ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но я должна найти свое место в мире, — продолжила она. — Не беспокойтесь, мне ничто не угрожает. Вы читали письмо миссис Магуэй. Она была очень добра, как и моя подруга Эмили, которая уже давно работает в Лондоне. Они помогут мне найти приличное место и не позволят совершить ложный шаг. Кроме того, я получила ответ на свое объявление в газете, — добавила она, стараясь сдержать волнение. — Это еще одна возможность, хотя и более отдаленная. Вы не забыли о своем обещании сообщить мне, что скажет по этому поводу ваш лондонский стряпчий?

— Нет, конечно, — серьезно ответил он. — Но я хотел бы… Ладно, вижу, ты уже все решила. Запомни одно, Эмбер: ты можешь вернуться домой в любой момент.

— Я знаю. — Она схватила его руку и на мгновение сжала, прежде чем отпустить. — Я очень хорошо это знаю. И никогда не забуду. Спасибо. — Эмбер едва сдерживала слезы. Лучше бы он никогда не произносил тех слов! Они не только сделали необходимым ее отъезд, но и лишили ее возможности обнять его сейчас.

И все же она задолжала ему больше, чем в состоянии заплатить, и несправедливо, чтобы он чувствовал себя виноватым за то, что мечтал о ее счастье и своем собственном.

Эмбер вытерла глаза и заставила себя улыбнуться.

— Осмелюсь предположить, что на расстоянии десяти миль не найдется ни одной незамужней особы или вдовы, которая не радуется моему отъезду. Сомневаюсь, что вы долго будете один, мистер Тремеллин.

— Именно поэтому тебе и нельзя уезжать!

Они рассмеялись. На какое-то мгновение все стало как раньше. Затем Эмбер опустила взгляд.

— Пойду закончу паковать вещи.

— Не сомневайся в моей люб… привязанности, — ворчливо сказал он. — И желаю тебе успеха.

Утром зашел Паско Пайпер, чтобы попрощаться. Визит был коротким, и Эмбер не заметила в его глазах сожаления, только выражение, сказавшее ей, что он считает ее поступок на редкость глупым.

И вот теперь, распрощавшись с прошлым, Эмбер ехала по Лондону в дом миссис Магуэй, незнакомой кузины Шарлотты Найт. На ней был скромный дорожный костюм. Вся одежда, аккуратно упакованная в ее саквояже, также была простой. Женщине, которая намерена пробиваться в одиночку в этом мире, ни к чему побрякушки. Волосы Эмбер уложила на макушке, спрятав под шляпку, чтобы их яркий цвет не бросался в глаза, но решила, что каждый вечер будет распускать их, чтобы помнить, как они могли бы выглядеть, если бы она снова обрела свободу. Вот только когда это будет?

Ей было страшно. С той самой минуты, как Эмбер уехала из дома, сердце ее учащенно билось, так что она опасалась, что оно не выдержит этого лихорадочного ритма и остановится. Но каждый раз, когда эта мысль приходила ей в голову, происходило что-нибудь, заставлявшее его биться еще быстрее.

Однако это не поколебало ее решимости. Она найдет работу. И найдет свой путь в жизни. Правда, это будет одинокая жизнь, потому что ей пришлось оставить дом, который она любила, и потому, что она не смогла полюбить мужчину, который дал ей этот дом, по крайней мере, не так, как он того желал. А также потому, что единственный человек, который ей нужен, не испытывает к ней ни малейшего интереса, ибо она никто и ничто. Она должна изменить этот факт, во что бы то ни стало. Но в данный момент, глядя из окошка экипажа на улицу, где толпилось больше людей, чем она видела за всю свою жизнь, Эмбер не представляла, как это сделать.

При мысли о хорошо оплачиваемой работе она немного успокоилась. Затем, несмотря на клятву никогда больше не давать воли фантазиям, принялась размышлять о письме, которое пришло накануне ее отъезда, и о проблеске надежды, содержавшемся в нем. Конечно, скорее всего это только мечта, которая скоро растает. Но пока этого не произошло, у нее есть кое-что еще, что придало ей отваги, столь необходимой, чтобы уехать из дома и продолжить поиски собственной судьбы.

Эмбер не нужно было заглядывать в письмо, чтобы вспомнить, что в нем написано. Она могла прочитать его с закрытыми глазами.

«В ответ на ваш запрос, опубликованный седьмого сентября в лондонской „Тайме“, сообщаем: мы имеем основания полагать, что ребенок женского пола, найденный на берегу около Сент-Эджита, имеет отношение к нашим клиентам. Если упомянутая молодая особа обратится в адвокатскую контору „Тредуэлл, Хаверстро и Фитч“ на Сент-Майклз-роуд, Лондон, мы могли бы представить ей некоторые факты…»

Если поверенный мистера Тремеллина подтвердит, что это респектабельная адвокатская контора, она пойдет туда и постарается все выяснить.

— Но если даже с ними все в порядке, — предостерег ее мистер Тремеллин, — маловероятно, что они сообщат тебе что-нибудь ценное. Прошло столько лет… — Он умолк, не закончив фразу.

Эмбер и сама понимала, что тот, кто разыскивает ребенка спустя восемнадцать лет после его исчезновения, видимо, не слишком усердствовал в поисках с самого начала. Но мистеру Тремеллину не понять, что даже самые ничтожные сведения представляют для нее огромную ценность. Если бы она могла узнать свое имя! Этого вполне достаточно. Она больше не будет считаться безродной сиротой. Тогда, возможно, даже такой человек, как Сент-Айвз, отнесется к ней с большим уважением.

Эмбер печально улыбнулась. Сколько раз она запрещала себе думать об Эймиасе… Бесполезно! Он изменил ее жизнь, сделав невозможным ее брак с другим мужчиной. Мысли о нем преследовали ее день и ночь. Она не могла не думать о нем даже сейчас, несмотря на смятение, которое испытала, впервые ступив на лондонскую мостовую. Только что, когда, испуганная и ошеломленная, она стояла во дворе гостиницы, ей показалось, что она видит Эймиаса.

Высокий, хорошо одетый мужчина, с выразительным лицом и густыми белокурыми волосами, был удивительно похож на Эймиаса Сент-Айвза. Правда, присмотревшись, Эмбер заметила, что джентльмен имеет несколько неопрятный вид. Он был без шляпы, взлохмаченный и небритый, а одежда, хоть и элегантная, казалась помятой. Сент-Айвз всегда выглядел безупречно. Тем не менее мужчина был так похож на Эймиаса, что у нее перехватило дыхание. Не успела она толком разглядеть его, как ее окружило ликующее семейство, бросившееся навстречу кому-то из вновь прибывших, и мужчина скрылся в бурлящей толпе. Это привело Эмбер в чувство. Едва ли это Эймиас. Что ему здесь делать?

А может, он узнал, что она собирается в Лондон? Это безумное предположение исчезло так же быстро, как и возникло. Вряд ли кто-нибудь в Сент-Эджите стал бы рассказывать Сент-Айвзу о ее планах. И потом, если бы он знал, что она прибывает в почтовой карете, то стоял бы среди встречающих. Впрочем, все это просто глупо! С какой стати такой богатый и светский джентльмен, как Эймиас Сент-Айвз, будет околачиваться на почтовой станции на рассвете?

Эмбер подняла сумки, стоявшие у ее ног, и решительно зашагала к наемному экипажу, поджидавшему пассажиров.

Видимо, ей придется привыкнуть к постоянным мыслям о нем, как бы мучительно это ни было, и надеяться, что наступит день, когда Эймиас оставит ее сердце и ум так же, как она оставила позади свою прошлую жизнь. Эмбер вздохнула, глядя из окна экипажа на лондонские улицы и гадая, что принесет ей будущее.

— Вы уверены, что не хотите, чтобы я пошла вместе с вами? — спросила миссис Магуэй, обращаясь к Эмбер.

Они сидели в приемной адвокатской конторы «Тредуэлл, Хаверстро и Фитч», ожидая, пока Эмбер пригласят внутрь, чтобы поговорить об интригующем письме, которое она получила в ответ на свое объявление.

— Спасибо, — сказала Эмбер, — но, думаю, будет лучше, если я поговорю с ними сама. Я рада, что вы составили мне компанию. Одной мне было бы гораздо труднее.

Айрис Магуэй кивнула, птички, украшавшие ее модную шляпку, встрепенулись, словно живые, и принялись клевать несуществующие семена на ее затейливо уложенных волосах. Крохотная и прелестная, она оказалась гостеприимной хозяйкой. Прибыв в дом Магуэев, расположенный в очаровательном районе, застроенном аккуратными домиками, Эмбер была встречена как дорогой друг, вернувшийся после долгой разлуки. Ее угостили обильным обедом и предоставили уютную спальню, хотя она не рассчитывала на большее, чем скудная еда и крыша над головой.

44
{"b":"18212","o":1}