выпуклости ее крепкой груди.

— Чего пожелаете, сэр? — поинтересовалась она с жеманным видом, словно юная девственница, случайно обнажившая лодыжки, а не все, что только было можно.

— Поблагодарить тебя, — отозвался Эймиас и, подхватив ее, одним гибким движением поднялся с кресла.

Темноволосый молодой человек, сидевший рядом с ним, ухмыльнулся.

Девица хихикнула, но Эймиас поставил ее на ноги так же быстро, как поднял, и улыбнулся, глядя на ее озадаченное лицо.

— Спасибо, но у меня другие планы на ночь, — сказал он, коснувшись пальцем кончика ее носа. — Уверен, это тебе понравится больше, чем моя компания, — добавил он, сунув ей несколько банкнот.

— Даффи, — он взглянул на темноволосого молодого человека, — я ухожу. Зайдешь ко мне завтра утром?

— Нет, — ответил Даффид, вставая. — Но я могу пройтись с тобой сейчас. Или ты предпочитаешь гулять в одиночестве?

— Тогда пошли, — сказал Эймиас и зашагал к выходу через богато обставленную гостиную.

— Мои дорогие сэры! — вскричала тучная, нарядно одетая женщина, устремившись к ним, когда Эймиас помедлил, чтобы взять у лакея плащ и шляпу. — Неужели я обманула ваши ожидания?

— Отнюдь, — отозвался Эймиас. — У тебя лучший бордель в Лондоне, Дейзи, просто я сегодня не в настроении.

Ее улыбка увяла.

— Что за выражения! — сердито воскликнула мадам, ткнув его пальцем в ребра. — Здесь тебе не бордель, а приличный дом, попрошу не забывать об этом. И я больше не Дейзи, а миссис Дейлиримпл, заруби себе на носу.

— А впрочем, — хмыкнула она, неожиданно смягчившись, — не обращай внимания, Эймиас. Не знаю, что это находит на меня. — Она хихикнула, как молоденькая девушка, которой была когда-то. — Мне больше не приходится зарабатывать себе на ужин. В этом, наверное, все дело. Я стала слишком респектабельной. Но если я забуду тех, кто помогал мне в былые времена, где я окажусь? Ты сделал мне слишком много добра, чтобы я предъявляла тебе претензии. — Она похлопала его по рукаву унизанной кольцами рукой. — Значит, тебе никто не приглянулся из моих девочек? Признаться, меня это не удивляет. В прежние дни тебе не приходилось платить за услуги красоток. Но разве ты не знаешь? Для тебя, парень, все бесплатно. Любая из моих девушек твоя, только скажи. Я помню добро.

— Я тоже, — сказал Эймиас. — Мы теперь на другом конце света, дорогая миссис Дейлиримпл. — Он одарил ее широкой ухмылкой. — Но я надеюсь, что мы по-прежнему друзья. Поэтому не стану вас обманывать. В данный момент я кое-чем озабочен и боюсь, что испытанное лекарство — вино, женщины и хорошая компания — в моем случае не поможет. Пойду развею хандру. Берегите себя и спасибо за предложение.

40
{"b":"18212","o":1}