ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возможно, — буркнул Эймиас, запустив в волосы затянутую в перчатку руку. Затем вытянул руку перед собой и уставился на нее с хмурой гримасой. — Проклятие, эта перчатка спасла ее. — Он ухмыльнулся — Кто бы мог подумать, что эта чертова рука может сделать что-то хорошее? И, тем не менее, она спасла Эмбер и в определенном смысле обеспечила ее будущее. Потому что, не остановись я тогда, мне пришлось бы предложить ей выйти за меня замуж, пусть даже из чувства долга… — Он покачал головой и поморщился. — Впрочем, ничего бы из этого не вышло, — пробормотал он себе под нос. — Я бы всегда помнил, что был вынужден это сделать, да и она тоже. Так что эта перчатка спасла нас обоих…

Эймиас замолчал, вспомнив, что он не один. Хоть он и привык доверять Даффиду все свои секреты, это не распространялось на тайну ночи, проведенной с Эмбер.

— В общем, — сказал он, резко сменив тему, — даже если я задел ее чувства, я оказал ей услугу. Не будь я таким дураком, она бы никогда не послала объявление в газету и не стала бы искать свою семью, потому что мы с ней создали бы собственную. — В его глазах сверкнула боль, когда он снова взглянул на Даффида. — О, Даффи, я был непростительно туп, позволяя себе предаваться иллюзиям после возвращения в Англию. Вращался в кругу знати, изображая из себя джентльмена, обманывая самого себя так же, как и всех остальных. Да будь я таким безмозглым в прежние времена, мне бы и часа не протянуть! Я забрался в корнуоллскую глушь, чтобы найти родню, не располагая никакими сведениями, кроме собственного имени, когда любой дурак мог сказать, что это невозможно.

— Такой, как я, — сказал Даффид в надежде рассмешить его.

Но Эймиас даже не улыбнулся.

— А чего стоят мои поиски высокородной жены, чтобы приобщиться к сливкам общества? Мне следовало быть умнее, — сказал он напряженным тоном. — Эмбер очень повезло, что я смылся отсюда, не сделав ей предложение. Она вполне могла принять его, потому что на горизонте не было никого лучше. Я распускал хвост, как павлин, чтобы произвести впечатление на ее названую сестру. И, похоже, преуспел.

— О, так она потаскушка? — поинтересовался Даффид невинным тоном.

Взгляд Эймиаса стал колючим и холодным.

— Конечно, нет! С чего ты взял?

— Ну, ты сам сказал, что она выскочила бы за любого, кто обеспечил бы ей легкую жизнь, — совсем как те девицы, с которыми мы привыкли иметь дело.

— Ничего подобного я не говорил! Я всего лишь хотел сказать, что у нее был небольшой выбор. Кстати, сразу после моего отъезда она получила предложение, и совсем неплохое. Я его знаю, крутой парень, но не дурак. У него собственная шхуна, он довольно молод, недурен собой и хорошо зарабатывает, успешно сочетая ловлю рыбы с контрабандой французских вин. Так что он вполне мог обеспечить Эмбер благополучную жизнь, но она отказала ему.

— Вот как? Тогда почему ты решил, что она приняла бы твое предложение?

— Потому что… А, понятно, — Иронически произнес Эймиас, глядя на Даффида с сердитым восхищением. — Ты хочешь, чтобы я сказал, что она питала ко мне теплые чувства. Возможно, так оно и было, когда Тремеллин вышвырнул меня из дома. Она добра и прониклась ко мне сочувствием. Но вряд ли на это можно надеяться, после того как я оставил ее только потому, что меня не устраивало ее происхождение. И уж определенно не теперь, когда она нашла богатую и знатную родню.

— Вот, значит, что она за штучка? Не склонная прощать, зато способная дать парню от ворот поворот из-за неожиданно свалившегося богатства?

Эймиас подался вперед.

— Даффи, я прекрасно понимаю, в чем ты пытаешься меня убедить. Напрасно, я не настолько глуп. За каким дьяволом я нужен ей теперь?

Даффид твердо встретил его взгляд.

— А почему нет, если она и вправду такая женщина, какой ты ее считаешь? Кем бы ты ни был, Эймиас, дружище, ты всегда видел людей насквозь. Иначе ты не прожил бы столько лет. — Он погрозил Эймиасу пальцем. — Будь я на твоем месте — не дай Бог, конечно, поскольку у меня нет вкуса к оседлой жизни, — я бы, по крайней мере, попытался узнать, что она думает сейчас, и услышать это из ее собственных уст. Я бы так легко не сдался. И вот что я тебе скажу, парень, — для пущей убедительности Даффид перешел на жаргон прежних дней, — если бы ты был самим собой, ты бы тоже не сдался.

Трактирщик поставил перед Эймиасом кружку с элем, но тот, казалось, не заметил. Даффид осушил свой стакан, ожидая ответа.

— Нет, — сказал, наконец, Эймиас. — Не стану отрицать, я сейчас в полном нокауте, но, даже будь я самим собой, я не стал бы беспокоить ее снова.

— Потому что не хочешь признавать свои ошибки?

— Тебе следовало бы знать меня лучше. Просто она здорово продвинулась в жизни, и я не хочу тянуть ее вниз. И потом, подумай сам, нет ни одной чертовой причины, почему она поверит мне сейчас.

Даффид молчал, и Эймиас натянуто кивнул.

— Вот так, дружище, и ничего тут не поделаешь. — Он взял кружку и наконец-то пригубил эль.

— И все же, — медленно произнес Даффид, — она во Франции. Возможно, катается как сыр в масле, но все же во Франции. — Он уставился на свои ногти. — Говорят, там неспокойно. Если верить слухам, не ровен час, вернется император.

— Эти слухи не прекратятся, даже если он будет лежать в могиле.

— Но если война вспыхнет снова, ты уверен, что она будет в безопасности?

— Она теперь знатная и богатая, Даффи. А богатые всегда в безопасности.

— Ага, скажи это французским аристократам. Наверное, они так же рассуждали, пока не пала Бастилия. А потом их головы покатились, как крокетные шары. Головы богатых людей, между прочим.

Эймиас сделал нетерпеливый жест.

— Если ее родным удалось уцелеть до сих пор, видимо, они откупились от обеих сторон и могут продолжать в том же духе и дальше.

— Теперь до Франции можно запросто добраться, — настаивал Даффид. — Все равно, что взять лодку и покататься по озеру.

— А когда было сложно? — поинтересовался Эймиас. — Местные жители плавали туда и обратно всю войну, невзирая на таможню, королевский флот и тому подобное.

— Я всего лишь хотел сказать, что ты не любишь ходить под парусом, — сказал Даффид.

Эймиас резко выпрямился, словно его ужалили.

— Когда нужно, я это делаю. Тебе отлично известно, что я объехал полсвета, да и во Францию наведывался не раз. — Он расслабился и тонко улыбнулся.

Послушай, Даффи, я знаю, что ты хочешь видеть меня счастливым, но это тупиковый путь. Я потерял ее и должен смириться с этим. Если я явлюсь к ней сейчас, она рассмеется мне в лицо и будет права. Я упустил свой шанс, что только естественно для такого косорукого парня, как я, не так ли? Да, я погряз в жалости к себе, но надеюсь, что смогу утопить свое горе в этом эле и забыть обо всем.

— Думаешь, тебе это удастся?

— Не знаю, — сказал Эймиас и поднял руку, чтобы привлечь внимание трактирщика, — но я постараюсь.

Глава 19

Граф поднял глаза от своей тарелки.

— Твое платье, — неодобрительно заметил он, глядя на Эмбер, которая вошла в малую столовую и заняла свое место за столом.

— Да? — отозвалась она, нервно теребя юбку своего лучшего платья.

— Возможно, оно сойдет для Англии, но не здесь. Надо будет поручить модисткам заняться тобой. Моя вновь обретенная дочь должна одеваться соответственно ее положению.

— Месье… Моn реrе, — неуверенно произнесла Эмбер, спотыкаясь на словах, которые он велел использовать, обращаясь к нему. Она плохо знала французский, но подозревала, что ей было бы трудно произносить эти слова на любом языке. Хорошо еще, что ей не приходится называть его «папа». Граф Дюпре совсем не походил на человека, которого она могла бы представить себе в качестве отца.

— Спасибо, — сказала она. — Но, думаю, лучше подождать, пока мы не убедимся окончательно, кто я, прежде чем заказывать для меня новую одежду. В конце концов, у нас пока еще нет доказательств, что я та, за кого вы меня принимаете.

48
{"b":"18212","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг над пропастью
Белокурый красавец из далекой страны
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Моцарт в джунглях
Она ему не пара
Сантехник с пылу и с жаром
Всеобщая история чувств
Верховная Мать Змей
Индейское лето (сборник)