ЛитМир - Электронная Библиотека

Аласдер еще долго развлекал Кейт подобным образом, показывая «ходячие достопримечательности» лондонского света. Наконец свет в зале потух, занавес раскрылся, и представление началось. Кейт была разочарована — зрители, не считаясь ни с чем, не переставали шушукаться. В зале стоял такой шум, что несчастным актерам приходилось кричать, чтобы их услышали, а самой Кейт — все время напрягать слух.

Но вот наконец антракт. Зрители начали подниматься с мест.

— Не желаете ли прогуляться? — спросил Аласдер.

— Было бы неплохо, — поддержал друга Ли. — Иначе не успеем оглянуться, как к нам в ложу набежит куча любопытных.

Кейт покосилась на миссис Огаст. Старушка проснулась и моргала, словно сова, которой посветили в глаза фонарем. Женщина, казалось, вообще с трудом соображала, где она

— Конечно, девочки, прогуляйтесь! — проговорила она. — А я, с вашего позволения, посижу здесь, отдохну…

— Вам принести чего-нибудь выпить, миссис Огаст? — услужливо предложил Аласдер.

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, молодой человек!

Немного поколебавшись, Кейт взяла Аласдера под руку. Сибил и Ли составили другую пару.

Коридор был так полон народу, что пробиться в фойе было сложно. Но Аласдер, пользуясь своим атлетическим сложением, без особого труда пробивал себе дорогу в толпе. Вскоре Ли и Сибил уже остались далеко позади.

— Не волнуйтесь, — произнес Аласдер, заметив тревогу в глазах спутницы, — они найдут нас!

Выйдя, Кейт вздохнула с облегчением — после духоты зала в фойе дышалось гораздо легче. Но у нее снова перехватило дыхание, когда они с Аласдером уединились в нише за колонной. Она хотела было что-то сказать, но слова замерли у нее на языке. С лица Аласдера слетела та игривая улыбка, с которой он перед началом спектакля представлял ей здешнюю публику. Темные, словно преисподняя, глаза пристально смотрели на девушку, и под этим взглядом Кейт могла лишь беспомощно моргать, совсем как недавно миссис Огаст. Сэр Аласдер казался ей в этот момент таким огромным, что подавлял собой все вокруг, пугающим и в то же время странным образом неудержимо манящим. Собравшись наконец с духом, Кейт исключительно ради того, чтобы хоть что-то сказать, проговорила:

— Может быть, мне это кажется, сэр Аласдер, но у меня такое впечатление, словно главное зрелище сегодняшнего вечера — это я. Мне кажется, все только и смотрят что на меня!

— Вы преувеличиваете, Кейт, — улыбнулся он. — Уверяю вас, на самом деле вы так же мало заинтересовали здешнюю публику, как и то, что происходит на сцене.

Улыбка Аласдера кружила Кейт голову. Почувствовав себя неловко, она отвела взгляд.

— Я даже не знаю, — проговорила она, — что думать: я поднимаю ваш престиж, как вы того хотели, или вы желаете создать мне скандальную репутацию?

— И то и другое. — Аласдер снова сверкнул белозубой улыбкой. — Но с каких это пор мнение здешнего света стало вас так заботить?

— С чего вы решили, что оно меня заботит? Да мне дела нет до всех этих… — я все равно скоро уеду. Впрочем, — добавила она, задумавшись перед этим на мгновение, — их мнение не заботило бы меня, даже если бы я собиралась пробыть здесь долго. И вообще, — она гордо вскинула голову, — я живу, как мне нравится! Умные меня поймут, а что будут говорить все эти дураки, мне плевать.

— Как я завидую вам, Кейт, что можете позволить себе жить, как вам нравится! — серьезно проговорил он.

От этого неожиданного признания Кейт даже похолодела. Лишь когда Аласдер отвернулся, чтобы взглянуть на кого-то, проходившего мимо, Кейт перевела дыхание. Нет, так нельзя — ей надо научиться как-то контролировать свои эмоции — в противном случае она просто не сможет больше встречаться с ним. Все это само очень напоминало театральную пьесу, и весьма низкосортную, — опытный утонченный соблазнитель перед наивным провинциальным созданием. На минуту Кейт даже стало жалко Аласдера — как тяжело, должно быть, порой приходится мужчине, наделенному такой необычайно притягательной внешностью и таким вкрадчивым голосом, что любая женщина сразу тает от каждого его взгляда, от каждого слова, когда ему нужно вести не более чем легкий светский разговор! Меньше всего она готова была обвинять сэра Аласдера в каких-то попытках соблазнить или хотя бы очаровать ее — он не делал ничего, что выходило бы за рамки заранее оговоренных ими правил игры. Она сама так тает под его взглядом, безо всякого к тому стремления с его стороны. Она нужна ему лишь для определенных целей — и ни любовь, ни соблазнение в круг этих целей не входят.

Аласдер снова как ни в чем не бывало смотрел на нее с веселой, игривой улыбкой.

— Вы считаете, ваш план уже начинает срабатывать? — осторожно спросила она.

— Хотелось бы верить! — И снова улыбка, от которой у Кейт перехватывало дыхание.

Все вокруг уже успели заметить, каким взглядом он смотрит на эту хорошенькую юную особу, а сплетники наверняка очень скоро раздуют это до невероятных размеров. От взглядов публики не могло укрыться также и то, какими глазами она смотрит на него, — а значит, пищи для сплетен становится вдвое больше. Даже если бы она и не смотрела на него так, молва все равно бы приписала… Слухи облетят весь город в мгновение ока, на следующее утро во всех салонах только и будет разговоров что о новой пассии Аласдера, — дойдет это и до ушей Скалби.

Аласдер самодовольно улыбнулся. Пока все идет по плану. Главное — не увлечься и не переборщить.

Глава 8

Новости, подобные той, что Аласдера видели в театре с некой юной особой, распространяются обычно со скоростью света — всем ведь интересно знать, что свело вдруг прожженного ловеласа с серенькой провинциальной мышкой. Любые слухи о сэре Аласдере муссировались в здешнем свете в мельчайших подробностях. Но из всех лондонцев, пожалуй, лишь одна супружеская чета проявляла интерес к этим слухам не из праздного любопытства — для них это был вопрос жизни и смерти.

Рассвет уже начинал брезжить, но у того, кто оказался бы сейчас в этой мрачной гостиной с закрытыми наглухо ставнями и задернутыми шторами, могло бы создаться впечатление, что на дворе по-прежнему глухая ночь. Фактически в гостиной было так темно, что человек, принесший супругам новость о сэре Аласдер, не мог даже видеть выражения их лиц, впрочем, он и не горел желанием лицезреть их реакцию.

— Понятно, — произнесла хозяйка, когда агент наконец закончил. — Вы свободны, сэр. Наш человек заплатит вам, как обычно.

Кивнув в знак благодарности, агент удалился.

— Ну, что ты об этом думаешь? — обратилась дама к мужу, сидевшему напротив нее.

В ответ лорд Скалби лишь передернул плечами.

— Стало быть, — задумчиво проговорила его жена, — у наших родственников Корбетов, как оказалось, есть красавица дочь, а мы и не знали! Иначе бы непременно обратили внимание на этот момент. Провалиться мне на месте, сама девушка, как бы красива она ни была, не заинтересовала бы его, не будь она нашей родственницей. — Леди Скалби поморщилась, отпивая глоток шоколада, хотя тот был вполне хорош. — Иначе с чего бы? Нам хорошо известен его вкус, когда речь идет о дамах высшего света, известны и его похождения с женщинами, скажем так, из низов, Кейт Корбет совершенно не подходит ни под ту, ни под другую категорию. Хотя как знать — этот тип бывает непредсказуемым. Как ты думаешь, что он задумал, или, точнее, как мы должны реагировать на это? Словно в упор не слыша вопроса жены, лорд Скалби, выбрав на тарелке кусок поаппетитнее, молча отправил его в рот.

— Ты прав, — кивнула леди Скалби. — Никак не должны. Да и что мы можем сделать, в конце концов, кроме как сидеть здесь и ждать? Уверена, что и он займет выжидательную позицию. Я сомневаюсь, что в его планы входит жениться на этой девочке или сделать ее своей тайной любовницей. А вот обесчестить ее — да так, чтобы все об этом узнали, — он может, чтобы на это как-то среагировали мы. Что ж, если его планы действительно таковы, от души желаю ему позабавиться! — Дама рассмеялась пошловатым смешком.

19
{"b":"18213","o":1}