ЛитМир - Электронная Библиотека

Леди Суонсон ужасно не хотелось убеждать дочерей в том, что женихов в них может прельстить разве что их титул или богатство. Девицам самим упорно не хотелось это признавать. Но ничего не поделаешь — приходилось смотреть на вещи реально. Если, к примеру, у Хлои была и не такая толстая шея, как у Генриетты, то природа «компенсировала» этот «недостаток» слишком крупным носом. А если у Фрэнсис нос был нормальный, то плечи не по-женски широки… Были бы девицы мужчинами, эти недостатки, пожалуй, не так сильно бросались бы в глаза, но, как говорится, если бы да кабы… Впрочем, старшие, замужние, были еще страшнее… По какой-то странной закономерности каждое новое детище Суонсонов «получалось» немного красивее предыдущего, пока младшая наконец не вышла и вовсе симпатичной. Сибил, вероятно, легче всего будет «сбыть с рук»… Девицы на минуту задумались. Но по-видимому, объяснение, данное матерью по поводу неожиданного интереса Аласдера к Сибил, удовлетворило их, ибо вскоре они уже смотрели на леди Суонсон с неподдельным интересом.

— Что ж, — неожиданно подытожила та, — почему бы, в конце концов, не облегчить этим джентльменам их задачу? Как вы, девочки, смотрите на то, чтобы закатить очередной бал?

К ее сожалению, дочери не спешили восторгаться.

— Папины балы скоро станут притчей во языцех! — наморщила свой огромный нос Хлоя.

— Он устраивает их слишком часто! — поддержала сестру Генриетта.

Леди Суонсон нахмурилась — она была готова прощать дочерям многое, но не могла терпеть, когда те начинали критиковать отца.

— Тогда, может быть, музыкальный вечер? — осторожно предложила она.

Ответом было лишь еще большее недовольство.

— Эти вечера никто не любит! — заявила Фрэнсис. — Разве что престарелые дамы. И то лишь потому, что на них они могут подремать…

— Тогда остается одно, — терпеливо произнесла мать, — самим ходить на все балы и приемы, куда ходят Ли и Сент-Эрт, чтобы они обращали на вас больше внимания.

— Уж не собираешься ли ты повести нас в мужской клуб? — фыркнула Хлоя.

— Или на бокс, на скачки? — рассмеялась Генриетта. — А как насчет игорного дома? А может, лучше сразу в бордель?

Леди Суонсон молчала.

— Остается лишь одно, — подытожила Хлоя. — Неформальный вечер в узком кругу. Ужин, танцы и больше ничего.

Это предложение наконец понравилось всем.

— Но мы должны задать Сибил несколько вопросов, — мрачно заявила Фрэнсис.

Выходя из комнаты Сибил после пятнадцатиминутного допроса, трое сестер были в гораздо лучшем настроении, чем до его начала. Сестренка была ошарашена таким натиском, но на все вопросы отвечала весьма подробно.

— Ей-богу, — говорила она, — я понятия не имею, почему эти двое вдруг к нам подошли! Как сказал виконт, он догадался, что я ваша сестра, потому что похожа на вас. С этого, собственно, и начался разговор.

Это объяснение в конце концов удовлетворило сестер — более того, было воспринято не без энтузиазма, и вскоре они уже оставили Сибил в покое, целиком поглощенные планами предстоящего неформального вечера.

— Нет, кузина, я вовсе не чувствую себя бедной родственницей, — заявила Сибил почти сразу же после того, как дверь за сестрами затворилась.

Кейт сидела на подоконнике, беспечно болтая ногами. Сестры, разумеется, устроили допрос и ей — но все их вопросы касались исключительно Сибил. Ни одной из троих и в голову не могло прийти, что мужчины могли заинтересоваться вовсе не Сибил, а бедной дальней родственницей из провинции — в их глазах Кейт по своему статусу была разве что ненамного выше служанки.

— Сама посуди, — продолжала Сибил, — на что мне жаловаться? Сыта, довольна, платьев у меня сколько хочешь… Никто меня не обижает — сестры, как правило, смотрят на меня как на пустое место. Все, что мне остается, — это ждать, пока они наконец соизволят выйти замуж. А пока следует наслаждаться жизнью и ни в чем себе не отказывать. И не нужны мне ни Ли, ни Сент-Эрт! Ли — темная лошадка, вечно молчит, а сам разглядывает все вокруг — кто знает, что у него на уме? А Сент-Эрт… он такой огромный, такой мрачный — я не понимаю, как ты вообще смогла ему что-то ответить…

— Я, собственно, и не могла отвечать ему. Я почти не проронила ни слова!

— Он просто ужасный, — поморщилась девушка, — еще хуже, чем ты рассказывала! А Ли? Как он разглядывал меня в свой лорнет, словно я какое-то чудо природы! Удивляюсь, как он еще не ходит с микроскопом! Фи! Кому могут понравиться такие мужчины? Разве что таким, как мои сестры! Нет, Кейт, — посерьезнела вдруг она, — если уж я и выйду замуж, то, во всяком случае, за мужчину, рядом с которым буду чувствовать себя спокойно!

Кузина согласно кивнула, про себя, однако, подумав, что если она и не чувствует себя спокойно рядом с сэром Аласдером, то это по крайней мере приятное, возбуждающее беспокойство — чувство, подобное тому, которое она в детстве испытывала на качелях, взлетая слишком высоко. Кейт вспомнилось и то, что для того, чтобы высоко взлететь, она обычно просила кого-нибудь ее подтолкнуть. От этих полетов так сладостно замирало в груди…

— Слава Богу, — поспешила переменить тему Кейт, — что леди Суонсон удалось убедить твоих сестер, что джентльмены на самом деле пытались познакомиться с ними.

— Да, слава Богу, что эти дурехи ей поверили. Лично я бы на ее месте не смогла бы солгать так убедительно. Знаешь, Кейт, мне даже жаль джентльменов — теперь эта свора накинется на них, как ястребы на добычу…

— Не беспокойся, — усмехнулась Кейт, — уж они-то сумеют позаботиться о том, чтобы видеть твоих сестер как можно реже! Впрочем, — добавила она, поразмыслив, — как знать, может быть — чем черт не шутит? — джентльмены и вправду заинтересовались нашими «красавицами»… Да, Аласдер говорил, что его единственной целью было отблагодарить меня, но кто может знать, что на самом деле у этого человека на уме? Что ж, как бы то ни было, для меня вся эта история, я полагаю, слава Богу, закончилась. Он отблагодарил меня, я приняла его благодарность… Что еще может быть между нами? — Последняя фраза была произнесена с уверенностью, но чуткое ухо Сибил уловило легкую грусть, проскользнувшую в голосе кузины.

— Прости меня, Кейт, — проговорила она, — за фразу о бедной родственнице. Мне не хотелось, чтобы ты принимала ее на свой счет.

— Ничего страшного, — Кейт выдавила из себя улыбку, — я не тешу себя иллюзиями — я и есть бедная родственница. Мне следует радоваться, что съездила в Лондон, повидала много достопримечательностей…

Девушка улыбнулась, подумав, что так и не призналась кузине, что самой большой достопримечательностью Лондона ей показалось не Вестминстерское аббатство, не Тауэр, не Букингемский дворец, а высокий, мускулистый джентльмен с шевелюрой цвета воронова крыла и пристальным взглядом бездонных глаз.

Виконт Ли смотрел на своего друга, повязывавшего новый белоснежный шейный платок.

— Ну и шея у тебя, Аласдер! — поддразнил он. — Мне всего лишь однажды приходилось видеть шею длиннее — в кунсткамере. Но у ее обладателя были в придачу рога, хвост, копыта и пятна по всему телу.

— Что ж, — усмехнулся Аласдер, натягивая поданный лакеем фрак, — рога, хвост и копыта я, как видишь, удачно скрываю. А вот с пятнами — правда, не на теле, а на репутации — уже посложнее…

— Не думал я, — поцокал Ли языком, — что ты решишь, что я сравниваю тебя с дьяволом! Вообще-то я говорил о жирафе… Впрочем, перейдем к делу. Ты так и не сказал, для чего ваша светлость меня сегодня пригласила.

— Я тебя никуда не приглашал. Просто спросил, найдется ли у тебя свободное время.

— Пора бы уже привыкнуть, мой друг, что у меня никогда не бывает несвободного времени, — заметил Ли.

— Что ж, постараюсь. Спасибо, Пирс, — обратился он к лакею, — ты свободен.

Кивнув, Пирс удалился.

— Вчера, — начал Аласдер, когда дверь за лакеем закрылась, — я навестил одного старого друга. Доложу тебе, это был прелюбопытнейший визит! Хотелось бы узнать поподробнее, почему виконт Норт решил вдруг выяснить, что связывает меня с его дальней родственницей, мисс Корбет? Я имею в виду ту девушку, Кейт Корбет, которую мы на днях встретили в парке, если ты еще не забыл… — Он пристально посмотрел на Ли. — Впрочем, думаю, вряд ли: такое не забывается… Видишь ли, Джейсон Норт — мой давний друг. И вдруг он заявляет, будто ты просил его и его любезную супругу взять эту крошку к себе в дом и беречь от опасностей, которые в Лондоне с его разношерстной публикой могут подстерегать ее на каждом шагу!.. Джейсон недоумевал, почему при этом было вдруг упомянуто мое имя. Мне ничего не оставалось, как ответить ему, что я и сам недоумеваю…

11
{"b":"18213","o":1}