ЛитМир - Электронная Библиотека

— Рассказывай это другим, Лолли! — ухмыльнулся Аласдер. — Будь уверен, приятель, — я знаю тебя вдоль и поперек… Ты не забыл еще, часом, как «отдыхал» тогда в тюрьме? А ведь это я тебя туда «устроил», старик, по нашему старому знакомству. Мог бы, между прочим, и сказать мне «спасибо» — тебя не повесили лишь благодаря тому, что у меня не хватило доказательств…

Лолли хотел было что-то ответить, но Аласдер не дал ему раскрыть рот:

— Я знаю, судьи тогда поверили тебе, что тот француз был всего лишь контрабандистом, снабжавшим тебя вином, но я в это никогда не верил. Я знал, что ты сам его, в свою очередь, кое-чем снабжаешь, но прямых улик у меня было маловато. Измена родине, братишка, это тебе не шутки — твоя жизнь, идиот, тогда висела на волоске. Дружкам твоим я тоже не стал рассказывать о твоих проделках, иначе бы они разделались с тобой гораздо менее гуманным способом, чем власти. Да, они бандиты, но это не значит, что для них нет ничего святого, — измену Англии не простили бы и они. Многие из них потеряли на этой войне руки, ноги, сыновей, друзей… Не думай, что я пощадил тебя тогда из благородства, — просто не хотелось марать руки о такую заразу. Но если ты думаешь, Лолли, что я все еще не забыл эту старую историю, спешу успокоить — для меня это давно дело прошлое…

— Ей-богу, Аласдер, то, что я шпионю за тобой, никак не связано с этой историей! Я на тебя не в обиде, старик, — у тебя, как и у меня, была своя работа, свои хозяева… Кто старое помянет…

— Что ж, — усмехнулся Аласдер, — на этот раз поверим. Но я хотел бы заключить с тобой одну маленькую сделку: ты, Лолли, шпионь за мной, но знай меру — тогда и я не вспомню про ту историю. А то ведь могу и вспомнить, а твои дружки, Лолли, как я уже сказал, — это тебе не цивилизованные служители закона… Надеюсь, мои условия тебя не затруднят?

Не дожидаясь ответа, Аласдер поправил кружевную манжету, шутливо галантно раскланялся с Лолли и растворился в ночи.

Глава 10

— Мне нужно поговорить с вами, — произнесла Кейт, дотронувшись до руки Аласдера.

— Я к вашим услугам! — галантно кивнул тот.

— Наедине, — Кейт, обвела взглядом огромный бальный зал.

— Весьма польщен. — В глазах Аласдера мелькнул похотливый огонек. — Думаю, улизнуть отсюда не составит труда. Вот только где? В саду неудобно — земля сырая…

— Это не то, о чем вы подумали! — Девушка была возмущена бестактностью, но лишь совсем чуть-чуть… — Мне нужно просто поговорить с вами.

— Прошу извинить меня, Кейт, я немного увлекся… — Улыбка Аласдера была такой обворожительной, что девушка тут же его простила. — Но почему не при всех?

— Потому что… потому что это частный разговор! Так, небольшая проблема… Это не срочно — можно, конечно, и подождать, но я не вижу смысла…

— Ради Бога. Только сейчас не совсем подходящий момент, лучше чуть позже, во время ужина.

— Хорошо, — кивнула Кейт, думая о том, насколько все-таки сексуально озабочены люди: стоит им лишь узнать, что какой-нибудь мужчина уединялся с женщиной, так тут же непременно подумают… Как будто в этом мире не может быть ничего другого, что может объединять двух людей! Да и сам Аласдер хорош — стоило ей сказать, что она хочет с ним уединиться, — как тут же готова сальная шуточка… Неужели все мужчины и впрямь одинаковы — только и бегают за каждой юбкой… Закусив губу, Кейт призадумалась. Нет, Аласдер все-таки не из тех, кто сразу же набросился бы на нее, дай только волю. К тому же почему она? Если ему так приспичило, то к его услугам столько дам — вот как пожирают его недвусмысленными взглядами изо всех углов… Во всяком случае, Кейт не могла пожаловаться, что за все время их знакомства Аласдер хотя бы раз осмелился хоть в чем-нибудь повести себя с ней не по-джентльменски. А те похотливые взгляды, что он порой бросает на нее, — всего лишь работа на публику, поспешила уверить себя Кейт. Девушка чувствовала, что должна хоть однажды, хоть на короткое время побыть с Аласдером наедине, — так легче узнать, что он за человек, что у него на уме… До сих пор это удавалось ей крайне редко — рядом всегда была Сибил, либо Ли, либо кто-нибудь еще… Кейт сказала Аласдеру, что у нее есть проблема. Ей почему-то казалось, что сэр Аласдер из тех, кто умеет решать проблемы. И уж наверняка придумает способ, как им улучить момент и уединиться где-нибудь для разговора. Кейт посмотрела на Аласдера. Они танцевали. Как он грациозен… нет, это слово здесь не очень подходит: Аласдер — мужчина слишком крупный, чтобы назвать его грациозным, хотя и сложен прекрасно, и танцор искусный… Опять не то слово: «искусность» — это о чем-то приобретенном, а сэр Аласдер, судя по всему, никогда и не учился так легко двигаться, это у него естественное, врожденное… Такое поразительное чувство ритма, умение слиться с мелодией воедино может быть лишь врожденным талантом. К тому же если иных мужчин утонченность порой лишала мужественности либо, напротив, мужественность — утонченности, то в Аласдере эти два начала уживались в гармонии. То, что почти весь этот вечер он танцевал с ней, а если с другими, то лишь из вежливости, переполняло Кейт гордостью. Она понимала, что их дружба — лишь игра, которую следует воспринимать легко, без излишней серьезности. Понимала, но ей не хотелось думать о том времени, когда он добьется своей цели, она, Кейт, будет ему не нужна и снова уедет в свой городишко, который она раньше считала милым, а теперь он, должно быть, будет казаться ей скучным… Аласдера она ни в чем обвинить не могла — как честный человек, он с самого начала признался, каковы его планы. Тогда Кейт, немного поразмыслив, приняла это странноватое на первый взгляд предложение как никого ни к чему не обязывающее. Но теперь она начинала чувствовать, что уже слишком сильно привязалась к этому человеку, чтобы расстаться безболезненно. Это ее пугало; в этом, собственно, и была та проблема, которую ей хотелось обсудить. Ни дня не проходило, чтобы они не встречались, хотя, разумеется, не на весь день, это было бы уже слишком. Им не нужны были слухи о том, что Аласдер собирается на ней женится, иначе как бы они объяснили потом их расставание? Другое дело — легкий, ни к чему не обязывающий флирт, прогулки в карете или пешком, театры, балы… Кейт не нужно было делать вид, что Аласдер ей интересен, — он привлекал ее на самом деле. Впрочем, такой человек был бы интересен любому — объездивший полмира, все повидавший, всегда остроумный… Говорили они, правда, чаще о какой-нибудь ерунде, но иногда ведь и это приятно… Одно лишь по-прежнему оставалось непонятным — каким образом дружба с ней могла помочь Аласдеру поднять свой престиж в обществе. И еще один момент — заключая «сделку», он, помнится, сказал, что Кейт как умная женщина поймет, для чего, собственно, ему все это нужно, и не будет строить лишних иллюзий. Тогда Кейт согласилась на эти условия. Теперь она начинала чувствовать, что такой вариант перестал ее устраивать. Кейт начинала замечать за собой, с каким нетерпением она ждет встреч с Аласдером, как волнуется. Аласдер казался ей лучшей «достопримечательностью» Лондона, самым интересным мужчиной из всех, что ей когда-нибудь приходилось встречать, да и самым привлекательным. Лицо, бархатный баритон словно излучали какой-то магнетизм. Кейт пыталась противиться этим чувствам, подавлять их, но с каждым днем это удавалось ей все труднее… Да, она отдавала себе отчет, что на самом деле этот человек не питает к ней никаких чувств, кроме дружеских, что все это только игра… Но какой он, однако, отличный актер! Аласдер настолько вживался в роль, пытаясь убедить других, что и сама Кейт порой забывала, что томные взгляды, которые он бросает на нее, всего лишь игра, хотя уж кому бы, как не ей, это знать? Но как не хотелось думать о дне разлуки, который неизбежно, рано или поздно, должен наступить!.. Музыка смолкла. Галантно поклонившись Кейт, Аласдер «сдал ее на руки» новому кавалеру, которому она перед этим обещала следующий танец. На сегодняшнем балу, как, впрочем, и всегда, Кейт была нарасхват. «И этим я тоже обязана Аласдеру, — подумала она, — это благодаря ему я стала так популярна…» Одни старались узнать Кейт поближе из любопытства — что же, собственно, сэр Аласдер в ней нашел, другие — просто из желания покупаться в лучах чужой славы. Это» тоже ни к чему не обязывало, если не считать обязанности подарить им танец-другой, — всех этих людей она интересовала лишь как предмет великосветских разговоров и сплетен. Сэр Аласдер добился своей цели, но при этом и кое-чего другого, что в его планы не входило… Именно об этом Кейт и собиралась сказать — и чем раньше, тем лучше. Танцуя с молодым лордом, в то время как Аласдер — с энергичной брюнеткой, Кейт старалась думать лишь о том, чтобы не сбиться с такта. Тем не менее взгляд ее все время невольно устремлялся к Аласдеру. Фрак на нем был, как обычно, черный, а жилет на этот раз голубой в золотую полоску. Пожалуй, подумала девушка, этот костюм идет ему больше всего. Бальный зал был по всем меркам роскошным. Пол едва можно было рассмотреть — в зале было так тесно, что яблоку негде упасть, и все же Кейт успела заметить, что тот покрыт изысканной мраморной мозаикой. На высоких сводах потолка, поддерживаемых изящными колоннами цвета слоновой кости, персонажи греческих мифов, розовые нагие нимфы на небесно-голубом фоне… Стены изумрудного цвета украшены золотой лепниной. Огромные хрустальные фонтаны люстр рассыпались мириадами брызг. В целом зал казался Кейт волшебным, мистическим, а лучше сказать, нереальным. Для Аласдера это, может быть, и было привычным, но не для нее. Кейт не терпелось дождаться ужина. Чем скорее она сможет поговорить с Аласдером, тем скорее успокоится ее душа. Аласдер снова присоединился к ней, когда танец закончился. Лакеи широко распахнули двери бального зала, чтобы публика могла пройти в соседний зал — обеденный. Кейт хотела было намекнуть партнеру, что самое время уединиться, но тут к нему подошел джентльмен с каким-то вопросом, затем другой вопрос, третий… Удовлетворив наконец свое любопытство, джентльмен удалился, но на смену ему тут же, словно из-под земли, вырос другой, не менее, как оказалось, назойливый.

25
{"b":"18213","o":1}